Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Саган Франсуаза. - Ангел-хранитель

Скачать Саган Франсуаза. - Ангел-хранитель

     Посвящается Жаку

     "То -- пузыри, которые рождает земля, как и вода"
     Шекспир, "Макбет", I акт, д сцена


Глава первая

     Ревущий  "Ягуар"  Пола мчался  по  прямому шоссе вдоль побережья, через
Санта-Монику,  мимо  Голливуда.  Было  тепло, даже жарко,  в  воздухе  запах
бензина  мешался с запахом ночи. Машина Пола шла на скорости 150. У него был
небрежный вид заправского гонщика, но его профиль и полуперчатки с прорезями
на суставах меня почему-то раздражали.
     Я-Дороти  Сеймур, мне сорок пять,  черты  лица  женщины,  не  обиженной
жизнью, хотя и слегка поблекшие. Сценаристка, причем достаточно известная, я
еще весьма  и весьма нравлюсь мужчинам,  впрочем, как и  они  мне. Я-одно из
ужасных исключений, позорящих  Голливуд: в  двадцать пять модная  актриса  в
интеллектуальном  фильме, через  полгода в Европе  прожигаю  гонорар с левым
художником,  в двадцать семь-в родном городе без имени и единого доллара, но
в  ожидании  нескольких долговых судебных процессов.  Мое полное  безденежье
приостановило процессы, и я стала  сценаристкой, хотя имя  знаменитой Дороти
Сеймур  уже ничего  не  говорило неблагодарной  публике. Впрочем,  это  и  к
лучшему-терпеть не могу автографы, фотографов и всевозможную шумиху.

