Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Женский роман

Эдит ЛЭЙТОН - КЛАД

Скачать Эдит ЛЭЙТОН - КЛАД

Июнь 1699
Нью-Йорк, Лонг-Айленд, Глен-Коув

   Лунная дорожка на поверхности моря отливала серебром. Вода в  проливе
была неподвижной. Ночь стояла тихая, и лишь натужное дыхание  нескольких
мужчин, шагавших к материку, да шелест песка под их ногами нарушали  эту
тишину. Кинжалы, мечи и пистолеты были надежно пристегнуты к  поясам,  а
яркие кольца в мочках ушей безмолвно, словно колокола, лишенные  языков,
покачивались в такт шагам. Даже зеленый попугай на плече одного из  этих
людей сидел молча, точно нефритовая статуэтка. Кроме корабля, на котором
они прибыли сюда, под ярким лунным светом не видно было больше ни одного
судна. И все же ни один из спутников не обронил ни слова,  пока  они  не
опустили тяжеленный сундук, изрядно отдавивший им плечи. А опустили  они
его лишь под деревом, росшим на краю пляжа.
   - О черт! Весит целую тонну,  -  выдохнул  один  из  несших  поклажу,
распрямляя наконец онемевшую спину. - А  то  и  две.  Надо  бы  нам  еще
кого-то на подмогу. Ох, не могу, спина прямо разламывается!
   - Ну да, разумный ты наш, - насмешливо проворчал другой, - это  чтобы
было с кем еще поделиться?
   - Хочешь сказать, капитану есть о  чем  беспокоиться?  -  с  усмешкой
отозвался первый.
   - О, я так не думаю, ребята, - вмешался дородный мужчина,  выходя  из
тени и осматривая сундук. - Я никого из вас не опасаюсь. Да и разве  это
необходимо?
   Ответом ему было молчание. Потом  вдруг  снова  заговорил  первый,  в
голосе его звучала фальшивая симпатия:
   - Нет, я никогда не говорил этого, кэп. Если хотите, можете  доверить
мне даже свою жизнь.
   - Нет, - тихо отрезал капитан, - наоборот. Это вы доверяете мне  свои
жизни, не так ли? Разумеется, - продолжал он, чувствуя, что молчание его
спутников становится просто гробовым, - вы в деле дольше меня. И  может,
я не имею на это права, но лишь у меня есть власть, если я того  захочу,
оставить вас всех тут, чтобы вы вечно сторожили мой  сундук.  Или  я  не
прав?
   - Не стоит так говорить, кэп, - подал голос третий пират,  переступив
с ноги на ногу. - Право, не стоит. Вы,  бесспорно,  наш  капитан,  и  мы
делаем все, что вы приказываете. Повинуемся вам. А  Джуэл...  Он  просто
лепечет какую-то чепуху как всегда, вот и все.
   - Джуэл, - с усмешкой добавил четвертый, - вечно что-нибудь бормочет,
кэп. Если б он перестал ныть, мы бы подумали, что он уж и не дышит.
   - Нарываешься? - с угрозой повернулся к говорившему Джуэл.  Рука  его
потянулась к кинжалу, который он носил за кушаком, намотанным на толстое
пузо. Сам он при этом словно припал к  земле,  широко  расставив  кривые
ноги и повернув хмурое лицо в ту сторону,  откуда  донесся  приглушенный
звук -  ухмылка  человека,  подпиравшего  ствол  дерева.  -  А  ты  что?
Смеешься? Веселишься, Танцор, да?
   - Спокойно, Джуэл, - вмешался кто-то, - это же была просто шутка.
   - Шутка? - переспросил Джуэл и еще сильнее  прищурил  свои  маленькие
глазки. - Или все-таки ему от меня что-то нужно?
   - Если мне от тебя что-то понадобится, ты  об  этом  первый  узнаешь,
обещаю, - отозвался тот, кого называли Танцором. - Только не надейся  на
это. Я у тебя даже льда в аду не попрошу.
   - А я прошу вас, ребята, только  закопать  этот  мой  сундук,  причем
поглубже, - сказал капитан, - и немедленно. Но разумеется,  если  вы  не
хотите...
   Пираты умолкли, взялись  за  лопаты,  которые  принесли  с  собой,  и
принялись копать.
   Капитан медленно прошествовал за спиной у высокого пирата по прозвищу
Танцор и тихо проговорил:
   - Советую  тебе  поменьше  смеяться,  парень,  если  хочешь  спокойно
вернуться на корабль.
   Танцор пожал плечами и принялся копать вместе со всеми.
