Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Сказки

Айно Первик. - Чаромова

Скачать Айно Первик. - Чаромова

     Далеко-далеко в морском просторе затерялся крохотный остров.
     Со всех сторон  его  окружали острые  камни и коварные подводные скалы.
Между  ними  бурлила и пенилась вода. На острове  росли  кривые  разлапистые
сосны. Земля под ними густо  заросла стеблями черники,  а  на полянах  цвели
колючие кусты шиповника.
     На берегу между камнями морские птицы вили свои гнезда.
     Кроме птиц, на острове жила еще только Чаромора.
     Чаромора   была   высокая   костлявая   старуха   с   длинными,  всегда
растрепанными, как сорочье гнездо, космами. Жила она на этом острове испокон
веков. Питалась Чаромора плодами шиповника  и черникой. А  когда  появлялось
желание, ловила в море рыбу. Иногда по осени она лакомилась грибами, выбирая
те, что покрасивее.
     Посреди острова, вцепившись крепким жилистым корнем в землю и в  камни,
росла кряжистая сосна  с длинными, изогнутыми ветром ветвями. В ветвях  этой
сосны  ютилась избушка Чароморы. А чтобы ураганные ветры не унесли избушку в
море, к трем ее  углам были  привязаны увесистые валуны. С  четвертого  угла
свисал  огромный  старинный якорь с  таинственным узорным  литьем.  И все же
неистовые осенние штормы иногда высоко подбрасывали лачугу, но камни и якорь
удерживали  ее  крепко,  так что она снова  опускалась  на  свое место.  Все
пространство под стрехой избушки было
     заполнено  грибами,  связками  целебных  трав,  древесными наростами  и
пучками  мха,  разложенными  и вывешенными для  просушки.  Вот  почему  дом,
укрывшийся в сосновых ветвях, казался огромным птичьим гнездом. Зато в самой
избушке  было  опрятно и уютно.  На окнах висели синие, как море, занавески.
Пол устилал  пушистый белый ковер, похожий на пышную морскую пену.  Полки  и
шкафы  ломились  от диковинных  предметов, выброшенных  на  берег  штормовой
волной. Иные  из них попали сюда с погибших  кораблей, другие  были вынесены
течением из мрачных глубин морского дна.
     Но во всем доме не  было ничего более отрадного, чем большой, с широким
устьем очаг, где в ненастные дни  жарко пылали сосновые шишки. Здесь в котле
из красноватой меди Чаромора варила  свои колдовские зелья. Потому  что была
Чаромора волшебницей. Своими целебными отварами и только ей одной известными
заклинаниями она умела лечить от всякой немощи и хвори. Правда, она  умела и
насылать  их на людей. Вот откуда у нее  такое  чудное имя  -- Чаромора.  По
делам и поступкам своим была она чародейкой, а на вид страшна, как кикимора.
     Травы для приготовления  снадобий Чаромора собирала на Большой земле --
по  лесам и  лугам, на болотах да  трясинах.  За море она летала на огромном
желтом  воздушном шаре,  парящем высоко в  поднебесье,  шар  этот можно было
запросто  принять  за  полную  луну.  Чаромора  предпочитала  путешествовать
темными ночами, когда настоящая луна на небе и не показывалась, в такие ночи
ее  трудно  было заметить.  Она  считала, что незачем лишний раз  попадаться
людям на глаза, это всегда приводило к ужасным неприятностям.
     В лесу стояла кромешная тьма, когда однажды ночью Чаромора возвращалась
домой.  Мешки  ее были доверху  набиты  всевозможными стручками  и стеблями,
корнями и почками, под их тяжестью колдунья согнулась дугой.
     И тут разразился ураган. Дождь полил как из ведра, и Чаромора мгновенно
промокла  до  нитки.  Когда колдунья  со  своим  грузом добралась до берега,
упругий встречный ветер разогнул ее и распрямил, как ветвь.  От удовольствия
Чаромора даже  замурлыкала  себе под нос. Шальной ветер пришелся ей по душе.
Всякий  раз,  когда  Чаромору  в  пути  настигала  буря,  настроение  у  нее
становилось таким радужным, что она невольно начинала петь. Голос у кикиморы
был пронзительный и скрипучий, зато очень громкий, и больше всего любила она
распевать озорные припевки.
