Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Александр БУШКОВ - КОНТИНЕНТ

Скачать Александр БУШКОВ - КОНТИНЕНТ

  Всякое совпадение персонажей с реально существующими  людьми  объясняется
лишь злонамеренностью автора

1. ПО НАПРАВЛЕНИЮ К БАРОНУ СУББОТЕ

   Он кричал во сне и проснулся от этого крика, не похожего на человеческий.
   Там,  далеко,  за  невесомым  радужным  занавесом  забытья  и  боли,  был
бело-голубой вертолет, и молодой лейтенант в необмятом мундире, с  прилипшей
к губе забытой сигаретой, и потные шеи закостеневших от напряжения  пилотов,
и буро-зеленые квадраты полей - Эта Сторона. И удар, после которого все  это
пропало, но на смену не появилось ничего нового.
   Вообще ничего. Если что-то и появилось, то не принадлежало ему - оно было
чужое. Теперь чужое и свое слилось, слилось прошлое и настоящее.
   "Мне двадцать восемь лет, -  сказал  он  себе.  -  Я  -  Гай.  Олег  Гай,
писатель-фантаст,   мобилизованный   для   специального   задания    Советом
Безопасности ООН. Кажется, у меня есть полномочия, и,  поскольку  никому  не
известно, какими они должны быть, они,  как  полагается,  как  это  водится,
названы особыми. Особые полномочия. Звучит. Есть "вальтер" 9,65 и достаточно
патронов, удобная кобура желтой кожи и патронташ для обойм в тон. Убивать я,
во всяком случае, могу. Хотя двух семерок перед моим  номером  нет,  у  меня
вообще нет номера..."
   Комната  была  роскошная  -  в  прошлом.  В  настоящем  это  более  всего
напоминало  покои  обнищавшего   аристократа,   усердно   скрывавшегося   от
кредиторов где-то очень далеко отсюда. Откровенно говоря, многое разломали и
испакостили просто  так,  для  колорита,  забыв,  что  баррикады  шестьдесят
восьмого давным-давно снесены, Маркузе благопристойно умер, а Непал так и не
стал новой Меккой, остался просто Непалом.
   Зато  телевизор  работал,  и  красивая  девушка  в  экономном  купальнике
предлагала  индийский  манговый  сок,  как  и  до  Круга,  захлебываясь   от
наигранного восторга, и  это  выглядело  форменным  идиотизмом,  потому  что
передачу он смотрел внутри Круга. Кстати, индийские войска входили в  состав
обложившего Круг контингента ООН, но это ровным счетом ничего не  значило  -
они ни в чем не виноваты, эти индийцы. Никто не виноват. Может быть,  и  сам
Круг тоже.
   Гай встал с бывшей роскошной постели и подошел  к  окну.  За  окном  была
пустынная улица, по которой неторопливо вальсировали пыльные вихри.
   Посвистывал ветер, и казалось, что во всем мире теперь так: пыль и ветер,
ветер и песок, торжествуют Сахара и Гоби, злорадно посмеивается Такла-Макан,
и от озера Байкал остался засыпанный песком котлован...
   - Почему это случилось в Европе? - сказал Гай вслух.
   Кретинизм. Как  будто,  произойди  это  в  каком-нибудь  паршивом  Гаити,
осталось бы только хихикать над тонтон-макутами.
   - Но почему именно над тонтон-макутами? - вкрадчиво спросили  сзади,  где
секунду назад никого еще не было.
   Гай обернулся не спеша и без страха. Ко всем этим фокусам  Гай,  забывший
вертолет и удар, привык и оставил спокойствие в наследство Гаю Вспомнившему.
   Барон Суббота сидел в единственном  приличном  мягком  кресле  и  светски
улыбался. Одет он был классически - черная тройка,  черный  котелок,  темные
очки в массивной роговой оправе. Кожа на чисто выбритых щеках была  дряблой,
пожилой.
   - Ну, не важно, - сказал Гай. - Тонтон-макуты там, или кто, не важно.
