Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Юмор

Александр Бородыня - Похождения рофессора Эпикура

Скачать Александр Бородыня - Похождения рофессора Эпикура

Глава 1. ОБЗОР

   Дивизию "Дуглас" бронепехота раздавила, как клопа  на  скале.  В  би-
нокль, если подобраться поближе и раздвинуть пышные заросли, видны  были
на меловом рельефе разбросанные красно-зеленые кляксы. Ветер приносил  к
полевой кухне, развернутой в чащобе, запашок разлагающихся трупов.
   Солдаты в бронемашинах не пахли. По уставному порядку после  заверше-
ния операции они в раскаленных машинах с самозапаивающимися люками быст-
ро высыхали и мумифицировались,  отравленные  на  боевом  посту.  Десять
сверкающих броневиков, застрахованные от захвата, замерли на долгие  ме-
сяцы в узкой лощине - надежный боеконсерв.
   Санитарка в роте Эпикура рассказывала:
   - Тащу господина полковника... он-то не слышит - морда в мелу,  крови
не видно, а в бронетанке скребется кто-то, стонет...  Наверное,  газ  не
включился, вот его, бедненького, и заварило заживо!..
   Пахли только мертвые солдаты и офицеры дивизии  "Дуглас",  в  бинокль
можно было хорошо разглядеть лицо одного солдата: звездообразное серебро
кокарды, черный глянцевый козырек фуражки, под козырьком коричневый мяг-
кий провал: белые зубы, кончик острого носа, и, туго намотанные на  гор-
ле, серебряные нити аксельбантов.
   Тяжелый запах не портил аппетита свежепригнанных батальонов гливеров.
Ближе был запах, исходящий от походных котлов, от оловянных мисок, разб-
росанных по траве, прохладный и жирный  запах  свежей  оружейной  смазки
приятно холодил ноздри, И еще была вонь собственных солдатских тел,  за-
живо сгнивающих в герметичной резине нормативных комбинезонов.
   У обширной брезентовой палатки на раскладном  стульчике  низко  сидел
ротный и, лениво поплевывая на обожженные пальцы, копался в своем кроко-
диловом планшете. Из планшета на землю выскочила квадратная  черно-золо-
тая тисненая открытка: "Мовзи-залы для покинувших жизнь". Она легла кар-
тинкой вверх, и Эпикур поморщился.
   "Тех, кто в бронемашинах, тоже туда по воздуху переправят,  -  вечная
память, точный номер на руке: был таким-то, погиб тогда-то, возраст, вес
при жизни, вес после смерти, отдельно вес мозгового  вещества...  Родос-
ловная: ближайшие родственники, прямые потомки... Интересная мысль: сво-
их солдат убивать из удобства, хотя, это у них в технологии боя!.. Пойди
теперь, вскрой бронемашину без ключа, и не взорвешь ее!.. Можно,  конеч-
но, взорвать, но сколько пороху надо!?. Порох на  бой  отпущен.  Правда,
здесь мы исходим из тезиса, что и война когда-нибудь кончится,  а  наука
начнет развиваться по мирным рельсам, по  мирным  рельсам  наука,  соот-
ветственно, докатится до восстановления из мертвых, вот тут-то  их  всех
восстановят - героев! Ну, того, который сейчас скребся, уже  нипочем  не
восстановят, он, вероятно, по их понятиям - предатель! А нашим -  только
вечная память и братская могила! Тоже морока. Когда скалы возьмем,  при-
дется ведь грунт взрывать, придется бульдозер выпрашивать,  не  лопатами
же ее рыть, могилу эту!.. Хотя, и лопатами  -  ничего!..  Грилям  вообще
умирать запрещено!.. Ох, сидят они на севере - ни ракеты, ни костра,  ни
звука, комфортно сидят, а потом вдруг жесткий марш-бросок, километров на
