Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Щербинин Дмитрий - ПАРЯЩИЙ.

Скачать Щербинин Дмитрий - ПАРЯЩИЙ.

   Щербинин Дмитрий
   ПАРЯЩИЙ.

                                                                   Посвящаю Лене Г...

                                                                                Мне странно так порой бывает:
                                                                               Но знаю - встретимся с тобой,
                                                                              Не зря во снах ведь дух летает,
                                                                             Не зря, - обвенчан он с грозой...

   Ваня от рождения, по характеру своему был тихим,  застенчивым  мальчиком.
Воспитание свое он получил в основном от бабушки, которая сидела с ним  дома
(или же на прогулки выводила), в то время как родители его были  на  работе.
Уж бабушка души в своем внучке не чаяла, лелеяла его, и она одна  знала  его
тайну - Ванечка умел летать. Собственно - это бабушка и сделала  из  Ваниных
полетов тайну.
   Так и много после, вспоминал он, как в пятилетнем возрасте, он с бабушкой
стоял у окна; был как раз день  первого  сентября,  и  там,  по  улице,  под
окнами, беспрерывно протекал живой, человеческий поток. Нарядно  одетые  (но
ни в какое сравнение не идущие с нарядами златистыми и  багровыми  солнечных
деревьев), текли и текли  они  беспрерывной,  украшенной  еще  и  сорванными
мертвыми цветами рекою. Ванечка не  понимал  этого  беспрерывного  движенья,
даже и чуждо оно ему было, но смотрел он на него, как зачарованный.  Бабушка
стояла рядом с ним, облокотясь на подоконник.
   - Что же это, бабушка, куда же они все идут? - в недоумении спросил Ваня.
   Бабушка объяснила, что идут они в школу; объяснила и то, чему их в  школе
будут учить, а потом добавила (только потом понял Ваню ту горечь, которая  в
ее словах прозвучала):
   - Вот и ты также, через два года пойдешь...
   Она то уж представляла, как  так  же  вот  будет  стоять,  облокотясь  на
подоконник, в такой же день, через два года, но  уже  одна,  а  любимого  ею
внучка понесет этот чуждый и ему и ей поток. И куда он его унесет,  и  зачем
жизнь так устроена, что  обязательно  человека  должно  разлучать  с  родным
гнездом?..
   - Бабушка, бабушка, так я же полететь могу! - воскликнул тогда Ванечка. -
...Мне не хочется среди них идти  -  там  так  тесно.  Вот  как  два  годика
пройдет, раскрою я это окошечко, да и полечу над ними в школу!
   Тогда бабушка положила свою широкую, теплую ладонь ему на голову, и тихо,
но с каким-то таким глубоким,  наставительном,  навсегда  ему  запомнившимся
чувством проговорила:
   - Ванечка, миленький, ты запомни, ты навсегда запомни - даже и когда меня
не станет - ты все одно  помни:  нельзя  этого  дара  людям  показывать.  Ты
живешь, ты просто и счастливо сейчас живешь, а как  узнают,  что  ты  летать
умеешь, так и окружат тебя, так  и  шагу  свободно  не  дадут  сделать,  вот
такой-то толпою страшной и окружат...
   - Бабушка, так я улечу от них! Вот ручками взмахну и улечу!..
   Ванечка, как и много раз прежде при бабушке,  взмахнул  своими  руками  и
легко поднялся в воздух; вылетел в коридор, потом  вернулся  в  кухоньку,  и
сделал по ней несколько кругов - задел стоявшую на полке кастрюлю, и  она  с
грохотом повалилась на пол. Бабушка подняла кастрюлю и произнесла  ласковым,
печальным голосом:
   - Ну все, хватит пока... (она опасалась, что ее летающего  внучка  смогут
увидеть из окна соседнего дома) ...не дадут они тебе улететь,  миленький;  в
клетку посадят...
   И такой у нее стал печальный голос,  что  и  на  глаза  Вани  навернулись
слезы, и он взял бабушку за руку, и,  глядя  прямо  в  эти  плачущие  глаза,
прошептал:
   - Не плачь, не плачь, бабушка!.. А вот  давай  улетим  от  них  всех.  Да
ничего, что ты такая большая, я тебя унесу! Мне же так легко летать!..
   И тогда взгляд Вани стал таким прекрасным,  мечтательным,  выразительным;
он поднялся к тем облакам, которые проплывали над  городом,  над  землею,  и
молвил:
   - Вот к тем облакам. Ведь там же, на их вершинах, такая прекрасная  земля
- рай называется. Вот там и заживем мы, бабушка, счастливо; и  там  я  смогу
летать сколько угодно, ведь это же так здорово, так здорово! Бабушка,  ну  -
можно я еще полетаю?..
   - Ах, да раньше то я тоже так думала: вот стоит до облачка подняться, там
и будет рай. А теперь уж знаю - много выше райская то земля.
   - Так и выше полечу, бабушка - ведь я же совсем не  устою,  когда  летаю,
даже наоборот  -  лучше  мне  становится.  Вот  и  поднимемся  мы,  бабушка,
много-много выше облаков.
   Тогда по морщинистой щеке бабушки покатилась слеза, она молвила:
   - Не добраться до рая на твоих  крылышках,  маленький.  Там  совсем  иные
крылья нужны. А ты, все-таки, помни, что я тебе про людей сказала...
   - Бабушка! - с нежным чувством воскликнул  Ваня,  и,  плача,  обнял,  эту
большую, ласковую руку, стал  целовать  ее,  зашептал.  -  Но  облака  такие
красивые! Смотри, смотри -  еще  красивее,  чем  деревья  -  вот  и  хочется
подлететь к ним. Что там, бабушка, ты знаешь?
   - Там только ветер холодный, внучек. Застудит он  тебя;  никогда  ты  так
высоко не поднимайся.
   - Ах, бабушка, так может ветер холодный только рай  стережет;  вот  стоит
пролететь через него, и...





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0962 сек.