Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Даниил Гранин. - Неизвестный человек

Скачать Даниил Гранин. - Неизвестный человек

     ...И  тут  вдруг он  перестал  слышать, что говорит Усанков.  Басовитый
раскатистый  голос отдалился,  неразличимо вошел в звук  работающего мотора.
Произошло  это, когда  они  свернули  на  Фонтанку,  въехали  в белую  ночь.
Оказывается, в  городе уже  наступили белые ночи.  Между  гранитными стенами
набережных покоилась сияющая полоса  воды, она  была светлее, чем небо. Вода
была серебряно-гладкой, неподвижной, от нее  шел свет. На набережных никого.
Теплынь. Все замерло, только на мостах бесшумно перемигивались светофоры.
     Зелень в этом  году  распустилась рано. Лета еще  не  было,  а было  то
счастливое  время,  когда все согревается  -  дома,  реки, земля; когда  все
очистилось, отмылось от зимы и приготовилось...
     Как всегда, в  пору белых  ночей  Сергей  Игнатьевич испытывал душевную
сумятицу, так бывало и в молодости, и сейчас,  - тоска  оттого, что вот  еще
одна  прекрасная  весна уходит,  и  печаль  и  восторг  от этого негаснущего
высокого  неба, когда свет льется не поймешь откуда,  легкий,  белесый.  Все
украшения,  выступы  на фасадах  проступают четко и без теней. Каждая мелочь
как будто  специально высвечена. Красота  эта не могла быть просто так,  она
должна была чему-то соответствовать  в жизни Сергея  Игнатьевича  Ильина, но
ничего  в  этой  жизни  не   происходило.  Жизнь  его  размеренно  катилась,
подрагивая на  стыках  лет, и  давно уже  пропускала мимо  ушей эти  неясные
призывы. В студенческие годы он, не  будучи в силах заснуть, долго бродил по
светлым  набережным,  выходил  на  Фонтанку,  на  Неву,  встречал  таких  же
одиноких,  растревоженных  белыми ночами прохожих. Ждал,  что с  ним  что-то
произойдет. Кого-то  он встретит, кто-то обратится к нему, что-то не поймет,
или откроется что-то поразительное. Ничего такого не произошло, и теперь уже
ясно, что ничего не произойдет. Ему еще не было пятидесяти, когда-то молодое
студенческое время выглядело смешным,  теперь же  -  милым, романтичным. Все
годы оно отдалялось, стиралось из памяти и  лишь  теперь остановилось,  даже
стало приближаться. "Признак старости", - подумал Сергей Игнатьевич и поехал
медленнее,  чтобы Усанков  тоже  мог полюбоваться белой ночью.  Усанков  был
московский начальник и приятель Сергея Игнатьевича.
     Только что  они увлеченно обсуждали,  как лучше  употребить  материалы,
полученные  сегодня  Усанковым  от  бывшей  жены  их   шефа.  С  мстительной
памятливостью она  сообщила, какие он брал  подарки, что преподносил другим,
какие ковры, шкатулки, отрезы; не  стеснялся брать деньгами. Глухие  толки о
Ф.~Ф.~Клячко ходили давно, прежде всего он славился своим невежеством. Дошел
до  замминистра  под  девизом: "А зачем мне это  нужно?"  Ничего  нового  не
пускал, из-за него КБ Ильина год за  годом  латало старую технологию, кидало
мелочевку, верняк. Его  терпеть не могли,  и  боялись,  и поносили заглазно.
Единственным,  кто решился  на  борьбу с ним,  был  Усанков.  Действовал  он
скрытно,  со   всеми  предосторожностями,   поскольку  Клячко  был  хитер  и
безжалостен.  И  вот  подвалило,  повезло.  Усанков  не  мог  успокоиться  -
прохвост, лицемер, ловчило,  хапуга,  жулик...  Немалый  свой набор  Усанков
обогатил  еще   словарем   бывшей  супруги   шефа,  которая  дала  подробные
определения  его   мужским  качествам,  а  также  гигиеническим   сведениям,
накопленным за годы совместной жизни.
     - Копаться  в  этой грязи противно, -  признавался  Усанков. -  Но ведь
иначе  не  достанешь  Клячко.  А здесь его  ахиллесова  пята,  здесь мы  его
ухватим.
     Сергей Игнатьевич  кивал, говорил  "надо  так надо", "ну  и  ну, кто бы
подумал,  вот ведь подонок", но все это машинально, как машинально следил за
дорогой,  переключая  скорости.  Чувства же его были  заняты  этими светлыми
пустынными улицами. Ему хотелось  остановиться,  побыть в тишине,  услышать,
как течет вода...  Вместо этого  он должен был  вникать в  борьбу, затеянную
Усанковым, быть на его стороне, сочувствовать ему.
     Окна верхних  этажей слепо блестели.  Нигде  не горел  свет. Женщина  в
платке стояла на одном из балконов и смотрела в небо.
     Вдруг  он  подумал,  что  с  тех пор  как  ему  осточертело  спорить  с
министерством и он махнул рукой  на свою работу, перестал читать литературу,
его  все  чаще  отмечали  премиями,   репутация  его   как   исполнительного
руководителя    поднялась,   уже   год   как   его   назначили   начальником
конструкторского бюро.  Получалось, что наверху довольны  его  безразличием.
Карьера безразличных - он усмехнулся и сказал:
     - А вот это Шереметевский дворец.
     - Да, да, замечательно, - подтвердил Усанков с некоторым недовольством.
- Помнишь, как наш сопроматик говорил: у нас теперь будут не белые  ночи,  а
черные дни! Так и я...
     На  площади  у цирка неба стало больше. Стенки  голубых  фургонов  были
разрисованы пумами, тиграми.
     -  Ты что, меня не  слушаешь? Имей  в  виду,  я на тебя ссылаюсь,  тебя
вызовут.
     -  Я  что,  я  пожалуйста,  -  сказал  Сергей  Игнатьевич.   Получилось
равнодушно, и он горячо добавил: - Ты молодец, давно пора кончать с ним.
     Машина выехала на аллею  к Михайловскому  замку. Впереди тускло чернела
огромная  фигура  бронзового  Петра.  Постамент  растворился, исчез  на фоне
серого камня дворца, и всадник шествовал в воздухе, а за ним двигался словно
бы  строй, плотная масса  полков,  и  тоже над  землей. Призрачное освещение
создавало этот  эффект или что-то  другое,  Ильин сбавил газ... Когда-то,  в
школе, у них преподавал историю Тим Тимыч,  он возил их  сюда; этот памятник
Петру нравился ему больше Медного всадника, он показывал барельеф, где рядом
с Петром изображен  Алексашка Меншиков, единственный ему почет,  рассказывал
происхождение надписи, про отношения Павла с матушкой своей, Екатериной... У
Тим  Тимыча  история  состояла  из  неразгаданных  происшествий,  заговоров,
похищений. Вчерашний фаворит куда-то исчезал, разумный проект вдруг рушился,
секретные бумаги пропадали...





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0693 сек.