Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Роджер Желязны. - Концерт для серотонина с хором сирен

Скачать Роджер Желязны. - Концерт для серотонина с хором сирен

1
     Сидя  в заведении итальянца Вито, в самой темной из длинного  --  вдоль
всей  стены -- ряда отдельных кабинок, он  коротал время, поглощая очередную
порцию  лингвини.  Местечко,  выбранное  для   трапезы,  представлялось  ему
достаточно  укромным;  лишь  наметанный  взгляд  завсегдатая  мог  подметить
необычное  оживление  среди официантов, бьющихся об  заклад, какая по  счету
порция --  а едок уплетал уже седьмую --  станет последней. Горка на тарелке
таяла со сказочной  быстротой, столь же  споро понижался  и уровень  вина  в
оплетенной  бутыли,  и, когда в зал  ввалился широченный, словно трехдверный
шкаф, верзила,  того  и  другого  оставалось  ровно  на  донышке.  Покачивая
увесистыми гирями кулаков,  пришелец неторопливо прошелся вдоль ряда кабинок
и  остановился вплотную  к  столику,  не сводя с  едока пристального взгляда
налитых кровью глаз.
     Шкаф молча пялился  на  сидящего за  столиком, пока тот  не обратил  на
здоровяка  вопрошающий  взгляд  -- из-под  темных  напомаженных  непослушных
вихров блеснули черные зеркальные линзы.
     -- Ты, что ли, тот самый, кого я ищу? -- прорезался у шкафа сиплый бас.
     --  Вполне  может статься, --  откладывая  вилку  в  сторону, отозвался
обладатель  зеркальных  очков.  --  Если   речь  о  деньгах  и  определенных
специальных навыках.
     Верзила неожиданно расплылся в  улыбке.  Затем  поднял и уронил  правую
гирю -- угол столика с треском надломился и рухнул, увлекая за собой останки
изодранной  скатерти. Хотя обедающий и  отпрянул, тарелка с пестрыми следами
итальянской кухни полетела  ему  на одежду. Зеркальные очки  съехали  набок,
открыв свету выпуклые и ярко мерцающие фасеточные глаза.
     --  Туше!  --  объявил  он негромко,  но отчетливо, взметнув  вытянутые
пальцы ко второму гиреподобному придатку.
     -- Сукин сын! -- взревел гигант, отдернув  руку. -- Чего  жжешься, твою
мать?
     -- А чего  хулиганишь? -- парировал  собеседник. -- Благодари Бога, что
не  изжарил тебя целиком! Безобразие! Пришел, нагрубил. Зачем хороший столик
сломал?
     -- Так, значит, это не ты, что ли,  нанимаешь тузов  гребанных? В гробу
тогда я тебя видал!
     -- Нет, не я. Я решил было, что вербовщик ты -- судя по замашкам.
     -- Чтоб ты  сдох,  ублюдок  пучеглазый! Собеседник мигом вернул очки на
место.
     --  Ив самом деле,  что  за  наказание,  --  возвестил он  ядовито,  --
лицезреть такую ослиную задницу, как ты, двести шестнадцать раз кряду!
     --  Я  покажу тебе сейчас  ослиную  задницу!  -- снова заревел  гигант,
вздымая увесистый кулак.
     --  Поосторожнее! -- объявил очкастый.  Меж  его расставленных  ладоней
внезапно разразился настоящий электрический ураган.
     Верзила в ужасе отшатнулся. Очкарик расслабился и лениво опустил руки.
     -- Когда б не  соус  на  одежде,  все это могло быть даже забавным,  --
сказал он чуть погодя. -- Присаживайся, что ли. Будем ждать вместе.
     -- Забавным? Что именно?
     -- Ну, ты пока  пораскинь мозгами, поразмысли, а я схожу приведу себя в
порядок. -- Уже поднявшись, он добавил: -- Меня, кстати, зовут Кройд.
     -- Кройд Кренсон?
     -- Точно. А ты, полагаю, Дробила?
     -- Угадал. А все же что ты забавного здесь нашел?
