Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Дафна Дю Морье. - Монте верита

Скачать Дафна Дю Морье. - Монте верита

     Потом  мне сказали, что  там так ничего  и  не нашли.  Ни единого следа
живых или  мертвых. Обезумевшие  от гнева, а  я полагаю,  и от  страха,  они
ворвались, наконец, в те запретные стены, которые веками обходили стороной и
которых  страшились - теперь  за ними царило только молчание.  Опустошенные,
обозлившиеся,  напуганные,  пришедшие  в  ярость при  виде  пустых  келий  и
безмолвного двора, люди долины  прибегли  к  простому  средству,  служившему
крестьянам столетиями, - огню и разрушению.
     Наверное, это всегда было их единственным ответом на непонятное. Затем,
когда гнев угас,  они,  должно быть, осознали, что так ничего  и  не  смогли
уничтожить. Тлеющие  почерневшие стены обманули их и по-прежнему возвышались
в звездных морозных рассветах.
     Конечно,  туда   посылали  поисковые   группы.  Лучшие  скалолазы,   не
испугавшиеся каменистой вершины горы, обследовали гребень с севера на юг и с
востока на запад, но ничего не нашли.
     Так окончилась эта история. Больше узнать не удалось ничего. Два жителя
деревни  помогли  мне  перенести тело  Виктора  в  долину. Его  похоронили у
подножия  Монте Вериты, и  теперь мне  кажется, что я завидовал  ему,  мирно
уснувшему там. До самой смерти он сохранил мечту.
     Меня же  призвала моя прежняя жизнь. Как раз  тогда мир вспенила Вторая
мировая война. А  теперь, когда мне почти  уже  семьдесят, у меня совсем  не
осталось иллюзий. И все же я часто думаю о  Монте Верите и размышляю, какова
же разгадка этой истории.
     На этот  счет у  меня  целых  три теории,  но ни  одна, должно быть, не
верна.
     Первая  - самая фантастическая. В ней  я  допускаю, что Виктор все-таки
оказался  прав  в  своем  убеждении,  и  обитателям  Монте  Вериты   удалось
достигнуть странного состояния бессмертия,  наделившего их особой властью. И
когда час  настал, они исчезли на небе, подобно  пророкам прошлого.  Древние
греки  верили  в своих богов, евреи -  в Илию, христиане -  в  Создателя.  В
истории  религиозных  предрассудков  и  легковерия  постоянно   существовало
убеждение, что  для  избранных возможно достижение  особой  святости и силы,
преодолевающей смерть.  Особенно  вера  в это  была  сильна  на Востоке и  в
Африке.  Ведь  только  искушенному   глазу  европейца   кажется  невозможным
исчезновение реальных вещей и человека во плоти.
     Религиозные наставники расходятся в определении различий между добром и
злом.  Что для одних чудо, другие называют черной  магией. Истинных пророков
забрасывали камнями, но так же поступали и со знахарями. То, что в одни века
клеймили, как богохульство,  в  другие признавали священным  откровением,  а
вчерашние ереси становились назавтра законом.
     Я  совсем не  философ и никогда им не был. Но одно знаю еще  с тех пор,
когда увлекался  скалолазанием: в горах мы приближаемся к  тому  Сущему, что
управляет нашей судьбой. Все великие проповеди прошлого произносили с вершин
холмов,  куда поднимались  пророки. Святые и мессии соединялись с  отцами на
облаках. И в дни,  когда я испытываю  особенно торжественное состояние духа,
мне кажется, что магическая сила снизошла на Монте Вериту той ночью и укрыла
в безопасности души ее обитателей.
     Я видел полную луну,  сияющую над горой, а в полдень - солнце. Но не об
этом  мире я размышляю. Я вспоминаю ночь, луну над  скалой, слышу песнопения
из-за  запретных  стен, вижу расщелину, выгнутую подобно  чаше  между  двумя
пиками  горы. Я  слышу смех,  в памяти встает все  та же  картина, загорелые
руки, простертые к солнцу.
     Когда я вспоминаю все это, то начинаю верить в бессмертие.
     Но,  - и  это  потому,  что  годы  моего увлечения скалолазанием далеко
позади и  очарование  горами  постепенно  проходит, как  исчезает и  навык к
восхождениям в моем стареющем теле, - я припоминаю, что в тот последний день
на Монте Верите я глядел в глаза живого, дышащего  человека, дотрагивался до
теплой кожи руки.