шесть, не больше!.. В рамках задачи... Вот только... Духота!  Комбинезон
проклятый! Какая сволочь его в Институте придумала?!"
   Эпикур разодрал на груди длинную, от горла до паха, застежку комбине-
зона и полил из фляги выпавший наружу белый, безволосый, мокрый от  пота
живот. Спирт немного  подсушил  кожу.  Ротный  смотрел,  как  дышит  его
собственная жировая складка, как перекатывается.
   - Титания! - позвал он ленивым  раскатистым  голосом.  -  Титания,  я
что-то карту не найду, ты не видела?!
   Из палатки высунулась гладко причесанная женская голова,  на  ротного
вылупились усталые сухие глазищи. Старуха длинными пальцами упиралась  в
землю, стоя на четвереньках, глупо приоткрывала рот, отчего по лицу раз-
летались в разные стороны стрелы морщин...
   - Не видела!.. - Из черного рта старухи пахло чем-то сухим и горячим.
- Какая карта?
   - Делась куда-то, проклятая!.. Здесь же была! - вздохнул  Эпикур,  он
потряс планшетом. - Была и нет! Наша карта, оперативная. Я на ней вчера,
помнишь, флажки рисовал.
   Гливеры на полянке возле кухни возились с собакой. Собака скалилась и
незло рычала. Лица гливеров были мокрыми. Пот лился струями по черно-ко-
ричневой резине комбинезонов. Гливеры растопыривали черно-коричневые ре-
зиновые пальцы. Сверкнул железным языком вверх кинжал.  Не  в  состоянии
поддеть псину, кинжал нетерпеливо обрубал веточки с листьями.
   - Боба, Бобочка!.. - позвала, обратив свои круглые глаза к игре,  Ти-
тания. - Иди ко мне, Бобочка!..
   Собака прорвалась между топающими неуклюже ногами гливеров и кинулась
к палатке. Гливеры, все как один - их было пятеро  -  повернули  головы.
Один из них заметно сглотнул слюну и облизал распухшие губы.
   - Я, конечно, понимаю... Ну и что!.. Ну, они бы его  съели,  были  бы
сыты... Ты, Титания, зря кобеля спасаешь! Они же  друг  друга  сожрут...
Ночью втихаря зарежут, а утром при всех сожрут, скажут, что корова приб-
лудилась, а это не по уставу!..
   - А животное по уставу терзать!? - тихо взвизгнула Титания,  прижимая
к себе роющего лапами землю кобеля. - Бобочку кинжалом колоть!
   - Про собачину в уставе сказано: в крайнем случае можно, а у нас  те-
перь сплошной крайний случай, у нас теперь не крайности вообще нет...  -
Эпикур возвысил голос. - Где, черт подери, карта!? Второй час, а я пози-
ции представить себе не могу!..
   Громко, на весь лагерь вдруг заговорило радио:
   - Последние новости вкратце! Наше правительство разорвало  договор  о
временном перемирии с правительством  грилей,  -  диктор  вещал  зажига-
тельно, с азартом, как и полагается столичному диктору из  Института.  -
Вице-губернатор Раули плюнул на воротничок полковнику  Кентурио.  Вторая
армия мумми-смертников, выставленная против наших полупехотных  соедине-
ний, насчитывает сегодня около двадцати тысяч бронемашин!..
   Недавно введенная форма краткого изложения не всем нравилась. Гливеры
морщились.
   - ...Они плодятся, как кошки и шакалы, им не страшно  умирать!..  Наш
президент-генерал зовет вас плодиться и умирать!.. В воздушном  бою  над
Тройным озером сбито четыре машины пряных, потери с нашей  стороны:  два
зенитных пулемета и один раненый солдат... Информация из лаборатории Се-
неки на этот час еще не поступила. Передаем новости в подробном  изложе-
нии!..
   "Хоть бы она вообще не поступила... - отметил про себя Эпикур,  поти-
