Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Роберт СИЛВЕРБЕРГ - ВОЛШЕБНИЦА АЗОНДЫ

Скачать Роберт СИЛВЕРБЕРГ - ВОЛШЕБНИЦА АЗОНДЫ

 


                            Роберт СИЛВЕРБЕРГ

                            ВОЛШЕБНИЦА АЗОНДЫ

 


                                    1

     Это случилось на второй день пребывания Барсака  на  Глаурусе,  когда
впервые после приземления у него выдалась свободная минута.  До  этого  он
был занят всякими текущими, связанными с  приземлением,  делами,  в  число
которых входили и взятки чиновникам космопорта, и обхаживание инспекторов,
и прочистка сопел ракетных двигателей. Однако на второй день  высохший  от
старости капитан Джаспелл собрал всех членов экипажа "Дивэйна" и  объявил,
что все они до отправления могут воспользоваться пятидневным отпуском.
     Такое разрешение  обрадовало  Барсака,  высокого,  поджарого,  хорошо
сложенного   мужчину,   главной   отличительной   чертой   которого   были
расходящиеся веером из уголков его рта шрамы от порезов,  характерные  для
кровавых ритуалов планеты Луаспар.  Сам  же  он  был  землянином  тридцати
девяти лет, из которых двадцать лет посвятил космическим  полетам,  причем
последние восемь в качестве второго  механика  по  подготовке  топлива  на
борту звездолета "Дивэйн" под  главенством  капитана  Джаспелла.  Когда  в
салоне собралась вся команда, чтобы выслушать напутствие капитана,  Барсак
встал и спросил:
     - Капитан, место палубного ремонтника все еще вакантно?
     Джаспелл кивнул. Этому совершенно высохшему землянину  было  сто  три
года, но ум его оставался острым, а выдержка - железной.
     - Вам известно, что это так.
     - Вы намерены заполнить  эту  вакансию  во  время  нашей  стоянки  на
Глаурусе?
     - Да.
     - Я прошу  вас  подождать  один  день  с  публикацией  объявления  об
имеющейся вакансии. Я знаю одного человека на Глаурусе,  который  как  раз
такой, какой вам нужен. Его имя Зигмунн. Он - луаспарец  и  мой  побратим,
капитан.
     - Приведите его ко мне сегодня или завтра, - сказал Джаспелл. - Ждать
больше я не могу и стану искать замену. У него есть опыт?
     - Могу поклясться.
     - Посмотрим, Барсак. Приведите его сюда.
     Через час Барсак уже  вылез  из  подземки,  связывавшей  космопорт  с
городом, и очутился в самом  центре  Мильярда,  самого  старого  и  самого
крупного города планеты Глаурус. Население его  составляло  двадцать  один
миллион и родом было по самой меньшей мере с полутора сотен планет. Вокруг
Барсака на древней улице толкались костлявые  голубые  карлики  и  толстые
бледные патриархи с Домрана. Из несметного множества лавчонок  и  харчевен
шли запахи вина и недожаренного  мяса,  свежеиспеченного  хлеба  и  гнилой
капусты.
     В своем последнем письме Зигмунн сообщал,  что  живет  он  теперь  на
улице Слез, в центральной жилой зоне Мильярда. Барсак  остановился,  чтобы
спросить дорогу, перед сморщенным стариком-продавцом стимулирующих трубок.
Учтиво отклонив его  предложение,  несмотря  на  немалую  скидку,  сделать
покупку, он продолжил свой путь к цели.
     Прошло десять лет с тех пор, когда  он  в  последний  раз  виделся  с
Зигмунном, хотя ему всегда казалось, что встречались они  совсем  недавно.
Луаспарец был подвижным, остроумным парнем,  и  его  находчивость  служила
прекрасным дополнением сдержанной огромной силе Барсака. Они сошлись сразу
же после того, когда вместе покидали планету  Вуоррлег  более  десяти  лет
тому назад. Корабль, на борту  которого  они  были,  сделал  остановку  на
Луаспаре, планете, откуда Зигмунн был родом. Здесь Барсака приняли в  доме
родственников Зигмунна,  и  там  же  они  оба  прошли  мучительный  ритуал
кровного  породнения,  скрепив  свою  дружбу  навеки  глубокими   шрамами,
обрамляющими их губы.
     Затем они покинули Луаспар и  продолжали  служить  вместе,  но  годом
позже, когда корабль совершил остановку на некоторое  время  на  Глаурусе,
они потеряли друг друга после шумного скандала, случившегося  в  одном  из
кабаков.  На  корабль  Барсак  вернулся  один,  без  своего  побратима.  В
