Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Алексей КОРЕПАНОВ - БЕЗ МАСКИ

Скачать Алексей КОРЕПАНОВ - БЕЗ МАСКИ

             "...Он выпустил из рук  горячий  лучемет  и  бросился  к  оплавленной
выстрелами  стене,  перепрыгивая  через  холмики  пепла,   оставшиеся   от
хранителей Черных Книг. Девушка  лежала  на  каменном  возвышении  в  углу
полутемной пещеры и  измученно  улыбалась,  глядя  на  него  полными  слез
глазами. Он разорвал  веревки,  опутывающие  ее  запястья,  и  придвинулся
губами к ее губам..."
     Я хмыкнул и поставил на  полях  знак  вопроса.  Герой  рукописи  явно
тянулся в супермены, он не только  голыми  руками  рвал  не  гнилые,  надо
думать, веревки, но еще и перемещался с  помощью  губ.  Если,  конечно,  я
правильно понял автора. Как бишь его зовут?  Я  разыскал  первую  страницу
этого шедевра. Ага, Александр  Константинов.  "Время  собирать  камни".  А
также грибы и зерновые культуры.
     Все. На сегодня хватит. Если начинаешь злиться по пустякам -  значит,
пришло время собирать бумаги и кончать работу. И, между прочим,  было  уже
без  чего-то  там  шесть.  Я  уложил   в   папку   недочитанную   рукопись
фантастической эпопеи Александра Константинова и встал. Протиснулся  между
столом Галки (у нее простудился Славик и объявления  пока  принимал  я)  и
столом Цыгульского (он умчался лепить интервью с каким-то залетным  то  ли
йогом, то ли экстрасенсом, и отвечать на телефонные  звонки,  адресованные
ему, приходилось тоже мне), итак, я протиснулся между столами,  присел  на
подоконник и выудил из печки сигарету.
     Распахнутая форточка всасывала уличную  сырость,  в  туманном  ореоле
парили над мокрым асфальтом  похожие  на  НЛО  фонари,  безнадежно  атакуя
полумрак ноябрьского вечера, прохожие брели по лужам,  прикрываясь  щитами
зонтов. Я глядел в окно и думал о том, что сроки подписки уже на излете, а
страничка фантастики готовящегося субботнего номера пока похожа  на  снега
Килиманджаро. Александру Константинову явно придется собирать свои камни в
другом месте. Не у нас. Не в нашей славной профсоюзной газете. Впрочем, на
моем столе, в толще бумажных завалов покоились целых две рукописи, которые
я еще не успел просмотреть. Но если и  они  окажутся  на  уровне  творения
собирателя камней...
     Оставалась надежда только на четверг и пятницу - и  если  надежда  не
оправдается, думал я, придется срочно затыкать дыру чьим-нибудь переводом,
который еще можно раздобыть.  Мда-а...  Я  выщелкнул  окурок  в  форточку.
Великое, сложное, удивительное дело - битва за подписчиков. Второй  год  я
применял в этой битве оружие фантастики и толк, судя по  тиражу,  все-таки
был. Не буду утверждать, что  газету  читали  только  из-за  фантастики  -
всякой интересной и полезной информации хватало, - но мой камешек все-таки
лежал в этом фундаменте.
     В конце концов, можно было залепить пробоину собственным  рассказиком
о детях, играющих  в  звездоплавателей,  но,  честно  говоря,  он  мне  не
нравился. Писал я его, в общем-то, для галочки, дабы реализовать пришедшую
в голову идею - не пропадать  же  ей,  бедняжке,  невоплощенной  -  вот  и
получилось именно для галочки.  Кто-то  из  известных  или  полуизвестных,
помнится, писал, что нет, мол, для него большего удовольствия, чем создать
в воображении завершенное  произведение,  а  потом  дать  ему  возможность
раствориться без следа. Рисовался ли тот известный или так и  поступал  на
самом деле - неведомо никому, кроме Бога, как говорил платоновский Сократ.
Итак, дети-звездоплаватели не  годились,  а  очередную  идею  я  собирался
воплощать только с утра в субботу, потому что на работе занимался работой,
а вечерами не хотелось ничего делать, а хотелось спать - вероятно,  влияла
гнусная ноябрьская сырость. Было в моей почте и кое-что другое, но все  не
то, не то...
     За стеной размеренно запищало радио ("Московское время - восемнадцать
часов"), я закрыл форточку и направился к вешалке забирать  свою  одинокую
куртку. И в это мгновение дверь распахнулась, с шорохом затрепетали бумаги
на столах, лампа дневного света под потолком несколько раз мигнула, и даже
радио за стеной, кажется, начало заикаться - потому что произошло  явление
Залужной. Залужная никогда не входила и не врывалась, и  не  влетала.  Она
именно являлась. Многое теряет тот, кто не знает  Залужную.  Я  замер,  не
дойдя до вешалки.
     - Леха, привет! - с ходу сказала Залужная. -  Автоматы,  сволочи,  не