     -- Да я имел  в  виду один старый анекдот --  про  двух парней, которые
принимают друг дружку за  кого-то еще, -- примирительно ответил Кройд. -- Не
слыхал разве?
     Дробила сдвинул на несколько мгновений  мохнатые брови, затем губы  его
сложились в неуверенную улыбку, а из пасти вырвался  сиплый отрывистый смех,
весьма схожий с собачьим кашлем.
     -- Действительно, чертовски забавно! -- выдавил он и зашелся снова.
     Продолжая  шумно  радоваться жизни, верзила рухнул на скамью. Кройд тем
временем отправился приводить в порядок  свой гардероб. Примчавшийся  на шум
официант  маленько прибрался в кабинке и принял  у Дробилы  заказ -- большой
кувшин пива. Спустя минуту в зале  появился, выйдя  из  кухни, хмурый тип  в
черном. Он постоял посреди, засунув пальцы обеих рук за пояс, меланхолически
жуя зубочистку и покачиваясь на носках, затем неторопливо приблизился.
     -- Что-то  мне фото  твое вроде  бы знакомо,  -- буркнул  он, заходя  в
кабинку по-хозяйски, без приглашения.
     --  Дробила,  --  осклабился  здоровяк,  приподняв  над столом чугунный
кулак.
     --  Крис  Мазучелли. Да,  слыхал  я  кое-что  о  тебе.  Говорят,  стены
пробиваешь этими своими кувалдами.
     --  Запросто,  твою мать! -- радостно закивал гигант.  Губы  Мазучелли,
продолжая плотно  сжимать зубочистку, сложились в  некое бесцветное  подобие
улыбки; он уселся на место Кройда.
     -- А про меня слыхал что-нибудь? -- поинтересовался итальянец.
     --  Да,  чтоб мне  с места не сойти! -- кивнул верзила.  -- Тебя  среди
своих кличут Пауком.
     -- Верно.  Думаю, прослышал и о  моих неприятностях? Из-за которых я  и
вербую особенных парней?
     -- Если тебе нужны настоящие гребанные  потрошители, то  я в самый раз,
-- заверил Дробила. -- Черепушки крошить приходилось.
     -- Звонишь красиво, -- заметил Мазучелли и сунул руку в карман. На стол
шлепнулся пухлый конверт. -- Это задаток.
     Дробила  открыл  конверт, медленно  и неуверенно  --  шевеля губами  --
пересчитал купюры. Закончив  непривычно тяжкий труд -- или же  только сделав
вид, что закончил, -- объявил:
     -- Все правильно, чтоб мне сдохнуть! А теперь?..
     --  Там, в  конверте,  адресок.  Придешь  сегодня  к  восьми,  получишь
распоряжения. Не опаздывай. Договорились?
     --  Можешь на меня положиться.  --  Дробила поднялся, схватил  со стола
кувшин с пивом, осушил в несколько глотков и звучно рыгнул.
     -- А кто тут еще был с тобой -- какой-нибудь новичок. салага?
     -- Нет, дьявол его раздери! Наш, один из лучших, -- ответил Дробила. --
Кройд Кренсон. Парень, каких лучше не  задирать,  но зато с большим чувством
юмора.
     Мазучелли вяло кивнул:
     --  Желаю приятно  провести время? Дробила  ответил энергичным  взмахом
ручищи, еще разок рыгнул на прощанье и отчалил.
     Обнаружив по возвращении из уборной на  своем месте постороннего, Кройд
промешкал лишь мгновение,  не более. Подойдя  к столику, воздел два пальца в
шутовском салюте и представился:
     -- Меня зовут Кройд. А ты, наверное, тот самый Паук, что спешно вербует
рекрутов?
     Мазучелли окинул Кроила пристальным .немигающим взглядом; его  внимание
привлекло влажное пятно на брюках.
     -- Никак  с  нами что-то случилось?  --  спросил  итальянец  бесцветным
голосом.
     -- Да нет, ничего,  просто по пути в сортир оценил прелести итальянской
кухни, -- ответил Кройд. -- Так это ты ищешь таланты или нет?
