Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Документальные

Вирджиния Вулф. - Эссе

Скачать Вирджиния Вулф. - Эссе

       ""ДЖЕЙН ЭЙР" И "ГРОЗОВОЙ ПЕРЕВАЛ""

   Из ста лет, прошедших с рождения Шарлотты Бронте, сама она,  окруженная
теперь  легендами,  поклонением  и  литературными  трудами,  прожила  лишь
тридцать девять. Странно подумать, что эти легенды были бы  совсем  иными,
проживи она нормальный человеческий срок. Она  могла  бы,  как  многие  ее
знаменитые современники, мелькать на авансцене  столичной  жизни,  служить
объектом бесчисленных карикатур и анекдотов, написать  десятки  романов  и
даже мемуары, и память людей старшего поколения сохранила бы  ее  для  нас
недоступной и залитой лучами ослепительной славы. Она могла разбогатеть  и
благоденствовать. Но случилось не так. Вспоминая  ее  сегодня,  мы  должны
иметь в виду, что ей нет места в нашем мире,  и,  обратившись  мысленно  к
пятидесятым годам прошлого века, рисовать  себе  тихий  пасторский  домик,
затерянный среди вересковых пустошей Йоркшира. В этом домике и среди  этих
вересков, печальная  и  одинокая,  нищая  и  вдохновенная,  она  останется
навсегда.
   Условия жизни, воздействуя на ее характер, неизбежно оставили свой след
и в книгах, которые она написала. Ведь  если  подумать,  из  чего  же  еще
романисту сооружать свои произведения,  как  не  из  хрупкого,  непрочного
материала  окружающей  действительности,  который  поначалу   придает   им
достоверность, а потом рушится и загромождает постройку грудами  обломков.
Поэтому в очередной раз открывая "Джейн Эйр", поневоле опасаешься, что мир
ее фантазии окажется при новой встрече таким же устарелым, викторианским и
отжившим,  как  и  сам  пасторский  домик  посреди   вересковой   пустоши,
посещаемый сегодня любопытными и сохраняемый лишь ее верными поклонниками.
Итак, открываем "Джейн Эйр"; и уже через две страницы от наших опасений не
остается и следа.
   "Справа вид закрывали алые складки портьеры, слева же было незавешенное
стекло, защищающее, но не отгораживающее от хмурого ноябрьского дня. И  по
временам, переворачивая листы книги, я вглядывалась в этот  зимний  пейзаж
за окном. На заднем плане блекло-серой стеной стояли туманы и тучи; вблизи
по мокрой траве и  ободранным  кустам  затяжные,  заунывные  порывы  ветра
хлестали струями нескончаемого дождя".
   Здесь нет ничего менее долговечного, чем  сама  вересковая  пустошь,  и
ничего более подверженного веяниям моды, чем "затяжные, заунывные порывы".
И наш восторг не иссякает на протяжении всей книги, он не позволяет ни  на
миг  перевести  дух,  подумать,  оторвать  взгляд  от  страницы.  Мы   так
поглощены, что всякое движение в комнате кажется нам происходящим  там,  в
Йоркшире. Писательница  берет  нас  за  руку  и  ведет  по  своей  дороге,
заставляя видеть то, что видит она, и ни на  миг  не  отпуская,  не  давая
забыть о своем присутствии. К финалу талант Шарлотты Бронте, ее горячность
и негодование уже полностью овладевают нами. В пути нам попадались  разные
удивительные лица и фигуры, четкие контуры и узловатые черты, но видели мы
их ее глазами. Там, где  нет  ее,  мы  напрасно  стали  бы  искать  и  их.