   - Не важно, - согласился Барон Суббота.  -  Кстати,  Гай,  почему  вы  не
убегаете с визгом? Изменились бы в лице,  порадовали  старика...  Мелочь,  а
приятно.
   - Бросьте.
   - Брошу. Итак, Европа... Вас всех ужасно оскорбляет, что это случилось  в
Европе. Бедный обиженный континент... Пуп Земли. Не земли, а  именно  Земли.
Смешно, Гай, честное слово. Великие географические открытия  -  европейцы  с
умными лицами, пыжась  от  гордости,  открывают  давным-давно  известные  их
обитателям континенты и острова, дают названия  давным-давно  названному,  и
все это называется Историей. Смешно. А ведь как оскорбились бы  вы,  вздумай
индейцы высадиться где-нибудь в Португалии, перекрестить на свой лад горы  и
реки и проповедовать веру в Уицилопотчли... Только  потому,  что  вы  успели
раньше. Только потому, что у ваших предков были аркебузы, стальное оружие  и
колесные повозки, которых не  было  у  индейцев.  И  так  далее.  Столетиями
история почитала пупом Земли крохотный  материк,  который  и  континентом-то
называешь из одной вежливости...  И  в  этой  суматохе  вы  успели,  вернее,
предпочли забыть, что  порох  и  компас  изобретены  не  вами,  а  в  Африке
выплавляли железо задолго до того, как это научились делать европейцы...
   Гай молчал. Лучше было промолчать, в противном случае Барон  Суббота  мог
завести в жуткие дебри, откуда нет выхода, перестаешь верить в  то,  что  ты
сам и твой мир существуете.
   - Просто беда, что вы  уже  цивилизованны,  -  продолжал  Барон  Суббота,
безмятежно покачивая ногой. - Будь  вы  невежественнее,  могли  бы  объявить
виновниками Круга негров и евреев, перевешать их сколько удастся  и  немного
облегчить душу. Правда, Круг остался бы, на успокоение... Хотите анекдот про
молодую еврейку и программиста? Гай, вы никогда не спали с еврейками?
   Интересно, что чувствует при этом антисемит?
   - Полите прочь, - сказал Гай.
   - Но почему? Вы ведь изучаете Круг.  Вы  вспомнили,  что  должны  изучать
Круг. Так что изучайте и меня.
   - Откуда вы? Вас ведь не должно быть.
   - Ну да? - усмехнулся Барон Суббота. - Откуда вы знаете, как должно быть?
Может, как раз ВАС и нет, а? Почему вы решили, что вы - есть?
   Ходите, едите, спите с девушкой, чувствуете боль - не мало ли аргументов,
Гай? Разве вы не можете быть чьим-то сном. Что, если существует кто-то,  чьи
сны способны считать себя живыми людьми, и один из таких  снов  -  вы,  Гай?
Сон, сон, сон, кошмар, утреннее сладкое видение... Все относительно  в  этом
мире, Гай, цвета как такового не существует, для рентгеновского аппарата  не
существует вашей кожи и волос, и так далее, многое существует чисто условно,
почему же вы не можете оказаться одной из условностей?
   - Прочь, - сказал Гай хрипло.
   - Ай-ай... Шаг за шагом вы, человечество, расстаетесь  с  иллюзиями.  Нет
богов, нет рая, нет ада, нет неподвижных звезд и  плоской  Земли,  нет  трех
китов и семи Трубачей, сделайте еще один шаг, осмельтесь  сознаться,  что  и
вас нет и не было, и тогда...
   Он замолчал, и нахлынули  видения,  горячечной  пеленой  застилая  глаза,
ломая волю, растворяя мозг. Вокруг тонущего "Титаника" по усеянной  льдинами
черной воде кружили пиратские  каравеллы,  в  наполненном  молоком  бассейне
какие-то  эмансипированные  девочки  в  джинсах  топили  стонущего  вампира,
пулеметы  МГ  сами  собой  строчили  навстречу  боевым  колесницам,  то   ли
египетским, то ли персидским, и колесницы  мчались  без  седоков,  хохочущие
ландскнехты сдирали платье  с  гимназистки,  опрокинув  ее  на  зеленый  мох
ведьмина пригорка, и растопыренная ладонь скользила вниз по нежному  животу,
потом Джон Уилкс Бут прицелился, Чолгош дернул спуск, и  толстая  арбалетная
стрела пробила шею Джона Кеннеди, страшно кричала Джекки, Клинт Хилл молотил
кулаками по багажнику "линкольна", вторая стрела, уже ненужная,  звякнула  о
багажник, а третья расщепилась об асфальт, -

   Три,
   Три.