     -- А чем  особенным можешь похвастать?  Кройд дотянулся  до  абажура на
соседнем  столике и неспешно,  без суеты выкрутил  из него лампочку. Вытянул
руку  над  столом   --  лампа  засветилась,  сперва  как  бы  нехотя,  затем
ослепительно, наконец коротко вспыхнула и погасла, уже навсегда.
     --  Оп-ля!   --  прокомментировал  Кройд.  --   Немного  переборщил   с
напряжением.
     --  Такое  удовольствие  в магазине обойдется  мне в  полтора бакса, --
заметил Мазучелли. -- И  купить можно на каждом углу. Фонарик  называется --
может, слыхал?
     -- Да включи  же свое воображение! -- слегка обиделся Кройд. --  Я могу
точно так же разделаться  с  любой системой  сигнализации,  с  компьютерами,
телефонами. Стоит ли уж говорить о простых рукопожатиях? Но если это тебя не
интересует, извини -- голодная смерть пока мне не грозит.
     И он решительно поднялся с места.
     --  Да  садись  же,  садись! --  спохватился Мазучелли.  -- А  мне  еще
говорили, что у тебя потрясающее чувство юмора. Вот я и пошутил. Мне по душе
твой талант, думаю, применение ему найти -- раз плюнуть. И мне действительно
срочно нужны парни вроде тебя.
     -- Никак с нами что-то случилось?  -- поинтересовался Кройд, усаживаясь
на  скамью,  еще  недавно  занятую  Дробилой.  --  Заметив,  что  собеседник
нахмурился,  Кройд широко ухмыльнулся. --  Шутка такая,  --  пояснил  он. --
Один-один. И какая же предстоит работенка?
     -- Кренсон, -- объявил  итальянец.  --  Таково твое последнее имя.  Как
видишь, кое-что  мне  известно. Более того,  известно не так уж и мало. Моим
парням пришлось,  правда, как следует за тобой  побегать...  Шутка такая. Не
обижайся.. Знаю-знаю, ты парень крутой и обычно  справляешься с поручениями,
справляешься  неплохо.  Но  прежде  чем  перейти  непосредственно   к  делу,
поговорим малость о другом. Разумеешь, о чем я?
     -- Пока не очень, -- ответил Кройд, -- но ушки держу на макушке.
     -- Тебе что-нибудь заказать на время беседы?
     -- Съел бы еще порцию  лингвини,  -- сказал Кройд, -- ну, и чтоб запить
-- бутылочку кьянти.
     Мазучелли махнул рукой, щелкнул пальцами. Мгновенно подскочил официант.
     -- Linguini, e una bottiglia, -- сказал Мазучелли. -- Chianti. Официант
исчез.  Итальянец  потер ладони одна о  дру гую, слегка  похрустев при  этом
тонкими пальцами.
     -- Тот парень, что недавно свалил отсюда... -- произнес он с ленцой. --
Дробила...
     -- Да-да? -- вставил Кройд заинтересованно, дабы заполнить затянувшуюся
паузу.
     -- Из него может получиться неплохой боец, -- завершил мысль итальянец.
     -- Полагаю, да, -- кивнул Кройд.
     -- Что  же до  тебя... сдается,  ты обладаешь навыками поинтереснее  --
помимо  талантов,  коими  обязан  вирусу.  Думаю, ты  уровнем повыше Дробилы
будешь. Ты ведь, если не ошибаюсь, со стариной Бентли водился?
     Кройд кивнул снова:
     -- Бентли был первым  моим наставником. Я знавал его еще псом. А  ты ив
самом деле осведомлен обо мне лучше всех прочих.
     Мазучелли выплюнул зубочистку и хлебнул пивка.
     -- Это и есть мой бизнес, -- небрежно обронил он после паузы. -- Знать.
Потому-то и не хочу посылать тебя простым бойцом.
     Вернулся официант с заказом, поставил  перед Кройдом дымящуюся тарелку,
чистый  бокал  и  откупорил кьянти. завершив  хлопоты,  скрылся в  одной  из
соседних кабинок. Кройд немедленно навалился на  еду -- с аппетитом, который
Мазучелли с легкой брезгливостью определил как из ряда вон выходящий.