     Даже  слова,  которые  я  слышал   тогда,  были  совсем  человеческими:
"Пожалуйста,  не заботься  о  нас. Мы  знаем,  что  нам делать". И последнее
трагическое восклицание: "Пусть Виктор сохранит мечту!"
     Отсюда и моя вторая  теория. Я вспоминаю сумерки, загорающиеся звезды и
понимаю, какое мужество жило в этой душе, душе женщины, принявшей решение за
всех.  И  пока  я  возвращался к Виктору, а  люди  из  долины  собирались  и
готовились к нападению,  маленькое племя верующих, последние искатели Истины
проникли в расщелину между вершинами и исчезли там навсегда.
     Моя третья  теория  приходит мне в голову,  когда я  одинок, когда меня
охватывает  совсем земное  расположение духа. Часто, отобедав с приятелями и
возвратившись в  свою  квартиру в  Нью-Йорке,  я гляжу из  окна на мерцающий
фантастический мир цвета и огней, в котором нет ни нежности, ни покоя. Тогда
мне вдруг страстно  хочется умиротворения и понимания. И я убеждаю себя, что
обитатели  Монте  Вериты  давно  готовились к уходу, а  когда настало  время
решать,  выбрали   не  бессмертие,   а   мир  людей.  Тайно,  украдкой,  они
незамеченными спустились в долину, смешались с остальными и разошлись каждый
своим путем. Наблюдая  из  окна суету города, я задаю себе вопрос, не там ли
они  - на улицах и  в подземке  -  не  отыщу  ли  я в мимолетных лицах  одно
знакомое, не обрету ли ответ.
     Во время  путешествий мне иногда  начинает  казаться,  что  есть что-то
необыкновенное в  промелькнувшем прохожем, в повороте головы, выражении глаз
-  приковывающее  и  странное. Мне хочется  заговорить, вовлечь незнакомца в
беседу, но мой инстинкт будто  предостерегает меня. Минутное промедление - и
человек  исчезает навсегда.  Такое случается в поезде, в толпе на оживленной
улице,  и  на  миг  я  сознаю,  что  столкнулся  с  чем-то  большим,  чем  с
обыкновенной человеческой красотой и изяществом. Тогда мне хочется протянуть
руку и быстро, но мягко спросить: "Вы были среди тех, кого  я видел на Монте
Верите?"  Но  время  уходит,  они  пропадают,  и  я  остаюсь   один  с  моей
неподтвержденной теорией.
     По  мере того, как  я  старею  -  мне  почти уже семьдесят - память моя
становится  короче,  и история Монте Вериты  представляется туманной  и  все
более  невероятной.  И  пока память  не изменила  мне  совершенно,  я ощущаю
потребность  все  записать. Быть  может, среди читателей  найдется  такой же
любитель гор, каким когда-то был я, и даст свое объяснение этим событиям.
     Одно  только  предостережение. В Европе много гор  и  множество  из них
могут  носить  название  Монте Верита. Такие вершины  есть  в Швейцарии,  во
Франции, в Испании, в  Италии, в Тироле. Я не хочу говорить, где расположена
моя.  Сегодня,  после  двух  мировых   войн,  ни  одна  вершина  не  кажется
недостижимой. Забраться можно на любую. И не так уж это опасно, если помнить
об осторожности. Моя Монте Верита никогда не  была отгорожена от мира особой
высотой, снегом  или ледником. Даже  поздней  осенью любой уверенный в  себе
человек с твердой походкой может достигнуть по  тропинке вершины. Не обычные
опасности гонят его вниз, а благоговение и страх.
     Я не сомневаюсь, что теперь моя Монте Верита нанесена на карты вместе с
остальными.  Быть может, рядом с вершиной уже  расположен лагерь  отдыха или
даже отель  на восточных склонах, а туристы поднимаются  к двойному  пику по
канатной дороге. И  все же я надеюсь, что  не  произошло полного осквернения
этого места, что в полнолуние гора по-прежнему взирает  на небо нетронутой и
неизменной; что зимой, когда  подъем на вершину становится невозможным из-за
снега и льда, сильного ветра и проносящихся облаков, скала Монте Вериты и ее
двойной  пик, обращенный  к  солнцу, глядят  на ослепший мир в молчании  и с
состраданием.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1315 сек.