Подумаешь о Рочестере, и в голову сразу приходит Джейн  Эйр.  Подумаешь  о
верещатниках - и снова Джейн Эйр. И даже  гостиная  [у  Шарлотты  и  Эмили
Бронте одинаковое чувство цвета, "...мы увидели  -  и  ах,  как  это  было
прекрасно! - роскошную  залу,  устланную  алым  ковром,  кресла  под  алой
обивкой, алые скатерти на столах, ослепительно  белый  потолок  с  золотым
бордюром, а  посредине  его  -  каскад  стеклянных  капель  на  серебряных
цепочках, переливающихся в  свете  множества  маленьких  свеч"  ("Грозовой
перевал"). "Но это была всего лишь красиво убранная гостиная  с  альковом,
оба помещения устланы белыми коврами,  на  них  словно  наброшены  пестрые
гирлянды цветов; белоснежные лепные потолки все в виноградных лозах, а под
ними контрастно  алели  диваны  и  оттоманки,  и  на  камине  из  бледного
паросского мрамора сверкали рубиновые сосуды из богемского стекла; высокие
зеркала в простенках между окнами многократно повторяли эту смесь  огня  и
снега" ("Джейн Эйр")], эти "белые ковры, на которые словно брошены пестрые
гирлянды цветов", этот "камин из бледного паросского мрамора,  уставленный
рубиновым богемским стеклом", и вся эта "смесь огня и снега", - что  такое
все это, как не Джейн Эйр? Быть во всех случаях самой Джейн Эйр не  всегда
удобно. Прежде всего это означает  постоянно  оставаться  гувернанткой,  и
притом влюбленной, в мире, где большинство людей, - не  гувернантки  и  не
влюблены. Характеры Джейн Остен, например, или Толстого в сравнении с  нею
имеют миллионы граней. Они живут, и их сложность заключается  в  том,  что
они, как во множестве зеркал, отражаются в окружающих людях. Они переходят
с места на место независимо от того, смотрят за ними в  данную  минуту  их
создатели или  нет,  и  мир,  в  котором  они  живут,  представляется  нам
самостоятельно существующим, мы даже можем, если вздумаем,  его  посетить.
Ближе к Шарлотте Бронте силой убежденности  и  узостью  взгляда,  пожалуй,
Томас Гарди. Но и тут различия  просто  огромны.  "Джуда  Незаметного"  не
читаешь на одном дыхании от начала и  до  конца;  над  ним  задумываешься,
отвлекаешься от текста и уплываешь караваном красочных фантазий,  вопросов
и предположений, о которых сами персонажи, быть  может,  и  не  помышляют.
Хотя они всего лишь простые крестьяне, мысли  об  их  судьбах  и  вопросы,
которыми задаешься, на них глядя, приобретают  грандиозные  масштабы,  так
что подчас самыми интересными характерами в романах Гарди кажутся как  раз
безымянные.  Этого  качества,  этого  импульса  любознательности  Шарлотта
Бронте лишена начисто. Она не задумывается над человеческой  судьбой;  она
даже не ведает, что тут есть над чем подумать;  вся  ее  сила,  тем  более
мощная, что область ее приложения ограничена, уходит на  утверждения  типа
"я люблю", "я ненавижу", "я страдаю".