   Три стрелы.
   Раз стрела.
   Два стрела.
   Джона Лета унесла,
   - спел Владимир Высоцкий, хряпнул гитару о колено, и очень  жаль,  потому
что у всех Гамлетов дурацкая привычка  уходить  слишком  рано,  как  это  ни
больно, а самые лучшие поэмы написаны теми, кто по  причине  непоявления  на
свет никогда не писал стихов, и какого же черта вы притворяетесь прожженными
циниками, если в глубине души поголовно мечтаете о чистой девушке  и  лунных
ночах, чтобы замирало сердце? Темное это дело. Вы уверены, что папе римскому
никогда не хотелось выбить окно из рогатки, а Никите  Хрущеву  -  подразнить
обезьяну в зоопарке? Уверены? То-то и оно. Вы их только  копните,  гадов,  а
там и окажется, что Цезарь мечтал вышивать крестиком, а  Америку  по  пьянке
открыли этруски, но хитрый Колумб взял в соавторы королевскую чету и  потому
обскакал всех, мать  вашу  так  и  разэтак,  вперехлест  через  клюз,  ебона
бабушка, пять дядь и одна тетя...
   - Голова не болит? - вежливо спросил Барон Суббота.
   Гай медленно всплывал на поверхность. В голове прояснялось, ветер свистел
за окном. Только не сойти с ума, господи, сказал он  себе.  Я  -  Олег  Гай;
вертолет, насколько я помню, разбился, не долетев до расчетной точки, но как
я попал сюда?
   Ведь я почти в центре Круга? Отсюда километров сто в любую сторону. Вот и
попробуй выбраться...
   Ему было страшно. Как никогда. По другую сторону незримой черты  остались
обеспечивающие безопасность страны  и  лично  его  ядерные  ракеты,  готовый
всегда прийти на помощь уголовный розыск,  ходившие  по  расписанию  поезда,
"скорая помощь" и многое другое. И все остальное. Здравый смысл в том числе.
Иррациональное лезло из всех щелей, шипело в уши, Барон  Суббота,  злой  дух
гаитянских поверий, удобно устроился  в  единственном  приличном  кресле,  а
вчера по пыльной улице скакали кентавры, у  которых  был  торс  человека,  а
нижняя часть  -  от  барса,  и  он  все  время  боялся  ночами,  что  Данута
превратится в постели в нечто ужасное...
   - Молчите? - сказал Барон Суббота. - Эх, европейцы, европейцы.  Все-то  у
вас не как у людей. Не ждали, а оно вот пришло. Думали, в Европе без  вашего
позволения мышь не прошмыгнет, а появился Круг. Почитать вам Блока?
   Хорошо писал, паразит... Нет? Ну, я не настаиваю. Знаете, отчего на Марсе
нет жизни? Потому что, будь  она  там,  она  бы  задохнулась,  ведь  нужного
количества кислорода в атмосфере Марса нет...
   - Снова начинаете?
   -  Ага,  -  покладисто  и  невозмутимо   признался   Барон   Суббота.   -
Иррационализм - это приятно. В  рациональном  материализме  есть  что-то  от
скучного домика немецкого бюргера, а иррационализм  -  нет,  шалишь...  Вот,
например, Красные Вертолеты, в которых летают все эти  шимпанзе,  медведи  и
рыси и расстреливают людей с воздуха. Чистой воды сюрр, верно? У  зверей  не
бывает вертолетов с пулеметами. А здесь у них пулеметы есть, вот и все.