   Когда яма стала достаточно глубокой, пираты опустили  в  нее  сундук,
после чего выстроились вокруг  нее  неровным  кольцом  и  удовлетворенно
поглядели вниз. Они являли собой весьма колоритную картинку даже в свете
луны, которая окрашивала все и всех в одинаковые песчаные тона.  На  них
были  надеты  долгополые  камзолы  и  просторные  рубахи,  рваные  штаны
подпоясаны широкими кушаками. Мягкие сапожки доходили каждому до  колен,
а на загорелые лбы были низко надвинуты  либо  широкополые  шляпы,  либо
повязанные вокруг головы платки. Волосы у них были  длинными  -  так  не
носил в то время никто из мужчин, кроме пиратов. Кое у  кого  один  глаз
был закрыт черной повязкой, у большинства лица были разукрашены шрамами,
но все без  исключения  были  покрыты  загаром  цвета  тикового  дерева.
Капитан выглядел процветающим коммерсантом, и единственным, что говорило
о роде его занятий, были многочисленные перстни, блестевшие на пальцах.
   Капитан измерил пляж большими шагами от места,  где  все  стояли,  до
шлюпки. Затем направился к остальным, бормоча  что-то  себе  под  нос  и
кивая. Он старался запомнить количество шагов и направление,  как  вдруг
услышал, что его люди снова заспорили между собой.
   Все было кончено еще до того, как он вернулся.
   Он  видел  только,  как  блеснула  сталь.  Человек,  которого   звали
Танцором, стоял, прижав ладонь к  сердцу,  изумленно  глядя  на  Джуэла.
Потом повернулся к подошедшему капитану.
   - Но я.., у меня даже не было в руках ножа! - ошеломленно  проговорил
он, глядя на собственную кровь, черную, как смола, в лунном  свете.  Она
сочилась сквозь пальцы... Потом он упал.
   Все стояли тихо, будто в шоке.
   - Да он же просто шутил! -  проговорил  один  из  пиратов,  глядя  на
Танцора и черную лужу, медленно расползавшуюся под ним.
   - Одна шутка оказалась лишней, - отвечал Джуэл. Он по-прежнему  стоял
пригнувшись, словно для броска, маленькие глазки внимательно следили  за
окружающими, - Ну, кто следующий? Давайте. - Он помахал левой  рукой.  В
правой тем временем освещенное яркой луной блеснуло лезвие ножа.  -  Кто
еще хочет побазарить, а? А то я все  обижаюсь,  да?  Я  сделал  то,  что
должен был! Он сам напросился, он все время дразнил  меня.  Но  я  ждал.
Нельзя ведь устраивать резню на палубе - мне известны правила  братства.
Зато на суше можно. На  земле,  как  сейчас...  Ну  же,  кто  еще  хочет
поспорить?
   - Он прав, - проворчал один из пиратов, глядя на  неподвижную  фигуру
на песке.
   - Да будет так, - глядя на Танцора, со вздохом заключил капитан.
   - Но ведь он даже не предупредил! - возразил кто-то.
   - Так что ж мне было делать, послать ему письменное уведомление,  что
ли? - спросил Джуэл. Оглядев присутствующих и видя их  опущенные  глаза,
он осклабился, показывая луне свои желтые зубы. -  Ну  ладно,  -  весело
проговорил он, засунул кинжал за кушак, медленно обошел вокруг  лежащего
и пнул его мыском сапога. - Кончились твои шуточки, Танцор,  а?  Теперь,
наверное, веселишь ими черта? Поди, нынче только  и  мечтаешь,  чтобы  я
тебе подал ледку, а? - Он смеялся и то и дело пинал мертвеца.
   - Оставь его в покое! - рявкнул капитан.
   Для капитана пиратского корабля это было довольно странное поведение.
Большинство присутствовавших не стали бы возражать, даже если  бы  Джуэл
выпотрошил из бедняги все кишки  и  жилы  и  немедленно  сделал  из  них
ожерелье. Но Кидд был на море новичком. Он всю свою  жизнь  искал  такую
команду, и теперь ни за что не хотел бы от  них  отрываться  -  об  этом
прекрасно знал каждый из его шакалов.
   - Конечно, конечно, - великодушно согласился Джуэл. - Оставим  его  в
покос, причем навсегда. Давайте похороним его  прямо  тут,  на  сундуке.
Многие капитаны оставляют мертвяков сторожить их богатства, кэп.  Вы  же
сами говорили, а я, выходит, позаботился, чтобы все устроилось как надо.
Дайте капитану мертвяка, чтобы вечно сторожил его сокровища, а, ребятки?