   Писатели, сосредоточенные на себе и ограниченные собою, обладают  одним
преимуществом, которого лишены те, кто  мыслят  шире  и  больше  думают  о
человечестве. Их впечатления, заключенные в узких  границах,  компактны  и
очень личны. Все, что выходит из-под их пера,  несет  на  себе  отчетливую
печать их индивидуальности.  От  других  писателей  они  почти  ничего  не
перенимают,  а  что  все  же  позаимствуют,  навсегда  остается  инородным
вкраплением. И Гарди, и Шарлотта Бронте, создавая свой собственный  стиль,
шли  от  высокопарного,  цветистого  журнализма.  Проза  обоих,  в  целом,
неповоротлива и громоздка. Но благодаря настойчивому труду  и  несгибаемой
воле, благодаря умению всякую мысль додумать до такого  конца,  когда  она
уже сама подчиняет себе слова, они  оба  научились  писать  такой  прозой,
которая является слепком их умственной жизни и при этом обладает  какой-то
отдельной, самостоятельной живостью, силой и красотой. Шарлотта Бронте, во
всяком случае, ничем не обязана прочитанным книгам. Она так и не обучилась
профессиональной гладкости письма, умению наполнять и  поворачивать  слова
по своей воле. "Общение с обладателями сильного, четкого  и  образованного
ума, и мужчинами и женщинами,  всегда  было  для  меня  затруднительно,  -
признается она, как мог бы признаться  и  всякий  автор  передовых  статей
любого  провинциального  журнала;  но  затем,  набирая  пыл  и   скорость,
продолжает уже в своем личном ключе:  -  Покуда  мне  не  удавалось  через
наружные  постройки  общепринятой  сдержанности,  через  порог  недоверия,
прорваться к самому очагу их души". Здесь она и располагается; и неровный,
горячий свет этого очага падает на ее страницы. Иными словами, в ее книгах
нас  привлекает  не  анализ  характеров  -  характеры  у  Шарлотты  Бронте
примитивны и утрированы; не комизм - ее чувству юмора недостает тонкости и
мягкости; и не философия жизни, философия пасторской дочки; а поэтичность.
Так,  наверно,  бывает  с  каждым  писателем,   который   обладает   яркой
индивидуальностью, о котором говорят в обыденной жизни,  что,  мол,  стоит
ему только дверь открыть, и уже все обратили на него внимание. Такие  люди
ведут постоянную, первобытно-яростную войну против  общепринятого  порядка
вещей, и эта ярость  побуждает  их  к  немедленному  творчеству,  а  не  к
терпеливому  наблюдению,  и,  пренебрегая  полутонами  и  прочими  мелкими
препятствиями, проносит их высоко над обыденностью  человеческой  жизни  и
сливается со страстями, для  которых  мало  обыкновенных  слов.  Благодаря
своему пылу такие авторы становятся поэтами, если же они пишут прозой,  их
тяготят ее узкие рамки. Вот почему и Шарлотта и Эмили вынуждены то и  дело
обращаться  за  помощью  к  природе.   Им   необходимы   символы   больших
человеческих страстей, непередаваемых словами и поступками. Описанием бури
заканчивает Шарлотта свой лучший роман "Городок". "Черное, набрякшее  небо
висело низко над волнами - западный  ветер  гнал  обломки  судна,  и  тучи
принимали удивительные формы". Так она пользуется природой, чтобы выразить
душевное состояние. Однако, обращаясь к природе, ни та, ни  другая  сестра
не приглядывается к ее явлениям так внимательно, как Дороти  Вордсворт,  и
не выписывает картины с таким  тщанием,  как  лорд  Теннисон.  Они  только
ухватывают в природе то, что родственно чувствам, которые  они  испытывали
сами или приписывали своим персонажам, так что все  эти  бури,  болотистые
верещатники и прелестные  солнечные  деньки  -  не  украшения,  призванные
расцветить скучную страницу, и не демонстрация авторской наблюдательности,
они несут заряд чувства и высвечивают мысль всей книги.
   Мысль всей книги часто лежит в стороне от того, что в ней описывается и
говорится,  она   обусловлена,   главным   образом,   личными   авторскими
ассоциациями, и поэтому ее трудно ухватить. Тем более если у автора, как у
сестер Бронте, талант поэтический и смысл в его  творчестве  неотделим  от
языка, он скорее настроение, чем вывод. "Грозовой перевал" -  книга  более
трудная для понимания, чем "Джейн Эйр", потому что Эмили  -  больше  поэт,
чем Шарлотта. Шарлотта все свое красноречие,  страсть  и  богатство  стиля
употребляла  для  того,  чтобы  выразить  простые  вещи:  "Я  люблю",   "Я
ненавижу", "Я страдаю". Ее переживания, хотя и богаче наших, но  находятся
на нашем уровне. А в "Грозовом перевале" Я вообще отсутствует.  Здесь  нет
ни гувернанток, ни их нанимателей. Есть  любовь,  но  не  та  любовь,  что
связывает мужчин  и  женщин.  Вдохновение  Эмили  -  более  обобщенное.  К
творчеству ее побуждали не личные переживания и обиды.  Она  видела  перед
собой расколотый мир, хаотическую груду осколков,  и  чувствовала  в  себе
силы свести их воедино на страницах своей книги. От начала и до конца в ее
романе  ощущается  этот  титанический  замысел,  это  высокое  старание  -
наполовину бесплодное - сказать устами своих героев не  просто  "Я  люблю"
или "Я ненавижу", а - "Мы, род человеческий" и "Вы,  предвечные  силы...".