     Вот  и сегодня  Чаромора стала подпевать ветру. Она пела все  громче  и
громче и вскоре орала уже  во всю глотку. Да еще пыталась приплясывать между
камнями.
     В  прекрасном  настроении Чаромора  надула  свой воздушный шар. Не  раз
ветер  норовил  вырвать шар  из рук и  унести  в ревущий  мрак,  но Чаромора
вцепилась в него и вместе с мешками поднялась в воздух.
     Ну и бушевало же  там над морем! С  неба лил дождь, а волны долетали до
самой старухи. Шквальный ветер мотал  шар из стороны в сторону, как былинку,
и несколько раз Чаромора чуть  не бултыхнулась в бурлящие волны. Но руками и
ногами  она крепко  держалась  за  воздушный  шар,  да притом еще  горланила
какую-то песню -- в такой восторг привел ее этот шальной воздушный полет.
     Вскоре показался остров. Но  шар, подгоняемый ветром, мчался вперед, и,
казалось, никакая сила не сможет остановить его.
     -- Ах  ты  моя горемычная! -- запричитала  колдунья.-- Неужто не видать
тебе больше родимого дома?
     Она принялась тянуть и дергать за веревки, с  помощью которых управляла
воздушным  шаром.  Но  ветер уже  давно их  перепутал. Шар  был полностью во
власти стихии, и буря несла его через остров в открытое море.
     В отчаянии Чаромора вцепилась в шар и начала раздирать его ногтями. Шар
с оглушительным хлопком лопнул, и Чаромора вместе  со своей ношей грохнулась
вниз. Сама  она  упала на камни,  мешки на нее, а  клочья шара оказались  на
самом верху. От удара об острые камни бедняжка осталась лежать без чувств.
     Придя  в себя,  Чаромора первым делом  ощупала  свои косточки. Все были
целехоньки.
     --  До  чего  же  удачно  я  приземлилась!  --  обрадовалась  старуха и
принялась собирать свои вещи.
     А  шторм  бушевал с  прежней силой.  Волны  с  грохотом  разбивались  о
прибрежные камни. В воде  среди ила и водорослей раскачивались доски и щепки
и всякий разбитый корабельный скарб.
     -- Судно налетело  на рифы,-- заключила Чаромора, оглядываясь вокруг.--
Ну конечно! Так я и знала, что это случится!
     Чаромора  вошла в бурлящую воду и  принялась рыскать среди обломков, то
исчезающих под водой, то вновь всплывающих на поверхность.  Она  явно что-то
искала. Время от времени волны со страшной силой бросали ее на острые утесы,
но Чаромора  будто  и не  замечала этого, до того  была она поглощена своими
мыслями.
     Вдруг из разорванных туч ринулась вниз чайка и с криком вонзила когти в
плечо Чароморы.
     --  Ну-ну,  зачем  так запальчиво, голубушка?  -- сказала  ей умиленная
Чаромора.
     Хлопая  крыльями,  чайка  пристроилась  у Чароморы  на  плече. Колдунья
ласково погладила ее перышки.
     -- А я уже тревожилась о тебе,-- проговорила она.-- Где ты пропадала?
     В  ответ  чайка пронзительно  закричала.  С  птицей на  плече  Чаромора
продолжала брести в воде. Она удалялась все дальше от берега. Уже вода дошла
ей до груди, и волны  то и дело перекатывались  через голову. В растрепанные
волосы ведуньи набились ил и водоросли. Но Чаромора  все еще не видела того,
кого искала.
     -- Ну вот,-- пробормотала она,-- здесь-то ему уже пора появиться.
     Становилось  все  глубже. Чаромора поплыла. Чайка вспорхнула и полетела
низко над ее головой.
     --  Ищи же,  голубушка, ищи,--  проговорила  Чаромора. Но чайка  только
кричала и хлопала крыльями,
     стараясь сохранить равновесие под шквальными порывами ветра.
     Поодаль, меж камней, волны  грохотали и разбивались с  такой силой, что
вода взметалась мириадами  брызг.  Чаромора поплыла в ту сторону. Собрав все
силы, стала она карабкаться на скользкий камень. Волны  смывали ее обратно в
море, но в конце  концов колдунья все же взобралась на камень и  даже смогла
выпрямиться. Ветер хлестал ее по ногам  мокрым подолом юбки, а пенные брызги
слепили глаза. Чаромора заслонила глаза рукой и огляделась вокруг.
