Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Религия

Татьяна Горичева. - Об обновленчестве, экуменизме и "политграмотности" верующих

Скачать Татьяна Горичева. - Об обновленчестве, экуменизме и "политграмотности" верующих

     НЕСКОЛЬКО СЛОВ ОБ АВТОРЕ

     Имя  и труды Татьяны Михайловны Горячевой) замечательного,
глубоко верующего православного человека, гораздо известнее  на
Западе,  чем  в  России.  Так  судил  Господь,  чтобы ее талант
христианского  писателя,  философа  и   общественного   деятеля
наиболее ярко раскрылся и послужил людям вдали от Родины.
     Если  попытаться охарактеризовать жизнь Татьяны Михайловны
в последние два десятилетия, на  ум  вдруг  приходят  необычные
слова   --   "православное   миссионерство".   Да,  да,  именно
православное миссионерство на Западе, как парадоксально это  не
звучит,  Благовестие, построенное в соответствии с православной
духовной традицией,
     Не правда ли, сама постановка вопроса  о  проповедничестве
русского  человека  на  Западе  многих  может  удивить,  ведь о
взаимоотношениях с западным миром у нас обычно принято думать и
говорить в двух смыслах:  либо  Россия  --  духовная  падчерица
Запада,  неудачный  слепок  с западной цивилизации, либо она --
беззащитная жертва западной духовной  агрессии,  мишень  тайных
интриг,   направленных   на   разрушение   всего   русского   и
православного.
     Жизненный путь Татьяны Михайловны начисто опровергает  эти
представления. На Западе люди тоже нуждаются в пище духовной, и
нуждаются ничуть не менее, а даже более, чем в России, а потому
Православие способно стать спасительной соломинкой, ухватившись
за  которую,  можно "остаться на плаву" в том безбрежном океане
неверия,   страстей   и   цинизма,   в   который    превратился
"цивилизованный" мир.
     В  своем  развитии миссия Горичевой совершенно непохожа на
те  сценарии,  по  которым  в   России   действуют   самозваные
протестантские  проповедники.  Главное  в ней -- ненарочитость,
ненадуманность   всего   сделанного    и    сказанного.    Даже
обстоятельства  появления  Татьяны Горичевой на Западе были для
нее совершенно неожиданными: в 1980 г. вместе в  двумя  другими
активными  участницами  "Христианского  женского  движения" она
была  выслана  из  СССР  и  прибыла  в  Вену.  Протест   против
коммунистической  системы  в то время вообще был делом опасным,
протест   же   христианский   --.   вдвойне.   Члены   движения
подвергались  постоянным  преследованиям, неоднократно сидели в
тюрьмах,  помещались  в  психушки.   Но,   несмотря   на   это,
деятельность  не  прекращалась  и была по-настоящему отчаянной:
демонстрации  в  защиту  политзаключенных,   против   войны   в
Афганистане,  религиозные  собрания и православный детский сад,
нелегальные журналы: "37" -- журнал  христианской  культуры,  и
"Мария"--женский  православный журнал. Тиражи этих изданий были
почти полностью конфискованы КГБ, однако  отдельные  экземпляры
все  же попали за рубеж, из-за чего имя Татьяны Горичевой стало
известным на Западе.
     Первым сильным потрясением на "свободном" Западе стало для
нее вопиющее  безразличие  общества  к  христианскому  призыву.
Политическая   цензура,   тяготевшая  над  свободной  мыслью  в
Советском Союзе, не шла ни в какое сравнение  с  той  негласной
духовной  цензурой  Запада,  которая  не пропускала на страницы
печати и телевизионные  экраны  никаких  религиозных  заявлений
"русской  диссидентки",  ограничивая  все  одной  политикой. Но
одновременно с этим произошло и другое: встречаясь  со  многими
людьми,  Татьяна  Горичева  убедилась  в том, насколько велик в
среде западных христиан интерес к русской  духовности.  Поэтому
ее  общественная  деятельность  началась  как бы сама собой, по
долгу сострадания  к  людям,  которых  довелось  повстречать  и
полюбить душой.
     И  вот  чудо  Божие!  Лекции Татьяны Михайловны об истории
духовной культуры России  и  православном  мировоззрении  нашли
своих  благодарных  слушателей  и  их популярность стала быстро
расти, хотя для такого успеха, казалось  бы,  не  было  никаких
видимых  предпосылок:  ни шумной рекламной поддержки, ни мощных
финансовых вливаний.  Постепенно  вокруг  нее  сложилось  целое
общественное  движение,  так  называемый  "секретариат  Татьяны
Горичевой", с началом реформ в СССР поставивший  своей  задачей
укрепление  духовных  связей  с  православными  и  оказание  им
помощи.
     Ныне Татьяна Михайловна Горичева -- автор более  10  книг,
переведенных  примерно  на 30 европейских и азиатских языков. В
последнее время она живет в  России,  считая  необходимым  быть
вместе  со  своей  страной  и  своим  народом, продолжает вести
широкую общественную работу,  выступает  в  средствах  массовой
информации.
     При   подготовке   настоящего   текста  были  использованы
фрагменты публичных выступлений Татьяны Михайловны в  России  в
марте-апреле    1997    г.,    а    также    интервью,   данные
Санкт-Петербургскому православному издательству "Сатисъ" в  мае
и августе 1997 г.

 ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

     Диалог,  случайно  услышанный  на  одном  из  православных
собраний: МОСКВИЧ (обращаясь к своему собеседнику,  приехавшему
из провинциального города N):
     А у вас в N кто из духовенства относится к консервативному
крылу?   ПРОВИНЦИАЛ   (в   раздумии,  с  некоторой  робостью  и
смущением): -- К консервативному крылу? Не совсем понимаю,  что
Вы имеете в виду?
     МОСКВИЧ (с назидательностью в голосе):
     Ну,  это  такие  батюшки,  которые вместе защищают чистоту
традиции, борются против нововведений  в  богослужении,  против
экуменизма...
     ПРОВИНЦИАЛ (слегка оправившись от конфуза): -- А нет у нас
никаких  крыльев.  И  экуменизма  тоже  нет.  У  нас  в N народ
простой: кто-то с кем-то дружит, кто-то --  нет,  а  вот  чтобы
создавать крылья и бороться...

     ОБ ОБНОВЛЕНЧЕСТВЕ, ЭКУМЕНИЗМЕ И "ПОЛИТГРАМОТНОСТИ" ВЕРУЮЩИХ

     Надо сказать, что с каждым  новым  приездом  в  РОССИЮ,  я
нахожу  все  больше  и  больше  православных людей, говорящих и
спорящих  об  экуменизме  и   обновленчестве,   С   прискорбием
замечаешь)  что  дискуссия,  бывшая  прежде  сугубо  частной  и
богословской,  из  кулуаров,  как  говорится,  "выплеснулась  в
массы".  И  хотя  пока  что  преобладают  отрицательные оценки,
все-таки нужно задуматься, как оценить этот факт, и с чем можно
связать столь очевидный прогресс либеральной церковной  идеи  в
России,   ведь   втягивание  в  спор  рядовых  верующих  нельзя
расценить  иначе,  как  ее  явный  прогресс.   Конечно,   можно
сослаться  на  трудности  времени,  на  оскудение веры, происки
католиков  и  мирового  масонства  и  т.п.   факторы,   которые
неизбежно   склоняют  чашу  весов  к  дальнейшей  секуляризации
Церкви.   Со   многими   подобными   доводами   невозможно   не
согласиться,  ибо  время  ныне действительно трудное, но все же
это не избавляет  нас  от  необходимости  здраво  анализировать
происходящее  и  видеть  в  нынешних  проблемах  не одни только
происки темных сил, но и многочисленные собственные ошибки, тем
более, что их, этих ошибок--приверженцами чистоты  православной
традиции   за   последние   годы   допущено,   увы,  более  чем
предостаточно.
     Говорить  об  этом   непросто,   Необходима   определенная
смелость  рассуждать  о  судьбах  Церкви  Божией  в мире, и еще
большая смелость предавать свое мнение широкой огласке. Но  еще
сложнее  --  видеть  и молчать, тем более, что многие события в
Русской Церкви мне, как человеку, часто бывающему и на  Западе,
и  в  России,  глубоко  понятны  в  их  тесной связи с тем, что
происходит в последние десятилетия в религиозной жизни Европы.
     Дерзаю приступить к этой теме еще и потому,  что  не  буду
касаться   высокой   церковной   политики  или  апеллировать  к
конкретным именам и фактам церковной жизни России, Скажу лишь о
том,  что  касается  меня  лично   как   рядовой   православной
христианки,  и  человека,  не  чуждого общественной и церковной
деятельности. Надеюсь, что этот обобщающий взгляд не  покажется
читателю слишком предвзятым или высокомерным - поверьте, я тоже
человек  и  отнюдь  не лишена эмоций, но те вещи, о которых мне
хотелось бы сказать в связи с сегодняшней церковной ситуацией в
России,  представляются  настолько  важными,   что   заставляют
отодвинуть  в сторону пристрастия и говорить максимально просто
и откровенно.
     Первое, что бросается в глаза при взгляде на экуменические
и реформистские споры - это вопиющая замкнутость православных в
России  на   самих   себе,   граничащая   с   самым   настоящим
провинционализмом.  Наши  внутриправославные дискуссии зачастую
происходят так, как будто всего остального мира не  существует.
Нельзя   сказать,   что   спорящие   стороны   проявляют   себя
поверхностно и некомпетентно, скорее напротив -- богословский и
исторический  аппарат,  привлекаемый  для  аргументации   своих
позиций  многими  весьма  уважаемыми  в  Церкви  людьми,  очень
серьезен, даже слишком глубок и серьезен. С богословско-научной
точки зрения это делает честь его авторам, но невозможно свести
все к одним только теоретическим дискуссиям, в которых с первых
шагов  вязнет  и   перестает   что-либо   понимать   абсолютное
большинство  верующих.  Мы  вступаем  в  споры  о  богословских
тонкостях  и   тем   самым   уже   отдаем   определенную   дань
прогрессистскому  духу.  Но  ведь экуменизм это все же не чисто
внутренняя проблема Русского Православия. Экуменическая идея  в
том  и  состоит, чтобы объединяться с кем-то извне. Так давайте
прежде рассматривать именно эти внешние практические аспекты)
     Для начала уясним, зачем объединять все на свете? Что это,
простите, за интеграционный зуд?  Чем  практически  может  быть
полезно  для православных экуменическое единство с католиками и
протестантами? Что  за  ценности  в  случае  объединения  будет
содержать  в  себе  "общая  копилка"?  Именно  с  этих вопросов
необходимо начинать любой разговор  об  экуменизме.  Только  на
первый  взгляд  может  казаться,  будто объединение всего и вся
знаменует собой некий безусловный прогресс. Да,  действительно,
в  современном секулярном мире вещи представляются именно таким
образом, но на то мы и христиане, чтобы беречь  трезвость  ума,
оценивать  все мирское с известной осторожностью, и с особенной
опаской подходить к тем  идеям,  которые  мир  силится  внушить
Церкви.
     Так  в  самом  деле,  зачем объединяться? Очевидно, затем,
чтобы создать нечто новое и лучшее --  в  данном  случае  некую
новую,  более  совершенную  Церковь,  в которой всем христианам
станет жить  лучше,  чем  раньше.  Никакого  другого  смысла  в
объединении   найти   невозможно,   Интеграция   необходима   и
положительна тогда, когда приносит благие плоды,  и  совершенно
бессмысленна, если таковых плодов не приносит или приносит их в
ущерб  чему-либо  или  кому-либо.*  (* -- это условие, пожалуй,
наиболее важное, очень  важное,  сходное  по  своему  смыслу  и
значению   со  знаменитым  гиппократовским  "не  навреди".  Оно
предостерегает   от   искушения   духовных    компромиссов    и
соглашательства.)
     Рассмотрение  экуменической проблемы еще более упрощается,
перестает быть "темой для посвященных", будучи представленным в
виде  трех  простых  тем,  которых   мы   и   будем   стараться
придерживаться далее:
     1. Кто те, с кем нам предлагают объединиться?
     2. Чем они могут с нами поделиться?
     3. Нуждаемся ли мы в том, чем с нами могут поделиться?

