Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Патрик Зюскинд. - Голубь

Скачать Патрик Зюскинд. - Голубь

    Патрик Зюскинд.
    Голубь


 Patrick Su:skind "Die Taube".
 по изд. Зюскинд, Патрик. Избранное: Пер. с нем. -- К. :
 Фирма "Фита", 1995. -- 448 с.
 Перевод с немецкого Н. Кушнира
 OCR, Spellcheck: Сергей Рабин


 Когда произошла эта история с  голубем,  перевернувшая  вверх  дном  его
однообразную жизнь, Джонатану Ноэлю было уже за пятьдесят.  Он,  оглядываясь
назад на абсолютно бессобытийные двадцать лет своей жизни, не мог себе  даже
представить, что с ним вообще может произойти что-либо  существенное,  разве
что только смерть. И это более чем устраивало его. Ибо не хотел  он  никаких
событий и ненавидел те из них,  которые  нарушали  внутреннее  равновесие  и
ломали внешний уклад жизни.
 К счастью, большинство из событий такого рода  были  в  далеком  прошлом
серых лет его детства и юности, он предпочитал не вспоминать о тех временах,
а если приходилось, то это вызывало глубоко неприятные ощущения: о том, хотя
бы, летнем дне июля 1942 года в Шарантоне, когда он  возвращался  с  рыбалки
домой -- в тот день после длительной жары была гроза, а затем шел дождь,  по
дороге домой он снял обувь,  вышагивал  голыми  ногами  по  теплому  мокрому
асфальту, шлепал по воде, неописуемое удовольствие... -- итак, он  пришел  с
рыбалки домой и забежал на кухню, ожидая увидеть у плиты мать. Но матери там
не было, был только ее фартук, который висел на спинке стула.  Отец  сказал,
что мать уехала, что ей пришлось уехать надолго. Ее  забрали,  так  говорили
соседи, вначале она была доставлена в Велодром д'Ивер, а затем переведена  в
лагерь под Дранси, из которого отправляют на восток, а оттуда уже  никто  не
возвращается. Джонатан не понимал, что же произошло, но происшедшее повергло
его в полное замешательство, а  потом,  пару  дней  спустя,  исчез  и  отец.
Джонатан и его младшая сестренка внезапно оказались в поезде, идущем на  юг.
Ночью совершенно незнакомые мужчины вели их  через  луга,  затем  тащили  по
перелеску, снова сажали в поезд, идущий на юг, далеко, непредставимо далеко,
и дядя, которого они до этого еще ни разу не видели, встретил их в Кавайоне,
отвез на свой крестьянский двор вблизи селения Пюже в долине Дюранс и прятал
их там до конца войны. Затем они начали работать на овощном поле.
 В начале пятидесятых -- а Джонатан как раз начал находить удовольствие в
существовании сельскохозяйственного рабочего  --  дядя  потребовал  от  него
записаться на военную службу, и Джонатан послушно заключил контракт  на  три
года. В течение первого года единственное, чем он занимался, было привыкание
к весомым неприятностям казарменной жизни в  окружении  всякого  сброда.  На
втором году службы его отправили в Индокитай. Ну а  большую  часть  третьего
года своей службы Джонатан провел в лазарете с огнестрельным ранением в ногу
и амебной дизентерией. Когда весной 1954 года он вернулся в Пюже, сестры там
уже не было, все считали,  что  она  уехала  в  Канаду.  На  этот  раз  дядя
потребовал, чтобы Джонатан немедленно связал себя узами брака, и  ни  с  кем
иным, а с девушкой по  имени  Мари  Бакуш  из  соседнего  местечка  Лори.  И
Джонатан, который эту девушку еще ни  разу  не  видел,  послушно  согласился
сделать то, что велели, он пошел на это  даже  с  охотой,  ибо,  имея  самое
туманное представление о браке, он лелеял надежду найти в нем  то  состояние
монотонного покоя и отсутствия событий, которого он единственно  жаждал.  Но
уже через четыре месяца Мари родила мальчика  и  той  же  осенью  сбежала  с
тунисским торговцем овощами из Марселя.
 Из всех этих  перипетий  Джонатан  Ноэль  сделал  вывод,  что  на  людей
положиться нельзя и что жить можно только тогда, когда ни с кем не сходишься
близко. А поскольку он, помимо прочего,  стал  еще  и  посмешищем  для  всей
деревни, -- его беспокоил, впрочем, не сам факт насмешек, а внимание  людей,
-- то это вынудило его первый раз  в  своей  жизни  принять  самостоятельное
решение: он пошел в банк "Креди  Агриколь",  снял  свои  сбережения,  уложил
чемодан и отправился в Париж.
 Там ему дважды крупно повезло. Он нашел работу охранника в  одном  банке
на Рю де Севр и ему  удалось  найти  жилище,  так  называемую  "комнату  для
прислуги" на шестом этаже одного из домов на Рю де ля Планш. К комнате можно
было пройти через внутренний двор, узкую  лестницу  хозяйственного  входа  и
неширокий, слабо освещенный одним окном коридор. Пара дюжин комнат с  серыми
пронумерованными дверями выходила в этот коридор,  в  самом  конце  коридора
была дверь с номером 24, это и была комната Джонатана.  Три  метра  сорок  в
длину, два метра двадцать в ширину и два метра пятьдесят в  высоту,  комната
располагала кроватью, столом, стулом, лампочкой и крючком для  одежды,  этим
комфорт и ограничивался. Лишь в шестидесятых  электропроводка  была  усилена
таким образом, что можно было подключать электроплитку и электрокамин,  была
проведена вода и комнату оснастили отдельным умывальником и бойлером.  А  до
того все жильцы чердачного этажа,  если  они  не  пользовались  запрещенными
спиртовками, ели всухомятку, спали в холодных комнатах, стирали свои  носки,
мыли пару своих тарелок и себя самих холодной водой в единственной  раковине
в коридоре, как раз рядом с дверью в общий туалет. Но Джонатану все  это  не
мешало. Он искал не удобств, он стремился к надежному  убежищу,  которое  бы
принадлежало ему и  только  ему,  которое  защитило  бы  его  от  неприятных
неожиданностей жизни и из которого его  уже  никто  и  никогда  не  смог  бы
прогнать. И, войдя в первый раз в комнату под номером 24, он сразу же понял:
это то, к чему он, собственно говоря, всегда стремился, и здесь ему  суждено
остаться. (Точно так, как это будто бы происходит  с  некоторыми  мужчинами,
которые влюбляются с первого взгляда,  когда  они  мгновенно  осознают,  что
женщина, которую они видят впервые, есть женщина всей жизни, и они  обладают
ею и остаются с ней до конца своих дней).
 Джонатан Ноэль снимал эту комнату за пять тысяч старых франков в  месяц,
каждое утро ходил оттуда на  близлежащую  Рю  де  Севр  на  работу,  вечером
возвращался с хлебом, колбасой, яблоками и сыром, ел, спал и был счастлив. В
воскресенье он вообще не выходил из своей комнаты, а делал уборку и застилал
свою кровать свежими простынями. Так он и жил в покое и согласии из  года  в
год, десятилетие за десятилетием.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1124 сек.