     Вот тут-то она и увидела, как в воде мелькнуло  синее сукно с  золотыми
шевронами. Чаромора  не  мешкая  спрыгнула с камня,  протянула  свои длинные
костлявые руки и ухватилась за сукно.
     -- Иди, иди, голубчик! -- сказала она и потянула на себя.
     В синем  с шевронами кителе оказался моряк  с загорелым лицом -- его-то
Чаромора и  искала. Она ухватила моряка за волосы и поплыла к берегу. Борясь
со  штормом, Чаромора совсем выбилась из сил и продвигалась очень  медленно.
Чайка летела за ними, то высоко взмывая в воздух, то опускаясь к самой воде.
Наконец они добрались до  берега,  и  Чаромора вытащила моряка на прибрежный
песок.  Потом  почти  волоком дотащила  до дому и поспешно  развела  в очаге
огонь.
     Моряк был совсем плох. Он неподвижно  лежал на  ковре перед очагом. При
свете разгорающегося пламени стало  видно, как нещадно покалечила его  буря:
голова разбита, лицо белее мела.
     Чаромора принялась  торопливо выбирать из пучков лечебных трав стебли и
цветки и бросать их в котел. Вода  забулькала. Бормоча что-то себе  под нос,
Чаромора помешивала половником варево, потом  отхлебнула немного, сморщилась
и  выплюнула в огонь.  Пламя зашипело и  окрасилось в зеленый цвет. Чаромора
наполнила дымящимся напитком кружку и влила его пострадавшему в рот.
     Едва снадобье попало моряку на язык, как он тут же вскочил.
     -- Вот так штука! -- воскликнул он и  подпрыгнул под  самый потолок. Но
едва он снова оказался на полу, как тут же вспомнил о гибели судна.
     Моряк стал озираться вокруг и увидел Чаромору, присевшую на корточках у
пылающего очага. На ее плечах и  лохматой голове висели водоросли. С волос и
одежды  капала вода. Пламя в  очаге было  все  еще зеленым и наполняло кухню
зыбким зеленоватым светом.
     -- Неужто я попал в преисподнюю? -- осторожно спросил моряк.-- Если мне
не изменяет память, то я утонул.
     --  Вот именно, утонул,--  съязвила Чаромора.--  Но  я вернула  тебя  к
жизни. И после этого мой дом кажется тебе преисподней!
     Моряк не знал, куда деваться от стыда, и стал извиняться.
     -- Я и представить  не мог,  что волны унесли меня так далеко от  места
кораблекрушения. Я хорошо  помню: судно пошло ко  дну,  наскочив на  рифы  в
открытом море. Остальные спаслись в шлюпке, а меня волна смыла за борт.
     --  Знаю,  знаю,--  ответила  Чаромора.--  Потому-то  я  и  отправилась
разыскивать тебя. Я видела тебя там между камнями в прошлую пятницу.
     --  В  прошлую  пятницу?  -- удивился моряк.-- Мы были в Амстердаме. Ты
никак не могла видеть меня тут.
     -- Ах,  не могла?! --  захихикала Чаромора, да так, что моряка мороз по
коже пробрал.
     --  Скажи хотя бы, где  я теперь нахожусь? -- спросил  он, изо всех сил
стараясь не поддаваться страху.
     -- В полумиле от  того места, где твое судно  пошло ко дну,--  ответила
Чаромора.-- На моем острове.
     -- Не может быть! -- воскликнул моряк.-- Здесь поблизости нет ни одного
острова, даже такого  крохотного,  на котором  чайка  могла  бы  свить  себе
гнездо.  Я  учился в  нескольких мореходных  школах, а  потом плавал по всем
морям-океанам. Уж я-то знаю! Такого острова нет.
     -- Вот-вот,-- промолвила Чаромора.-- О заморских делах все все знают, а
до того,  что у себя под боком творится, никому и дела нет. Еще когда твоего
прапрадеда на свете не было, многие по секрету  знали  об этом острове,  и в
крайней нужде люди искали и находили здесь утешение и исцеление.
     Обиженная  Чаромора  повернулась  к  моряку  спиной  и занялась  своими
делами.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1987 сек.