     После непродолжительного перерыва Кройд поинтересовался:
     -- Так чем же все-таки предстоит заняться?
     -- Кое-чем... чуть более деликатным -- если подойдешь для этого.
     --  Деликатным? Я прямо-таки создан для  деликатных дел, -- похвастался
Кройд.
     Мазучелли выставил перед собой палец.
     -- Первое, -- сказал он. -- Одна из тех вещей, которые следует уяснить,
прежде чем перейти к дальнейшему...
     Заметив,  что тарелка визави почти  опустела,  Мазучелли  спохватился и
снова щелкнул пальцами. Почти мгновенно возник официант с новой порцией.
     --  Что же  это  за вещь?  -- спросил Кройд, отодвигая от  себя  пустую
тарелку одновременно с появлением следующей.
     Мазучелли подался вперед и отеческим жестом накрыл ладонь Кроила.
     -- Мне известны твои проблемы, -- сказал он.
     -- Что ты имеешь в виду?
     -- Слыхал, что порою ты слетаешь с катушек, -- Мазучелли понизил голос,
-- ускоряешься, что ли, и тогда начинаешь  крушить налево  и направо, все  и
всех подряд.  Впадаешь в такое бешенство, что  не  можешь  затормозить, пока
полностью не выпустишь пар или пока кто-нибудь из друзей-тузов не уймет тебя
на время из жалости.
     Отложив вилку в сторону, Кройд залпом осушил стакан.
     --  Твоя  правда,  --  уныло  признал  он.  --  Но  мне  не  доставляет
удовольствия обсуждать это. Мазучелли пожал плечами.
     --  У  каждого  есть  право  время  от  времени  повеселиться  на  свой
собственный манер, --  констатировал он.  -- Лишь бы не в ущерб делу. Я ведь
не из праздного любопытства задел  тебя за живое. Как бы такое не стряслось,
когда будешь занят моими делами.
     -- Такое мое  состояние вовсе не прихоть, не  развлечение  и не дамский
каприз, -- пояснил Кройд.  -- Мне и  самому оно не слишком-то в масть. Кроме
одного  вреда,  никакой  пользы.  Но  ничего   не  попишешь  --  само  собой
накатывает. Впрочем, только лишь после слишком затянувшегося бодрствования.
     -- Ага, а сейчас ты еще далеко от такой точки?
     -- Довольно близко, -- отрезал Кройд. -- Но пока можешь не волноваться.
     -- Если я все же найму тебя, то предпочел бы и вовсе не беспокоиться. И
хоть   мне  не  совсем  удобно  задавать   тебе  вопросы  касательно   твоей
пригодности,  хотелось  бы  прояснить еще  один  небольшой нюанс:  когда  ты
слетишь  с катушек  в очередной раз, достанет  ли тебе  самоконтроля,  чтобы
забыть, на кого работаешь?  И  если да, то сможешь ли отправиться кой- куда,
чтобы сровнять с  землей одно злачное  местечко -- как бы без всякой со мной
связи?
     Кройд изучал собеседника долгое мгновение, затем не торопливо кивнул.
     -- Кажется, въезжаю, -- сказал он. -- Если этого  потребует моя работа,
справлюсь, разумеется. Никаких проблем.
     -- Ну,  раз  мы  друг  друга поняли, я  тебя  беру.  Как  видишь,  тебе
поручается  не черепушки крошить, тут задача  потоньше. Посложнее всяких там
краж со взломом.
     --  Мне приходилось участвовать в самых разных дедах,  -- сказал Кройд.
-- Частенько  попадались деликатные. А  некоторые -- так на  поверку и вовсе
легальными оказались.
     Оба дружно заулыбались.