     Итак, я та, "которая могла бы,  но... " Я унаследовала от деда-ирландца
отменное здоровье и  богатое  воображение-отсюда мои  успехи в  производстве
этой цветной целлулоидной муры, к тому же недурно оплачиваемой.
     Теперь мое имя  часто фигурирует в титрах исторических  фильмов  RKB. И
порой в ночных  кошмарах мне  мерещится  возмущенная  Клеопатра, заявляющая:
"Нет, мадам, ваш текст: "Передайте Цезарю, что он господин  моего  сердца"-я
произносить отказываюсь! "
     А  господином моего  сердца, вернее, тела, должен  был сегодня  вечером
стать Пол Бретт, -- и я уже заранее зевала.
     Впрочем, Пол  Бретт-настоящий красавец. Он представляет интересы  RKB и
других кинематографических  фирм-элегантен,  приятен  и неотразим.  То  есть
настолько,  что  Памелла  Крис  и  Луэлла  Шримп,  эти  дамочки-вамп  нашего
поколения, десять лет вгрызавшиеся в сердца  и состояния знакомых мужчин и в
собственные мундштуки,  поочередно влюбились в него, а после разрыва едва не
утонули в слезах.
     Вот такое у Пола славное прошлое.
     Но несмотря на все, этим  вечером он  был для меня просто блондинчиком.
Причем блондинчиком сорока лет. Что для меня довольно унизительно.  Но  надо
было  сдаваться-после недели,  полной цветов,  звонков, намеков и совместных
выходов в свет, женщина моих  лет просто  обязана уступить. У нас по крайней
мере так принято.
     И вот этот момент  наступил: два часа  ночи, на спидометре 150, впереди
мое скромное жилище. И пропади он пропадом, этот секс-умираю, хочу спать.
     Но я уже засыпала накануне и три дня назад и сегодня, увы,  не имела на
это права.  Иначе  понимающее "Конечно,  конечно, малышка" Пола, несомненно,
сменилось бы на "Дороти, вы можете  мне объяснить,  что  происходит?  "  Мне
остается достать из холодильника лед, откупорить бутылку шотландского виски,
радостно позвенев бокалом, протянуть его Полу и сладострастно вытянуться  на
широком диване в гостиной  в манере Поллет Годар. Пол приближается, обнимает
меня, задушевно шепчет: "Это должно было случиться, не правда ли, дорогая? "
     Ну что ж,  это должно  было  случиться.  Я тяжело  вздохнула. И тут Пол
сдавленно вскрикнул.
     В свете  фар возник какой-то чудак, ни дать ни взять-соломенное пугало,
--я видела такие на полях Франции. Он метнулся наперерез нам. Ну и реакция у
моего  блондинчика: тормоз-до  отказа, и машина-в  правом  кювете! Со  мной,
разумеется.  Несколько мгновенных вспышек-и  я  уткнулась  носом в траву,  с
зажатой в руке  сумочкой.  Забавно: обычно  я везде  ее забываю. А  тут,  за
минуту до возможной смерти...
     Я  слышу дрожащий от волнения голос Пола, зовущий меня, успокаиваюсь за
него  и   с  величайшим  облегчением  закрываю  глаза.  Полоумный,  кажется,
невредим, я --жива-здорова. Пол тоже.  Что ж, похоже, сегодня вечером, после
такой передряги, у меня будет шанс заснуть в одиночестве.
     Угасающим  голосом  я  прошептала:  "Все  в порядке, Пол"-и  уселась на
траве.
     -- Благодарение Господу! --воскликнул Пол, любивший подобные напыщенные
выражения. --Благодарение Господу,  с вами  ничего не случилось, дорогая.  А
мне показалось...
     Не  знаю,  что показалось  ему  в то мгновение, но в следующее раздался
адский грохот,  и мы, сцепившись, как безумные, отлетели метров на десять от
кювета.  Наполовину  оглохшая и ослепшая,  я  высвободилась из его объятий и
увидела, как горит "Ягуар". Он полыхал, как факел, как огромный факел.
     Пол тоже поднялся.
     -- Господи, --выпалил он, --бензин!..
     -- А там что-то еще  может взорваться? -- съязвила я. И вдруг вспомнила
о  существовании ненормального.  А что если он  сейчас горит? Я рванулась  к
дороге,  мельком отметив свои  порванные чулки. Пол-за мной.  На обочине,  в
стороне от огня, я наткнулась на неподвижное тело. Сначала я разглядела лишь
темные волосы, в свете пламени отливающие рыжим, затем легко перевернула его
и увидела лицо мужчины, похожего на ребенка.
     Нет, ей-Богу,  мне не  нравились молоденькие мальчики  (еще их в Европе
называют "котами"). Надеюсь, не  понравятся  и  впредь. Их растущий  успех у
множества  моих подруг кажется  мне странным.  Почти фрейдистским.  Юнцы,  у
которых  молоко  на губах  не  обсохло,  не должны  попадаться  в  руки дам,
попахивающих виски. Однако  это  лицо на  дороге,  такое  юное  и уже  такое
жесткое  в  своем  совершенстве,  наполнило  меня  странным   чувством:  мне
захотелось  одновременно и отвернуться  от него,  и приласкать.  При  этом я
абсолютно  лишена  материнских  комплексов.  Моя  дочь,  которую  я когда-то
обожала,  живет в  Париже, замужем,  нарожала  детей и каждое  лето  мечтает
подкинуть  их  мне как  раз в  тот момент, когда я решаю провести  месяц  на
Ривьере. Я редко путешествую одна, и только внуков мне и не хватает.
     Но  вернусь к  Льюису,  потому  что этого  мальчика с прекрасным лицом,
лежащего без сознания, звали Льюис, и я неподвижно стояла перед ним, даже не
положив руку ему на сердце, не проверив, жив он или нет. Мне это казалось не
таким  уж важным.  Непостижимое  чувство,  о  котором я  впоследствии горько
пожалею.
     --  Кто  это?  --недовольно  спросил  Пол.  Что  восхищает в  людях  из
Голливуда,  так  это  их мания  все  обо  всех  знать.  Пола  явно  огорчила
невозможность назвать по  имени паренька, которого он  чуть не задавил среди
ночи. Я отрезала:
     -- Мы не на коктейле, Пол. Как вы считаете, он не ранен?.. О, Боже!
     Возле  головы  и  рук незнакомца расползалось  темное  пятно  крови.  Я
почувствовала ее теплоту. Пол увидел кровь одновременно со мной.
     -- Я его не задел, --сказал он, --я уверен. Должно быть, при взрыве его
ранило осколком от машины.
     Пол выпрямился, говорил  спокойно и  твердо. Я начала  понимать рыдания
Луэллы Шримп: он мог быть жестким.
     --  Не  отходите, Дороти,  я  пойду позвоню.  Он торопливо направился к
темневшим поодаль силуэтам домов. Я осталась на дороге одна, стоя на коленях
возле человека,  который, возможно, умирал. Вдруг он открыл глаза, посмотрел
на меня и улыбнулся.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0983 сек.