Фраза не закончена. И не  удивительно.  Гораздо  удивительнее,  что  Эмили
Бронте все-таки дала нам понять, о  чем  ее  мысль.  Эта  мысль  слышна  в
маловразумительных  речах  Кэтрин  Эрншоу:  "Если  погибнет  все,  но   он
останется, жизнь моя не прекратится; но если все другое сохранится, а  его
не будет, вся вселенная сделается мне чужой, и  мне  нечего  будет  в  ней
делать". В другой раз она прорывается над телами умерших: "Я  вижу  покой,
которого не потревожить ни земле, ни адским силам, и это  для  меня  залог
бесконечного, безоблачного будущего - вечности, в  которую  они  вступили,
где жизнь  беспредельна  в  своей  продолжительности,  любовь  -  в  своей
душевности, а радости - в своей полноте". Именно эта мысль, что  в  основе
проявлений человеческой природы лежат силы, возвышающие ее и подымающие  к
подножью величия, и ставит роман Эмили Бронте на особое, выдающееся  место
в  ряду  подобных  ему  романов.  Но  она  не  довольствовалась   лирикой,
восклицаниями, символом веры. Это все уже было в ее стихах, которым,  быть
может, суждено пережить  роман.  Однако  она  не  только  поэтесса,  но  и
романистка. И должна брать на себя задачу гораздо труднее и неблагодарнее.
Ей  приходится  признать  существование  других  живых  существ,   изучать
механику  внешних  событий,  возводить  правдоподобные  дома  и  фермы   и
записывать речь людей, отличных от нее самой. Мы возносимся  на  те  самые
высоты не посредством пышных слов, а просто когда,  слушаем,  как  девочка
поет старинные песенки, раскачиваясь в ветвях дерева; и глядим,  как  овцы
щиплют травку на болотистых  пустошах,  а  нежное  дыханье  ветра  шевелит
тростники. Нам открывается картина жизни на ферме, со всеми ее дикостями и
особенностями. И можно сравнить "Грозовой перевал" с настоящей  фермой,  а
Хитклифа - с живыми людьми. При этом думаешь,  откуда  ждать  правдивости,
понимания человеческой природы и более тонких  эмоций  в  этих  портретах,
настолько отличных от того, что мы наблюдаем  сами?  Но  уже  в  следующее
мгновение  мы  различаем  в  Хитклифе  брата,  каким   он   представляется
гениальной сестре; он, конечно, немыслимая личность, говорим мы, и, однако
же, в литературе нет более живого мужского образа. То же самое  происходит
с обеими героинями: ни одна живая  женщина  не  может  так  чувствовать  и
поступать, говорим мы. И тем не менее это самые обаятельные женские образы
в английской прозе. Эмили Бронте словно бы отбрасывает все, что мы знаем о
людях, а затем заполняет пустые  до  прозрачности  контуры  таким  могучим
дыханием жизни, что ее персонажи становятся правдоподобнее правды. Ибо она
обладает редчайшим даром. Она высвобождает жизнь  от  владычества  фактов,
двумя-тремя мазками придает лицу душу, одухотворенность, так что  уже  нет
нужды в теле, а говоря о  вересковой  пустоши,  заставляет  ветер  дуть  и
громыхать гром.

   1916

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1519 сек.