рая мокрыми пальцами свой блестящий живот. - Всегда лучше  о  чем-нибудь
догадываться, чем это что-то наверняка знать!"
   - Заткните, кто-нибудь, ему динамик! - рявкнул он.
   В широкий раструб репродуктора ударила пластиковая бутылка; на полус-
лове голос столичного диктора неприятно хлюпнул и смолк.
   - Титания, ну где же карта?! Вакси, может быть, ты мне  скажешь,  где
карта!?
   Голова Титании исчезла за пологом палатки, сухая рука втащила за  со-
бою внутрь и пса. Брезент пошевелился. В покачивающейся  щели  появилась
двупалая багровая клешня. Пальцы сжимали большой потертый квадрат  плас-
тиковой карты.
   - На, подавись! - сказал Вакси. - Изучай!
   Рука убралась, карта шлепнулась на землю рядом  с  открыткой.  Эпикур
лениво разглядывал лагерь. Гливер, что швырнул бутылку в динамик, бутыл-
ку эту подобрал, и, запрокинув голову, присосался. По подбородку солдата
полились прозрачные спиртовые слюни.
   Санитарка бинтовала кому-то ногу, а другой кто-то, тоже в  комбинезо-
не, подбирался к ней сзади, пытаясь заглянуть под  серый  халат;  гливер
лениво прихлебывал из бутылки; повар с лязгом захлопнул крышку котла,  и
запах на поляне переменился. Эпикур со свистом втянул воздух:  на  общем
фоне теперь выделялся какой-то приятно-островатый фруктовый запах.
   "Яд, к сожалению, а вкусно пахнет, - подумал Эпикур. - Устав запреща-
ет есть плоды. Хорошо бы разрешить в уставном порядке, хотя бы, как экс-
перимент. Накушались и умерли, а потом нас оживят!...  Пожалуй,  нет,  у
нас не оживят, у нас, дай Бог, бульдозер пришлют, а то вон  как  "Дугла-
са"-то раскидало по камням, жуть!..."
   Гливеры бродили между разбросанных своих ранцев и мисок, их  долговя-
зые с длинными до колен болтающимися руками фигуры, маячили среди  толс-
тых и шершавых древесных стволов. К деревьям были прислонены карабины, и
свисали на ремешках сверху, с веток, истекающие свежею смазкой автоматы.
Сонные, неумытые и полуголодные солдаты казались, ни к чему не пригодны-
ми, а ведь именно их после необходимых расчетов Эпикур потащит в бой.
   Непонятно только, куда в бой? Брать скалы?  Неумно.  Наверно,  хватит
уже там разлагающейся под солнцем дивизии "Дуглас",  похожей  теперь  на
позавчерашний праздничный ужин. Атаковать окопы грилей? Нет, такого при-
каза еще не было! Хотя, все может быть, плюнули же на воротничок в  вер-
хах... Мумми-смертники, вот бы кого с  удовольствием  поколотил  Эпикур!
Как ему нравилось вскрывать эти, не заваренные еще  намертво  консервные
банки, выковыривать оттуда штыком, словно мокрую  креветку  из  раковины
тонким перочинным ножичком, недоделанных мумми, лишая их предполагаемого
бессмертия!!.. Могут пряные наскочить, они всегда неожиданно, тут уже не
выбирать, а драться!
   Карта, разложенная на земле у ног Эпикура,  была  помечена  в  уголке
грифом: "Полусекрет. Изучил - уничтожь!". На  карте  лежали  тени.  Тень
ветки очертила полосу окопов, другая тень, полная листьев,  шевелящаяся,
падала на белые разрезы скал. Передняя часть карты, у самых носков боти-
нок, была затемнена. Здесь в джунглях базировалась и  атаковала  полевую
кухню рота Эпикура.
   - Титания! - опять громко позвал Эпикур. - Титания, ты не сердись  за
собаку, я пошутил! Нет такой главы в уставе, я ее сам от жары придумал!

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0604 сек.