     -- Хорошо  бы  и  в моем  обойтись без лишнего  шума  и  треска, а если
удастся -- и без  насилия, -- добавил Мазучелли. -- Как  я уже говорил,  мой
товар чистый  --  информация,  важные сведения.  И  с  твоей помощью  я тоже
надеюсь разжиться некоторыми новыми данными. Лучше всего, чтобы о попытке их
раздобыть никто и не узнал. С другой стороны, если все же придется кого-либо
малость пощекотать, колебаться не надо -- результат того стоит.
     -- Общую схему я уже просек. Теперь бы поконкретнее: что узнать и где?
     Мазучелли издал короткий нервический смешок и резко ушел в себя.
     -- Похоже, что в нашем городе  затеяла бизнес... еще одна компания,  --
мрачно  процедил он  после продолжительной паузы. -- Понимаешь,  что я  хочу
этим сказать?
     --  Конечно!  --  откликнулся  Кройд. --  Известное  дело:  сразу  двум
бакалейным лавочкам в одном жилом блоке делать нечего.
     -- Совершенно справедливое замечание, -- кивнул Мазучелли.
     -- Так  мы набираем  команду, чтобы продолжить  еостязание в  следующей
весовой категории?
     -- Да, резюмировать ты умеешь! Но пока,  как я говорил, нужна одна лишь
информация о конкурентах. И заплатить за нее я готов очень даже недурно.
     Кройд, кивнул:
     -- Сделаю все, что в моих силах. Нет  ли каких-то особых обстоятельств,
пожеланий?
     Мазучелли снова подался вперед и тихо, едва шевеля губами, процедил;
     -- Нужно имя. Имя хозяина. Хочу знать, кто дергает за нитки.
     -- Имя  босса? Уж не хочешь ли ты  сказать, что он еще не удостоил тебя
посылки с дохлой  рыбой, завернутой в чьи- нибудь кальсоны? А  я-то полагал,
что с вашими обычаями знаком!
     Итальянец зябко повел плечами:
     -- Этикета эти парни не соблюдают. Кучка грязных чужаков, не иначе.
     --  С  нашей стороны  уже делались какие-то ходы, или  ситуация пока на
нуле?
     -- Ты будешь  первопроходцем.  Я решил, что так лучше.  Получишь список
мест,  которые  вроде бы у  них  под контролем.  А также имена  двух парней,
которые, похоже, уже успели на них поработать.
     -- А почему вы не взяли одного из них в оборот и не спросили прямо?
     -- Эти парни весьма шустрые, вроде тебя.
     -- Понятно.
     -- Но не думаю, что твои друзья, -- тут же пояснил Мазучелли.
     -- Тузы? -- безрадостно уточнил Кройд, Итальянец молча кивнул.
     -- Разборки  с тузами обойдутся дороже,  чем с  простыми смертными,  --
заметил Кройд.
     -- О чем  речь!  -- Мазучелли  вынул из  внутреннего  кармана  еще один
пухлый конверт. Казалось,  он набит ими доверху. -- Здесь список и  задаток.
Можешь считать его десятой долей полной стоимости заказа.
     Приоткрыв  конверт,  Кройд  листанул  купюры, и на губах  его  заиграла
удовлетворенная улыбка.
     -- Где оставлять сообщения? -- поинтересовался он.
     -- У здешнего управляющего, он в постоянном контакте со мной.
     -- Как звать его?
     -- Теотокополос, короче Тео. Человек надежный.
     -- О'кей,  -- сказал Кройд. -- Ты купил меня с потрохами, со всей  моей
деликатностью -- как врожденной, так и благо приобретенной.
     -- И еще одно,  Кройд.  Когда  ты впадаешь в спячку, то ведь выходит из
нее совсем другой человек, верно?
     -- Точно так.
     -- Ну а  если такое  случится  до  завершения работы по контракту, этот
другой уклоняться не станет?
     -- Ни в коем разе -- пока в карман хоть что-то сыплется!
     --  Значит, мы  с тобой поняли друг друга. Скрепив сделку рукопожатием,
Кройд  поднялся  и,  оставляя  за  собой  снежный  шлейф  крохотных  чешуек,
осыпающихся с кожи,  направился к  выходу. Мазучелли проводил его брезгливым
взглядом  и потянулся за свежей зубочисткой. А  Кройд, оказавшись  на улице,
выудил из кармана и бросил в рот еще одну черную пилюлю.