   Галиматья-то не в вертолетах, а в том, что  звери  стреляют  в  людей.  И
только. Может  быть,  когда  вы  стреляли  в  зверей,  зверям  это  казалось
иррационализмом, а теперь они выдали вам вашу долю сюрра. Так-то, Гай.
   Такали мы, такали да и  протакали,  как  гласит  русская  пословица.  Или
поговорка. И ни черта вы тут не поймете. Кстати, вы обратили внимание, что в
Круге  сексу  отведено  изрядно  места?  Намеки,  виденьица  с   эротической
подкладкой, Данута ваша... Вполне объяснимо,  кутить  так  кутить.  С  точки
зрения тюльпана, все ваши  постельные  упражнения,  предшествующие  дитю,  -
иррационализм в кубе.  Для  вас-то  это  удовольствие,  а  для  бабочки  или
настурции - бред дикий. Как же в таких условиях говорить всерьез о  контакте
с альтаирцами? Сначала договоритесь с рыбами  и  цветами  вашей  собственной
планеты. Объясните им свою жизнь. Разделайтесь со  всеми  относительностями.
Входя во Вселенную, вытирайте ноги, иначе могут в шею вытолкать...
   Он вытянул худую руку, поймал за конец свою последнюю фразу, не  успевшую
растаять в воздухе, и поиграл ею, перебирая слова, как четки.
   И исчез. Запах его дорогого французского одеколона свернулся в  комок  и,
пища, шмыгнул  под  кровать.  Сплюнув,  Гай  потащился  в  ванную,  почти  с
интересом прикидывая, что там на сей раз.
   Ничего там такого особенного сегодня не было.  Одно  паскудство.  Голубая
ванна, вчера упорно показывавшая вместо отражения Гая Тадж-Махал  и  Кремль,
теперь была полна до краев протухшей тинистой водой. Из воды  торчала  синяя
распухшая харя утопленника - в его зубах, прихваченная за  хвост,  трепетала
серебристая рыбка. Гай выжидательно взглянул.
   - Были когда-то и мы рысаками... - хмуро сказал утопленник. Рыбка упала в
воду и обрадованно ушла на глубину. Пожав плечами. Гай открыл  кран  и  стал
глотать пахнувшую хвоей холодную воду. Вот уже три дня вода пахла хвоей.
   - Сучье это дело - тонуть, - признался  утопленник  и  брезгливо  понюхал
воду. Вода воняла. - Неэстетично.  Когда  расстреливают,  там  хоть  героизм
проявить можно, а так... Вряд ли лорд Китченер тонул гордо. Никто  гордо  не
тонет, все барахтаются, пузыри пускают, никто вниз  не  хочет,  один  Мартин
Иден сумел красиво, и тот выдуманный. Красиво выглядела Джульетта, когда нож
в себя вогнала, а вот если бы ее в грязной ванне топили...
   - Русалки, - сказал Гай для поддержания разговора.
   - Шлюхи, - веско сообщил утопленник. - И каждая девочку изображает.
   Навидался. Пять раз подхватывал. Вообще не то сейчас дно. Испакостили.
   Прежде тонула чистая  публика  -  мореходы,  флибустьеры,  первопроходцы,
одним словом, а после ваших двух мировых поднаперло швали. Половина  русалок
нынче с триппером. Или на  худой  конец  с  Треппером.  У  Нептуна  трезубец
сперли. Ваши морячки с "Варяга" Тихоокеанскую Республику Дна  провозгласили,
Посейдона, как нетрудового элемента, в Северный Ледовитый выслали,  японские
водяные  в  Канск  сбежали  и  фантастику  пишут.  Спрут  какой-то  появился
тронутый, всех уверяет, что он - семнадцатилетняя балерина. До чего дошло  -
Морской Змей в эмиграцию на  Венеру  сбежал,  побоялся,  что  после  хека  с
минтаем и за него возьмутся, на котлеты пустят...
   Он еще что-то ныл, загибал пальцы, жаловался и обличал, грозил и  хныкал,
но Гай уже не слушал. Сигареты кончились, и нужно было тащиться на  угол,  к
тому же сегодня утром принесли пригласительный билет на бал к Серому Графу.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.073 сек.