Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Петроний Аматуни. - Космическая горошина.

Скачать Петроний Аматуни. - Космическая горошина.

      
   Глава первая. Ну и горошина!..
   1
   Не будь я тогда в космограде "Сергей Королев" в  качестве  корреспондента
газеты "Вечерний Ростов", не довелось бы мне стать  участником  удивительных
событий и увидеть далекое
   Прошлое...
   Вы еще не знаете, что за сооружение  "Сергей  Королев"?  Это  космический
научный городок Северо-Кавказского научного центра, летающий между Землей  и
Луной. В космограде трудится всего около ста ученых и их помощников, да  еще
до пятисот студентов-старшекурсников  проходят  практику.  Я  находился  там
временно и, разумеется,  не  предполагал,  что  моя  командировка  настолько
затянется...
   А все началось с того, что наши астрономы обнаружили в космосе  крохотную
"горошину", нигде ранее не зарегистрированную. Она оказалась столь исчезающе
мала, что едва улавливалась крупнейшими телескопами, то и дело ускользая  из
поля зрения, когда глаз уставал.
   Мир взволновался, узнав об открытии, а первая же телеграмма с Земли стала
причиной моих приключений. Позвольте привести ее текст полностью:
   НАЧАЛЬНИКУ КОСМОГРАДА квч СЕРГЕЙ КОРОЛЕВ квч ГРИГОРИЮ ДОНСКОМУ тчк  ПРОШУ
ПРЕДОСТАВИТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ НАШЕМУ КОРРЕСПОНДЕНТУ ПОБЫВАТЬ  РАЙОНЕ  КОСМИЧЕСКОЙ
квч ГОРОШИНЫ квч тчк РЕДАКТОР квч ВЕЧЕРНЕГО РОСТОВА квч тчк
   Газета наша - самая вечерняя  в  области;  она  даже  выходила  на  синей
бумаге, печаталась светящимися буквами и издавалась в  трех  вариантах:  для
близоруких, для дальнозорких и для читателей с нормальным зрением; так  что,
имея в руках необходимый номер "Вечернего  Ростова",  никто  не  нуждался  в
очках.
   - В самом деле, - сказал Донской, прочитав телеграмму,  -  слетайте!  Тут
всего около десяти миллионов километров, не больше... Берите  автоматическую
ракету АР-407 и отправляйтесь.
   2
   И вот я уже мчусь в  небольшой  тихоходной  ракете  со  скоростью  двести
семьдесят тысяч километров в час. По  мере  приближения  к  цели  автоматика
плавно уменьшала скорость, одновременно заводя ракету так, чтобы  "горошина"
оказалась между мной и солнцем...

   Потом специальное автоматическое устройство  выпустило  из  хвоста  моего
кораблика тормозной аппарат, а поскольку  лучи  света,  бегущие  от  солнца,
упирались теперь в этот  гигантский  зонт  изнутри,  к  тому  же  в  космосе
предостаточно всякого "мусора", скорость стала падать заметнее.  Чтобы  сила
перегрузки не раздавила  меня  в  лепешку,  автоматика  увеличивала  площадь
парашюта постепенно. Он  раскрывался  медленно,  как  тюльпан  под  утренним
солнцем, и резкого торможения не произошло.
   Такая любезность со стороны автоматики сохранила мне не только жизнь,  но
и доброе настроение, смешанное с любопытством, и  через  некоторое  время  я
увидел, что "горошина"  скорее  похожа  на  яйцо,  лежащее  горизонтально  к
плоскости орбиты.
   В длину оно имело километров двадцать, а в наибольшем  диаметре  -  около
пяти. Причем нижняя его часть... оказалась скалистой. Одним словом, это была
крохотная планетка, астероид, наподобие тех, что разбросаны между  Марсом  и
Юпитером.
   Однако верхняя часть этого астероида представляла собой  столь  точный  и
правильный купол, что я  понял:  передо  мной  искусственное  сооружение  на
естественном основании!
   Я облетел "яйцо" вокруг и в тупом его конце  обнаружил  мощные  двигатели
неизвестной конструкции, а между ними... зияющий проход четкой прямоугольной
формы.
   В проходе ритмично вспыхивал голубой свет.
   "Похоже, что меня приглашают в гости", -  подумал  я  и  уверенно  влетел
внутрь на черепашьей скорости.
   Сильные магнитные уловители цепко  ухватили  мою  ракету,  позади  плавно
закрылись огромные ворота, и раздалось шипение. Вскоре мои приборы показали,
что камера, где оказалась моя ракета, заполнилась воздухом - таким же, как и
на Земле. За бортом вспыхнула серебристая световая дорожка.
   3
   Дорожка позади меня гаснет, а впереди  постоянно  наращивается  -  так  и
шагаю по свету.
   Вхожу в небольшую комнату с голубым пушистым ковром на полу,  золотистыми
стенами и розовым светящимся потолком. Осматриваюсь, ищу, куда бы сесть, как
вдруг ковер под ногами сам приподнялся, и вот я уже сижу будто  в  настоящем
кресле.