следующем космопорту Барсака уже дожидалось письмо  от  Зигмунна,  где  он
жаловался на то, что, очутившись на мели, никак не может заполучить  место
на каком-нибудь стартующем с Глауруса корабле, и ждет не дождется  случая,
чтобы удрать с этой не очень-то гостеприимной планеты.
     Случилось так, что вскоре после этого  Барсак  перевелся  на  корабль
Джаспелла "Дивэйн" и написал об этом луаспарцу. Зигмунн  ответил,  что  он
все еще на мели, но страстно надеется снова оказаться в космосе.
     С тех пор прошло восемь лет, письма  луаспарца  стали  приходить  все
реже и реже, как знак того, что он все еще был без работы.  А  вот  совсем
недавно Барсак узнал, что по пути к дальнему краю Галактики  его  "Дивэйн"
совершит посадку на Глаурусе. Затем до него дошло, что на Глаурусе  экипаж
"Дивэйна" должен пополниться еще одним  членом,  и  это  очень  обрадовало
Барсака, так как он сразу же подумал о  том,  что  вряд  ли  предоставится
лучшая возможность воссоединиться со своим побратимом после  столь  долгой
разлуки.
     Увидев наконец табличку с блеклой надписью "Улица Слез", Барсак  стал
приглядываться к номерам домов, стремясь среди обступивших его обшарпанных
старинных зданий отыскать восемьдесят первый.
     Неподалеку он обнаружил тридцать шестой, после чего перешел на другую
сторону узкой улицы, источавшей зловоние  от  не  убиравшегося,  наверное,
целые столетия, мусора, и последовал дальше по растрескавшейся и  покрытой
выбоинами мостовой. Движущийся тротуар  уже  давно  не  функционировал  на
улице Слез, его скрытые  под  землей  механизмы,  наверное,  проржавели  и
рассыпались сотни  лет  тому  назад,  и  обитатели  улицы  просто  собрали
металлическую обшивку и продали на металлолом, обнажив бетон, который  был
под нею. Высокие дома громоздились один на другой, загораживая  золотистый
свет солнца Глауруса.
     Шестьдесят  девятый,  семьдесят  первый,  семьдесят  третий.   Барсак
пересек еще одну улицу и выругался. Неужели Зигмунн прожил в этих трущобах
целых восемь лет!
     Семьдесят седьмой, семьдесят девятый.
     Наконец, восемьдесят первый.
     На улице было людно. Обитали здесь и инопланетяне всевозможного вида,
и развязные уроженцы Глауруса, и даже небольшое число весьма  своеобразных
существ, лица которых были полностью закрыты  серебряными  отполированными
до  блеска,  отражающими  масками  с   прорезями   для   глаз.   Последние
торжественно  вышагивали  в  гордом   одиночестве,   а   другие   прохожие
почтительно расступались перед ними. Барсак внимательно осмотрел возникшее
перед ним здание под номером восемьдесят один.
     Оно  было  старым  и  обшарпанным,  фактически  представляя  из  себя
однообразное  тускло-коричневое  нагромождение   кирпичей.   Указатель   в
прокопченном вестибюле, в который он вошел,  гласил  о  том,  что  Зигмунн
проживает на третьем этаже, в комнате  32-А.  Поскольку  не  было  никаких
признаков существования лифта, Барсаку пришлось воспользоваться  скрипучей
лестницей.
     Он постучался в дверь комнаты 32-А, но  затем  заметил,  что  поперек
двери установлен массивный стальной засов с висячим замком. И на засове, и
на замке был изрядный слой пыли, свидетельствовавший о том, что  их  давно
уже не сдвигали с места.
     Барсак повернулся и постучал  в  дверь  комнаты  33-А,  а  когда  она
открылась, довольно робко спросил:
     - Я разыскиваю Зигмунна с планеты Луаспар.
     Перед ним стояла маленькая, похожая на гномика, старуха,  открывшийся
в замешательстве рот которой обнажил полное отсутствие зубов. На ней  была
покрытая пятнами плесени  пелерина,  бывшая,  вероятно,  криком  моды  лет
семьдесят-восемьдесят тому назад на какой-нибудь другой планете.
     - Кого?
     - Зигмунна с планеты Луаспар. Человека, который проживал в соседней с
вашей комнате. Очень худой  мужчина  моего  роста,  с  бронзовой  кожей  и
шрамами вокруг губ. Шрамами такими, как у меня.
     - А-а. Его. Он выехал. Две, три, может быть четыре  недели  назад.  С
тех пор он не возвращался. Не хотите ли заглянуть ко мне на  чашечку  чая?