работают, не  дозвонишься.  Вот  тебе  клевая  тема:  пришельцы,  сволочи,
явились из супергиперполя и специально портят автоматы, чтобы никто не мог
ни к кому дозвониться. Ни в милицию, ни к этим...  А  потом  порабощают  и
устраивают тут всякие штуки, знаешь, по Шопенгауэру?
     - Здравствуй...
     Это было все, что я успел вставить. Залужная почти никогда не слушала
того, кого избрала объектом словесной атаки. Напор  ее  слов  был  подобен
девятому валу с картины Айвазовского или даже цунами.
     - Я тебя два часа вызваниваю, пришлось переться  через  полгорода,  -
продолжала Залужная,  водружая  на  Галкин  стол  полупрозрачный  пакет  с
какими-то бумагами. Говорила она без запятых и прочих  знаков  препинания,
они просто не поспевали за ее стремительной речью. -  Едем  к  Наташке  на
Хутора, Сашка Назаренко сказал, что она взяла одну клевую штуку для  Гриши
на пару дней, и ты тоже посмотришь.  Какой-то  медный  или  кафельный,  не
помню. Надо кафель в ванную где-то раздобыть.
     Залужная уже сидела возле Галкиного стола, распахнув пальто,  положив
ногу на ногу, дымя "примой" и стряхивая пепел  в  корзину  с  бумагами.  И
продолжая говорить. Я не спеша натянул  куртку  и  покосился  на  бумажные
Эвересты  моего  рабочего  места.  Все-таки  нужно   бы   найти   те   две
непрочитанные рукописи  и  посмотреть  дома  после  традиционной  вечерней
яичницы и чая. А вдруг?..
     - ...представляешь? - развивала какую-то тему Залужная. -  Проступила
какая-то черная жидкость прямо сквозь линолеум, около холодильника, а  там
ведь пол бетонный, Олька перепугалась, соседа позвала, а  тот  бухой,  как
обычно, кошка лакала - и ничего...
     - Олька... - машинально пробормотал  я,  роясь  на  столе  в  поисках
рукописей. - Что за Олька?
     Ларису Залужную я воспринимал как  стихийное  бедствие.  Я  стоически
выслушивал  все  ее  бесконечные  истории  о   полуизвестных   или   вовсе
неизвестных мне Сашках, Надьках, Наташках и Валерках. Эти истории были той
самой словесной рудой, в  которой  попадался  иногда  грамм-другой  радия.
Именно Лариса натолкнула меня на идею "Музыки желаний" - по-моему,  самого
удачного моего рассказа.
     - Ты что, Леха, совсем заработался? Васильева Олька, какая же еще!  И
вообще, мы будем ворошить макулатуру или мы поедем к Наташке?
     Я,  наконец,  разыскал  рукописи,  повернулся  к  Ларисе  и   ответил
неторопливо, вдумчиво и убедительно, как и нужно было отвечать Ларисе:
     - Ты можешь ехать к Наташке, равно как к Ольке и Надьке, а я не поеду
сразу по трем причинам.  Во-первых,  я  никогда  не  слышал  о  Наташке  с
Хуторов, во-вторых, Хутора - края неблизкие, а в-третьих, нет материала  в
номер.  Почитаю  сегодня  вот  это,  -  я  помахал  свернутыми  в   трубку
рукописями, - и если там белиберда - придется где-то добывать перевод. Так
что... - Я развел руками.
     - Тебе явно нужно отдохнуть, - заявила Лариса и встала. - Я  же  тебе
объясняю, у Наташки клевая штука для Гриши, вы с  ним  договоритесь  и  он
переведет. Ну тот, медный какой-то, что ли, я же  тебе  говорила,  чем  ты
слушаешь?
     - Кто  медный?  -  переспросил  я.  К  Ларисе  все-таки  трудно  было
привыкнуть, хоть я и пытался уже не первый год. - Медный змий  в  пустыне?
Медная гора вместе с хозяйкой?
     - Чувак медный! - воскликнула Лариса, хватая свой  пакет.  -  Чу-вак,
понимаешь? Написал эту штуку Медный.  Роберт  или  Рональд,  нет,  Роджер,
веселый  Роджер!  Роджер  Медный!  Или   Чугунный.   В   общем,   какой-то
металлический. Фамилия такая.
     Я,  кажется,  наконец-то  сообразил  и  тихо  произнес,  подавшись  к
нетерпеливо постукивающей носком сапога Ларисе, боясь поверить ворвавшейся
в комнату удаче:
     - Желязны? Роджер Желязны?
     - Точно, Желязны. - Лариса рассмеялась. - А я -  Чугунный!  Будешь  с
тобой чугунным! Очугунеешь, пока до тебя дойдет.
     Да, это, кажется, была удача. Роджер Желязны. Незнакомая мне  Наташка
раздобыла для Гриши книгу знаменитого американского фантаста. Гриша спец в
английском, значит, речь, скорее всего, идет об оригинале.  И  если  Гриша
мне быстренько переведет, хотя бы отрывок - дадим  с  продолжением,  -  то
субботний номер вытащен.
     - Почему мы еще находимся здесь, а не у Наташи? - поинтересовался  я,
увлекая Залужную к двери. - По-моему, Наташа уже заждалась!


 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.059 сек.