     Наряженный  в   серые  слаксы  и  голубой  блейзер,  в  галстуке  цвета
запекшейся  крови  Кройд  посиживал  в  "Высоком  Тузе".   Завитой  и  густо
напудренный,  с ухоженными  ногтями,  он сидел  в одиночестве за  столиком у
окна, поглядывал сквозь  снежный туман на городскую иллюминацию далеко внизу
и, отхлебывая шато  д'икем из высокого бокала, ковырял  вилкой  в запеченном
лососе.  Кройд  рассеянно обдумывал  предстоящие действия и одновременно  не
забывал заигрывать с  проскакивающей мимо официанткой, Джейн Доу. Та как раз
приближалась снова  -- добрый для Кройда знак. Во всех  прежних воплощениях,
всеми прежними сердцами  --  порою  даже сдвоенными, строенными,  но  всегда
расстроенными от неразделенной любви -- Кройд всецело принадлежал ей.  Вот и
сейчас, собравшись с духом и полагаясь на случай, как на лучшего помощника в
делах сердечных, он вытянул руку и коснулся ее нежного плечика.
     Раздался треск электрического  разряда, Джейн с тихим "ах!" застыла как
вкопанная и потерла обожженное место.
     На симпатичном личике читались все признаки детского огорчения.
     -- Прости меня... -- начал Кройд.
     -- Ничего страшного, ведь ты не виноват  -- это всего лишь  статическое
электричество, -- ответила девушка.
     -- Может быть, -- не стал спорить Кройд. -- Я просто хотел сказать, что
мы  знакомы,  я  тебя  давно  знаю,  хотя  ты  узнать меня  в  нынешнем моем
воплощении вряд ли сможешь. Я Кройд Кренсон. Когда  мы виделись в прошлом, я
всегда мечтал познакомиться  с тобой  поближе --  сесть  где-нибудь рядышком
хоть на  минуту  и  спокойно  поболтать.  Но  до  сих  пор все  как-  то  не
складывалось.
     --  А ведь неплохой подходец!  --  объявила девушка,  смахивая с бровей
влагу. -- Надо же, представиться тузом, которого никто не опознает. Бьюсь об
заклад, твоему примеру последуют и другие.
     -- Могут, пожалуй, -- улыбнулся Кройд, разводя руки пошире,  -- но если
найдется с полминутки свободных, смогу доказать, что я -- это я.
     -- Что? Что ты собираешься делать?
     --  Хочу ионизировать воздух, наполнить  его в твою честь  анионами, --
сказал  Кройд, зажигая  меж ладоней бледный фейерверк. -- Освежить,  сделать
таким, как перед грозой. Лишь слабый намек на то, что я способен устроить на
самом деле...
     --  Прекрати немедленно! -- воскликнула девушка, отступая  в панике. --
Заметить же могут...
     Лицо  и ладони Кройда взмокли от напряжения, волосы прилипли к  потному
лбу.
     -- Ну, прошу тебя, -- умоляла Джейн.
     --  Пусть  катятся  к  дьяволу!  -- заметил  Кройд.  --  Давай  устроим
настоящую маленькую грозу. -- Молнии заплясали между его пальцами,  и  Кройд
нервно захихикал.
     На них уже стали обращать внимание.
     -- Ну, хватит, ну, пожалуйста, -- снова взмолилась девушка.
     -- А присядешь на минутку?
     -- О'кей!
     Джейн уселась напротив. Утирая  насухо лицо и шею, Кройд извел  не одну
салфетку.
     --  Извини за  укольчик.  Моя вина,  должен  признаться, --  сказал  он
наконец. -- Следует  осторожнее  обращаться  с  электричеством,  когда рядом
некто по имени Кувшинка или Водяная Лилия.
     Девушка мило улыбнулась.
     --  Твои  очки запотели.  --  Джейн  порывисто  нагнулась  над столом и
сдернула их с переносицы Кройда. -- Позволь, я протру...