Молодой человек, такой как вы, обычно ощущает сильную жажду.
     - Нет, благодарю вас. Три или четыре недели тому назад?  Он  говорил,
куда он собирается?
     Она визгливо рассмеялась.
     - Только не мне. Но меня не проведешь. Для него, со всеми  этими  его
пьянками и женщинами, с этими бесконечными скандалами и поножовщиной, есть
только одно место, куда мог бы он отправиться, не догадываетесь?
     - Понятия не имею. Куда же?
     Снова раздался смешок, который больше приличествовал бы девушке, а не
беззубой старухе.
     - Вы что, сами не понимаете? Я же не имею  права  говорить.  В  самом
деле. Что я - себе враг?
     - Так куда же? -  снова  потребовал,  на  этот  раз  громко,  Барсак.
Казалось, от его голоса поднялась пыль с темных стен коридора.
     - Я на самом деле...
     Неожиданно  распахнулась  дверь  комнаты  34-А,  и  свирепый  на  вид
уроженец планеты Дларохрен высунул наружу голову и отрывисто пролаял:
     - Что это за шум? А ну назад, в свою комнату, живое  ископаемое!  Кто
вы? Чего вы хотите?
     - Я разыскиваю Зигмунна с планеты Луаспар, - упрямо повторил  Барсак,
как только старуха  захлопнула  дверь  своей  комнаты  и  задвинула  засов
изнутри. - Это мой друг. Мне очень нужно его найти.
     - Луаспарца здесь нет уже несколько недель.
     - То же самое сказала мне старая дама. Я бы  хотел  узнать,  куда  он
уехал.
     - Неужели вы сами не догадываетесь?
     - Я работаю в космосе и не был на  Глаурусе  лет  девять-десять.  Мне
почти ничего неизвестно об этой планете.
     - Как мне кажется, сами разберетесь. И если  вы  на  самом  деле  его
друг, то я не желаю с вами разговаривать. Спуститесь в бар. Там вы найдете
некоторых из его друзей. Они вам скажут, где он.
     Дверь громко захлопнулась.
     Еще какие-то несколько секунд  Барсак  молча  глядел  на  облупленные
дверные филенки, затем побрел прочь, недоумевая, что все это  значит,  что
такого натворил Зигмунн и куда подевался.  Вопрос  возникал  за  вопросом.
Будущие осложнения нисколько не смущали Барсака.
     Бар размещался на первом этаже, это  была  темная  трущоба  с  низким
потолком, насквозь провонявшая прокисшим пивом. Барсак заглянул  внутрь  -
там сидели пять-шесть завсегдатаев,  тяжело  навалившись  всей  грудью  на
грубые дощатые столы, а  бармен-землянин  откровенно  скучал  у  стойки  в
ожидании клиентов. Барсак с подчеркнутой развязностью направился  прямо  к
нему и, швырнув на тусклую поверхность стойки один галакт, заказал  рюмку.
Бармен лениво ее наполнил, расплескав добрую половину. Барсак улыбнулся  и
залпом ее опрокинул.
     - Еще одну, - произнес он. - Только на этот раз полную до  краев,  не
то я перегрызу вам глотку.
     Он положил еще одну монету рядом с первой. Бармен молча налил  вторую
рюмку, на этот раз до самого ободка. Барсак снова осушил ее одним глотком,
затем наклонился вперед  и,  глядя  прямо  в  безучастные  глаза  бармена,
произнес тихо:
     - Я разыскиваю одного человека, по имени Зигмунн, уроженца  Луаспара.
Вам известно что-нибудь, где он может находиться?
     Бармен хмуро ткнул рукой в сторону фигуры, привалившейся к столику  в
дальнем конце помещения.
     - Спросите у нее.
     - Спасибо, - сказал Барсак. - Спрошу.
     Он пересек бар и подошел к столику девушки; подтянул к  себе  стул  и
сел прямо напротив нее. Она бросила на него взгляд, в котором не было даже
простого любопытства. Она всего лишь посмотрела на него потому, что он был
напротив, и оставалась совершенно безразличной.
     - Купи мне выпить, - бросила она равнодушно.
     - Позже. Сперва я хочу переговорить с тобой.
     - Я ни с  кем  не  разговариваю.  Купи  мне  выпить.  А  если  хочешь
позабавиться, то моя комната на четвертом этаже. Если же просто ты  хочешь
меня узнать, то не утруждай себя. Номер  не  пройдет.  Люди  получше  тебя
пробовали.
     Он оглядел ее как бы со стороны. Ей было лет  восемнадцать,  от  силы
двадцать, и была она либо с Земли, либо дочерью  землян.  Желто-соломенные
волосы в  беспорядке  были  разбросаны  по  ее  плечам,  полинялый,  тесно