   В то же мгновение возник густой мрак! Я очутился в плену.
   "Ну,  -  думаю,  -  держись  мой  "Вечерний  Ростов":   сейчас   появится
великолепный сенсационный материал!.."
   4
   В темноте и неизвестности прошла самая длинная  и  грустная  минута  моей
жизни. Неприятное, доложу я вам, это состояние как бы полной оторванности от
Прошлого и невозможности мысленно прикоснуться к Будущему.  Я  понимаю,  что
все еще невредим, нахожусь в Настоящем, но как-то неуверенно, без внутренней
точки опоры, будто в невесомости.
   На всякий случай извлек из кармана корреспондентский блокнот с ручкой  (я
не  признаю  магнитофонов  и  пишущей  машинки),  и  тут  прозвучал   Голос.
Оглушительно, точно гром в африканскую грозу. А может  быть,  и  потише,  но
показался мне таким громким после невероятной тишины.
   - Приветствую тебя, Космический Пришелец! - произнес Голос,  доносившийся
от противоположной стены. - Откуда ты?
   - Привет, -  ответил  я  и  пояснил:  -  Я  житель  славного  и  веселого
Ростова-на-Дону.
   - Это что?
   - Город. Столица тихого Дона.
   - На какой планете находится эта славная столица?
   - На Земле. Третьей по счету от солнца.
   - А... Так ты из Страны Фараонов?
   - Что за глупости! - обиделся я. - Фараоны жили в Египте несколько  тысяч
лет назад... А у нас на Дону их вообще не было! Но откуда  тебе  известно  о
фараонах? И кто ты?
   - Я - Осирис, - ответил Голос.
   -  Но  ведь  так  называли  в  Древнем  Египте  бога  вечно  воскресающей
природы...
   - Верно.
   - А богов, настоящих, не бывает!
   - Тоже верно. Но я и есть ненастоящий, просто меня так назвали.
   - Тогда я и вовсе ничего не понимаю... Позволь  взглянуть  на  тебя.  Это
важно для моих читателей - я корреспондент газеты "Вечерний Ростов"!
   - Я говорю, что не знал этого  обстоятельства,  -  оправдывающимся  тоном
произнес Осирис. -  Ты  увидишь  Меня,  доблестный  корреспондент  уважаемой
газеты.
   5
   Мрак неторопливо рассеялся, стены комнаты превратились в  круговой  экран
цветного объемного кино...
   ...Черный, бездонный космос. Торжественная мелодия сопровождает  движение
светил. Вдали показалась яркая точка. Она приближается и как  бы  вырастает;
теперь можно рассмотреть несколько планет, вращающихся вокруг нее.
   Одна из них, голубая и третья по счету, выделенная оператором,  незаметно
выходила на передний  план.  Она  становилась  все  крупнее,  и  вскоре  уже
проявились на ней очертания материков, прикрытых клочками облаков.
   Это наша Земля...
   Вот она прекратила вращение, и на меня стал надвигаться  северо-восточный
угол африканского материка. Еще немного,  и  легко  узнаваемая  лента  Нила,
разветвляясь на рукава, коснулась  Средиземного  моря.  И,  наконец,  как-то
сразу замелькали пейзажи и картины жизни Древнего Египта...
   Все это порой  колебалось,  будто  оператор  нес  в  руках  киносъемочный
аппарат и снимал на ходу.  Одновременно  слышна  была  незнакомая  гортанная
речь, и хотя в поле зрения не попадало ни одно человеческое лицо, можно было
догадаться, что говорило не менее пяти человек.
   Затем  передо  мной   возникла   похоронная   процессия,   движущаяся   с
песнопениями и ритмичными воплями плакальщиц. Часто слышалось имя Имхотеп  -
видимо, так звали умершего, - массивный гроб несли на  загорелых  плечах,  и
людям было так тесно, что, казалось, множество  бритых  голов,  приникших  к
стенкам гроба, составляют с ним одно целое; снизу же это все было похоже  на
сороконожку.
   Процессия  замедлила  движение  у  резной  стены   с   высокими   тонкими
полуколоннами; в нишах между  ними  виднелись  статуи.  Из-за  стены  могуче
устремлялась    ввысь    огромная    ступенчатая    пирамида,     казавшаяся
светло-золотистой на ярком фоне голубого чистого неба.
   "Пирамида фараона Джосера", - определил я. Мне приходилось бывать  в  тех
местах. За тысячелетия она потемнела, постарела и осыпается,  превращаясь  в
прах... А на экране она совсем новенькая!
   И хоронят Имхотепа - архитектора и строителя пирамиды Джосера,  первой  в
Египте. Люди несут сотни кувшинов -  в  них  мумии  священных  птиц  ибисов,
принесенных в дар умершему...