     -- Влажная прелесть,  явленная сразу двести шестнадцать раз. Что  может
быть  прекраснее?   --   прокомментировал   Кройд  ее  немигающий  взгляд  и
приоткрытые губки.  -- Вирус, как  обычно, не  поскупился в отдельных  своих
проявлениях.
     -- Ты действительно видишь меня такое множество раз?
     Он кивнул:
     --  Приметы джокеров проявляются порой  в моих метаморфозах. Надеюсь, я
тебя этим не напугал?
     -- Да что ты, это просто удивительно! -- сказала девушка
     -- Ты весьма любезна. Но все же верни мои очки.
     -- Секундочку. Она тщательно протерла линзы краешком скатерти.
     -- Спасибо. --  Кройд снова  водрузил очки  на нос.  --  Заказать  тебе
выпивку?  Или  поесть?  Проси все,  что  душе  угодно  -- хоть  натасканного
болотного спаниеля!
     --  Я ведь  на службе,  -- ответила  она.  -- Спасибо. Извини  Может, в
другой раз?
     -- Ничего-ничего.  Я и  сам сейчас  при  деле. Однако, если  не шутишь,
оставлю адресок и пару телефонов. Меня таи может и не оказаться, но весточку
на автоответчике я тебе оставлю.
     -- Договорились.
     Кройд быстро нацарапал  карандашом  несколько строк в  блокноте, вырвал
страничку и протянул девушке.
     -- А что у тебя за работа сейчас? -- поинтересовалась та.
     --  Весьма деликатного свойства, --  ответил Кройд.  --  Расследование,
связанное с клановыми разборками.
     -- Правда?  Слыхала я, что ты столь же чокнутый, как и честный. Похоже,
люди порой правду говорят.
     -- Ну, не совсем так, -- улыбнулся Кройд. -- Словом,  дай о себе знать.
Возьмем напрокат классную тачку и устроим забег в ширину.
     Она поднялась с загадочной улыбкой:
     -- Может, и позвоню.
     Кройд поспешно извлек из кармана конверт, отложил в сторону пачку купюр
и расправил на столе клочок бумаги.
     -- Пока не убежала -- имя Джеймс Спектор ни о чем;
     тебе не говорит?
     Девушка враз побледнела. А  Кройд между тем обнаружил, что  снова успел
покрыться липкой влагой.
     -- Что я сказал такого особенного?
     -- Ты не шутишь? И вправду не знаешь?
     -- Не знаю. И не шучу.
     -- Но ты же знаком с фольклором тузов, знаешь поговорки.
     -- Далеко не все.
     -- Кто  в  потемках встретит Рыжего,  счастлив  будет, коли выживет, --
продекламировала  девушка. -- Из гранаты  вынь чеку при подходе к Живчику...
Эта последняя как раз о нем. Джеймс Спектор по кличке Живчик.
     -- Никогда не слыхал, -- признался  Кройд -- Кстати, а про  меня ничего
такого не знаешь?
     -- Сходу не припомнить.
     -- Ну, давай, будь паинькой. Мне жутко интересно.
     -- Ладно уж. Только в рот засунь пирог -- хлоп! -- и Дремлин  на порог,
-- медленно выговорила Джейн. -- Если он слетел с катушек, не спасет и сотня
пушек.
     -- Не слабо!
     -- А если я позвоню, когда ты как раз в таком состоянии...
     -- В таком состоянии на твой звонок я и ответить не сумею, не волнуйся.
     -- Принесу-ка  я тебе  еще пару чистых  салфеток. Захвати  с  собой, --
предложила девушка. -- И прости, если испортила тебе вечер.
     -- Ерунда.  Тебе кто-нибудь уже говорил,  как ты очарова тельна,  когда
истекаешь влагой?
     Джейн взглянула на него исподлобья.
     -- Пожалуй, принесу тебе еще  и вяленой рыбки,  --  процедила она после
недолгой паузы.
     Кройд потянулся за прощальным поцелуем, но схлопотал звонкую оплеуху.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0787 сек.