облегающий свитер выпукло оттенял стройность ее фигуры.  В  одежде  на  ее
груди были выполнены по последней моде прорези, обнажающие  соски.  Шея  и
лицо ее были какими-то темными, но Барсак не мог  разобраться:  то  ли  от
загара,  то  ли  просто  от  грязи.  Глаза  же  никак  не   были   глазами
восемнадцатилетней девушки. На вид им было больше, чем глазам  женщины,  с
которой он встретился наверху.
     - Ну что ж, давай-таки сначала выпьем, - согласился Барсак и  показал
два растопыренных пальца наблюдавшему за ним бармену.
     На этот раз он свое пойло медленно процеживал сквозь зубы, девушка же
выпила залпом, но после этого нисколько не оживилась.
     - Меня зовут Барсак, - осторожно начал  он.  -  Слыхала  когда-нибудь
раньше это имя?
     - Нет. А с чего бы вдруг?
     - Мне подумалось, что  мой  друг  мог  когда-нибудь  при  случае  его
упомянуть. Друг по имени Зигмунн.
     - А что вы знаете о Зигмунне? -  голос  ее  оставался  все  таким  же
ровным и безразличным. Слова, казалось, исходили из зубов, а не из груди.
     - Я его побратим. Видите шрамы вокруг губ у меня? Такие же шрамы есть
у Зигмунна.
     - Были. Теперь у Зигмунна вообще нет лица.
     Барсак вцепился руками в шершавые доски стола.
     - Что вы хотите этим сказать?
     В первый раз девушка улыбнулась.
     - Вы хотите, чтобы я вам рассказала? В самом деле?
     - Я хочу узнать, где Зигмунн.
     - То, что он сейчас уже не на Глаурусе, так это точно. У  меня  снова
жажда.
     - Выпьешь, когда расскажешь, где он. Если он не на Глаурусе, так  где
же?
     - На Азонде.
     Барсак едва не поперхнулся от  удивления.  Азонда  была  одиннадцатой
планетой системы, к которой принадлежал Глаурус. Немного порывшись в своей
памяти, Барсак припомнил, что планета лишена атмосферы  и  что  она  столь
далека от своего солнца, что по существу на ней нет и  света  -  холодный,
мертвый мир. В голову еще закралась мысль о том, что девушка, должно быть,
пьяная или грохнулась!
     - На Азонде?
     Она кивнула.
     - Он отправился туда три недели тому назад. В последний  вечер  перед
его отъездом мы с ним устроили небольшой  кутеж.  А  затем  он  уехал.  На
Азонду.
     Нахмурившись, Барсак спросил напрямик:
     - А что, во имя космоса, делать ему на Азонде?
     Она как-то странно посмотрела на Барсака.
     - Вы именно это имеете в виду? Без  всяких  там  задних  мыслей?  Это
абсолютно честно? Нет. Вы  хотите  подразнить,  а  потом  подловить  меня.
Дудки, попробуйте-ка только подразнить меня.
     Глаза ее, оживившиеся на какое-то мгновение, снова потускнели,  плечи
опустились.
     Барсак схватил девушку за руку.
     - Здесь, на Глаурусе, я чужестранец. Я абсолютно ничего  не  знаю  об
Азонде. И я хочу разыскать Зигмунна. Для него появилось место среди членов
моего корабля, если он, разумеется, захочет его занять. Через пять дней мы
трогаемся в направлении звезд дальнего свода Галактики. Скажите  мне:  что
он делает на Азонде? Или это все какой-то нелепый розыгрыш?
     - Вы явились сюда, - спокойно произнесла девушка, - с  опозданием  на
три  недели  со  своим  местом  на  корабле  для  него.  Забудьте  о  нем.
Возвращайтесь к себе на корабль и прекратите всякие поиски.
     Он больно сдавил ей руку.
     - Так вы скажете, где он?
     Она побледнела, и он несколько ослабил хватку.
     - Еще одну рюмку, - взмолилась девушка.
     Барсак пожал плечами и заказал для нее выпивку. Она быстро опрокинула
и эту рюмку и начала не спеша:
     - Азонда - центр культа Волшебницы. Три  недели  тому  назад  Зигмунн
присоединился к приверженцам этого культа. Меня  также  приглашали,  но  я
отвергла это предложение, поскольку еще не настолько низко  пала...  Пока.
Он же, деваться некуда, присоединился. И сейчас он как раз на Азонде,  где
проходят  обряд  посвящения.  И  поклонения  Волшебнице.  Мне  не  хочется
говорить обо всем этом здесь, в баре.  Если  вам  хочется  узнать  больше,
давайте поднимемся ко мне в комнату.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1168 сек.