   Я вижу дверь... По обе стороны  от  нее  тоже  полуколонны.  Это  вход  в
гробницу Имхотепа, а ведь ее местонахождение до сих пор  неизвестно.  Дорого
дал бы за эти кадры редактор "Вечернего Ростова"...
   Песнопения смолкли, и процессия остановилась у статуи высокого худощавого
человека в узкой, похожей на бутылку короне, с плетью и волопасовым крюком в
скрещенных на груди руках.
   Но это не какой-нибудь фараон! Это бог  Осирис  -  он  как  бы  встречает
бездыханное тело великого  строителя  и  одного  из  лучших  медиков  своего
времени Имхотепа у входа в его новое, на этот раз вечное обиталище.
   Вот уже гроб  занесли  в  гробницу  и  опустили  в  алебастровый  ящик  -
саркофаг;  бритоголовые   жрецы   в   сопровождении   факельщиков   покинули
подземелье, а каменщики замуровали вход...
   Все это происходило почти пять тысяч лет назад. Знаменитую гробницу давно
где-то занесло песком... Но  то,  что  сейчас  передо  мной,  не  похоже  на
художественный   фильм,   в   котором   воображение   режиссера    подменяет
действительность; нет, я был  уверен,  что  вижу  настоящие,  документальные
кадры, снятые именно тогда, и людей того времени, а не актеров!
   Но в чьих руках была кинокамера?
   - Осирис, пора и тебе показаться, - негромко произнес я.  -  Надо  видеть
тебя, а не только слышать...
   Мгновенно погас экран,  а  в  трех  шагах  от  меня  в  воздухе  возникло
изображение... Осириса в полный рост.  Объемное,  цветное  и  вместе  с  тем
бесплотное, прозрачное.
   - Здравствуй, Пришелец, - сказал Осирис. - Пожалуйста,  не  удивляйся:  в
нашем летающем астероиде развитая техника, а я как бы  зримый  представитель
ее командного устройства. В дни похорон Имхотепа - ты только что  видел  это
на экране - несколько наших жителей были  в  Египте...  Но  Земля  оказалась
непригодной для нас...
   - И вы полетели дальше?
   - Да. А недавно я, Осирис, привел наш астероид  снова  в  вашу  солнечную
систему, в надежде, что цивилизация Земли уже значительно развилась...  И  я
не ошибся...
   - А жители -твоего астероида... умерли, что ли?
   - Почти.
   - Почти?! Как это понять?
   - Это тайна. Я говорю: мне не дозволено разглашать ее, -  упрямо  ответил
Осирис.
   - Гм... А почему ты принял облик Осириса?
   - Потому что он нравился всем нашим командирам. Но я могу  стать  похожим
на тебя, если хочешь...
   И я увидел... самого себя! Чуть прозрачного, но объемного и цветного.
   - Нет-нет, - попросил я, - оставайся лучше  Осирисом...  Вот  так...  Сам
понимаешь: разговаривать с самим собой не совсем удобно...  Кстати,  как  мы
понимаем друг друга?!
   - Я забросил на Землю шары с аппаратурой и теперь знаю несколько языков.
   - Без нашего ведома?
   - Я не вмешиваюсь в вашу жизнь, а только изучаю ее, в надежде, что жители
Земли помогут нам.
   - Помогут?! В чем?..
   - Это пока тайна.
   - Ну, знаешь ли, разве можно помочь, не зная, в чем и кому?
   - Понимаю, но я говорю: не имею инструкций на этот случай.
   - Тогда я улечу.
   - Нельзя. Ты будешь теперь только здесь.
   Я невольно вздрогнул:
   - В таком случае мне придется вызвать помощь.
   - Я не причиню тебе зла, - бесстрастно произнес Осирис. - Но связь твоя с
базой временно невозможна.
   - Почему?
   - Мне надо изучить тебя... Я говорю: ты будешь получать  все  необходимое
для жизни, но покидать это помещение нельзя.
   - И как долго?
   - Не знаю...
   - И все же, Осирис, я никогда  не  был  в  плену  и  не  хочу  оставаться
пленником.
   - Сочувствую тебе, Пришелец, - согласился Осирис. - Твоя  Воля  к  Победе
выше красной черты... Плен - не для тебя. Но это временно. Воля всех жителей
нашего астероида  сейчас  ниже  красной  черты...  Я  не  знаю,  почему  так
произошло, и теперь нет никого, кто мог бы помочь мне указанием или хотя  бы
советом. Я должен решить сам... Я говорю: не принесет ли нам вред общение  с
инопланетянином?..
   - Загадочная история.
   - Ты прав. Чем занимаешься ты на Земле?
   - Был летчиком...
   - ...очень хорошо.
   - Стал писателем...
   - Тоже неплохо, - одобрил Осирис.
   - ...Пишу фантастику и сказки для детей...
   - Так ты сказочник! Я говорю:  это  очень  в  твою  пользу,  -  задумчиво
произнес Осирис, медленно потускнел и исчез, оставив меня в одиночестве.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0588 сек.