     Но, к сожалению, в наших дискуссиях эти вопросы чаще всего
остаются  как  бы  "за  кадром".  Весь сыр-бор происходит таким
образом,  будто  нам  предлагают  объединиться  не  с   реально
существующими  людьми,  а  с  некими  абстрактными,  чуть ли не
мифическими персонажами, о которых  только  известно,  что  они
"тоже  христиане". В России нет почти никакой информации о том,
каковы сегодня западные христианские конфессии.  Но  ведь  если
обратиться   именно   к   этой   стороне  вопроса  и  подробнее
рассмотреть события последних  десятилетий  в  церковной  жизни
Запада,   то   для   большинства  интересующихся  экуменической
проблемой  наверняка   многое   прояснится.   Откроются   очень
интересные   вещи,  которые,  я  уверена,  сегодня  убеждают  в
несостоятельности  прогрессистских  фантазий  куда  лучше,  чем
самые глубокие теоретические аргументы.
     Тот  же  подход  применим  и  к  обновленческим  спорам. В
вопросе о либеральных реформах  Русское  Православие  также  не
является  первопроходцем.  Российскими  либералами  сегодня  не
изобретается  ничего  нового,  а  только  используется   старый
протестантский  и католический реформаторский багаж. Минуло уже
несколько десятилетий  с  тех  пор,  как  христиане  на  Западе
объявили  "движение  навстречу современности" своей официальной
доктриной. Известны и горькие итоги такого решения. А потому мы
допускаем принципиальную ошибку, когда начинаем теоретизировать
то, что  хорошо  известно  из  практики.  Именно  здесь  скрыта
ахиллесова   пята  российского  обновленчества,  и  потому  нам
обязательно необходимо знать о практических  сторонах  западных
реформ,  так  сказать,  уметь  "шагать  в  ногу  со  временем".
Разумеется, это соответствие времени для нас должно иметь свой,
отличный от либерального, смысл: православному необходимо  быть
современным  прежде  всего затем, чтобы четко сознавать, чему и
как противостоять в борьбе за чистоту Православия.
 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0584 сек.