   И он оглушительно расхохотался. Но все остальные молчали. Паренек был
красавчиком, и мало  кто  сомневался  в  том,  что  именно  из-за  своей
внешности он дожил лишь до сегодняшней ночи. Ведь все прекрасно слышали,
как, едва появившись среди них,  Танцор  отказался  от  дружбы  -  очень
тесной дружбы,  предложенной  ему  Джуэлом,  и  как  потом  еще  не  раз
отказывался от нее. Но работа есть работа, а  их  работа  -  это  жизнь.
Пираты посмотрели на капитана.
   - Больше ни на что не остается времени, - сказал тот.  -  Закапывайте
так.
   Шлюпка покинула остров так же тихо,  как  и  пришла  сюда.  Ничто  не
смущало поверхность моря, лишь весла то дружно всплескивали по воде,  то
снова ныряли - маленькая лодка торопилась  к  поджидавшему  ее  кораблю.
Некоторые пираты оглядывались  на  быстро  уменьшающийся  островок,  где
оставили сокровища и мертвеца, которому суждено  теперь  вечно  охранять
сундук капитана.
   Но вскоре поднялся легкий  бриз,  и  островок  превратился  в  темное
размытое пятно на воде. Во всяком случае, они были слишком далеко  и  не
могли различить то место, где был закопан клад, а уж тем более  -  руку,
вынырнувшую из песка. Скрюченные пальцы пытались ухватиться  за  воздух,
рука отчаянно двигалась из  стороны  в  сторону,  словно  махала  им  на
прощание...
   Глаза и рот были забиты песком. Он  ничего  не  видел,  не  мог  даже
закричать. Должно быть, это ночной кошмар. Никто из людей  на  такое  не
способен. Нельзя же похоронить человека заживо! Он помнил, как заглох  в
песке его крик, не успев вырваться изо рта;  он  помнил,  как  в  панике
выцарапывался, выкарабкивался, извивался, прорываясь  к  воздуху,  чтобы
наполнить им легкие.  И  ему  это  все-таки  удалось!  Удалось  каким-то
невероятным образом! Но выбравшись, он прежде всего должен был дышать, а
не кричать. Все силы ушли  на  то,  чтобы,  извиваясь,  протиснуться  на
поверхность собственной могилы. Он просто обязан был это  сделать,  ведь
он же не умер! Однако адская боль под ребрами заставила его  пожалеть  о
затраченных усилиях. Закрыв глаза и попытавшись уснуть, Танцор  вспомнил
свой кошмар и тут же снова проснулся. Должно быть, это было именно то, о
чем он еще ребенком слышал на одной проповеди: не жизнь и не смерть,  не
небеса и не  преисподняя,  но  лишь  тьма  и  боль,  раскаяние  и  ужас,
раздирающие тебя пополам. Должно быть, он  находился  в  Лимбе.  Но  эти
голоса?.. Они тоже оттуда?
   - Бедный парень, - произнес кто-то совсем рядом, - бедняга.
   - Но он пират, папа. Только посмотри на его одежду!
   - Мы не можем этого знать.
   - Но мы же видели их корабль!
   - Он вполне мог быть пленником на этом  корабле,  -  возразил  нежный
женский голос.
   Танцор попытался открыть глаза.  Как  давно  он  не  слышал  женского
голоса...
   - Да, но он вполне мог быть и одним из этих беспощадных головорезов.
   Танцор застыл. Он уже вполне пришел в себя и прекрасно  понимал,  что
речь идет о нем, а горький опыт научил его, что в таких случаях не стоит
слишком торопиться.
   -  Кто-то  попытался  прирезать  этого  бедолагу,  -  сказала  другая
женщина, - во всяком случае, пронзить его сердце. Он так молод. Будь  же
милосерден, Джеффри, ведь он почти твой ровесник.
   - Возможно, он убийца, - произнес прежний упрямый голос.
   - Тише, тише, юноша. Может, он умрет еще до утра,  -  грустно  сказал
еще кто-то. - Удивительно,  что  он  до  сих  пор  жив.  Они,  наверное,
выбросили его за борт, а прилив сделал все остальное. Ведь его, беднягу,
нашли наполовину в воде и при этом почти мертвого.
   Танцор попытался открыть глаза. Ему захотелось сказать, что теперь он
черта с два умрет, но кто-то вдруг положил ему на лоб прохладную ладонь.
Это было очень приятно. "Этого не может быть", - подумал он.
   - Бедный мальчик, - проговорил мягкий женский голос, - спи, спи.
   Он  не  хотел  спать,  он  хотел  увидеть,  кто   это   так   ласково
разговаривает.
   - Ну вот, он наконец успокоился.
   "Ни за что!" - хотел закричать Танцор, но понял, что голос  оставляет
его, как и сознание.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1167 сек.