Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Михаил ЕМЦЕВ, Еремей ПАРНОВ - Летящие сквозь мгновение (повесть-буриме)

Скачать Михаил ЕМЦЕВ, Еремей ПАРНОВ - Летящие сквозь мгновение (повесть-буриме)

  Оно настигло  Питера  Брейгена  в  "Казино-рулетт".  Шарик  остановился
против черной семерки. Питер едва заметно вздрогнул. Ладони стали влажными
и жаркими. Он знал, что выпадет именно этот  номер.  Точнее,  когда  шарик
остановился против семерки, Питер понял, что знал это заранее. Он  прикрыл
глаза и ясно увидел бегущий шарик. На латунной крестовине рулетки метались
световые блики. Мелькнул ледяной манжет крупье. Перстень сидящей  напротив
дамы вспыхнул колючей звездой. Шарик  остановился  на  красной  25.  Питер
открыл глаза. Лимб еще вращался.  Шарик,  как  крохотная  планетка,  летел
вокруг желтого крестообразного солнца. Он остановился на красной 25. Питер
судорожно сжал в кармане фишки и вновь прикрыл глаза.
   Красная 34. Он поставил все на  номер  и  цвет.  Шарик  остановился  на
красной  34.  Костяная  лопатка  миниатюрным  бульдозером  надвинулась  на
Питера, подгребая к нему груды  разноцветных  фишек.  Кто-то  тихо  ахнул.
Питер ослабил галстук и расстегнул пуговку.
   Красная 30. Он опять бросил все на  номер  и  цвет.  Шесть  коротких  и
стремительных заходов  белого  бульдозера,  и  валы  пластмассовых  дисков
отгородили Питера от стола, как стены неприступного форта.
   Он не слышал ни шума, ни шепота. Не чувствовал горячего дыхания стоящих
за спиной людей.
   Черная 11. Он  хотел  вновь  бросить  в  атаку  все  войска.  Но  вдруг
передумал и поставил несколько фишек на другой номер. Выпала черная 11. Он
еще несколько раз поставил незначительные суммы не на "те"  номера.  Потом
забрал свои фишки и направился к кассе. Он  знал,  что  так  теперь  будет
всегда. Торопиться опасно и глупо. Он наверстает свое.
   Питер прошел в бар. Лениво следил, как  тяжелый  джин  мутными  струями
оседает в бокале мартини. Бармен бросил лед. Крохотный айсберг закачался в
круглом и тесном океане. Питер зажмурился и  вытер  платком  разгоряченный
лоб. Айсберг превратился в белый шарик.
   Черная 17. Питер резко отодвинул  бокал.  Маслянистая  капля  упала  на
черное зеркало стойки. Тихо звякнул о тонкое стекло лед. Питер бросился  к
лестнице. Задев кого-то плечом, проскользнул в зал. Шарик еще бежал. Потом
остановился... на черной 17. Питер  тихо  засмеялся  и  почувствовал,  что
напряжение оставило его. Медленно покинул  зал.  С  застывшей  улыбкой  на
потном лице дотащился до бара. Выпил свой коктейль. Потом попросил чистого
джина:
   - Сухой и обязательно гордоновский. Льда не надо.
   Поднес рюмку к губам. Но пить почему-то не стал. Расплатился и вышел на
улицу.
   В нефтяной реке  улицы  Крюгера  плясали  золотые  и  красные  змеи,  С
шелестом проносились одинокие автомобили, Питер глубоко  вздохнул  и  стал
смотреть на небо. Запрокинув голову,  следил  он  за  медленным  мерцанием
звездной пыли. Над Преторией плыл  аромат  цветущих  палисандров,  неслись
далекие  холодные  миры,  мигающей  зеленой  точкой  заходил  на   посадку
очередной "супер-констеллейшн" или "боинг".
   В ночном клубе напротив еле слышно попискивала музыка.
   Мимо прошла женщина, и Питер  долго  слышал  оставленную  ею  ароматную
волну.  Он  вдруг  почувствовал  глобальность  всего  происходящего.   Мир
вращался вокруг него. Галактика  раболепно  подрагивала  крутыми  ветвями.
Голубая  материя  ее  клокочущего  ядра  обретала   правильные   очертания
рулеточного креста. Питер закрыл глаза и сейчас же увидел цифру и цвет.
   - Так будет всегда! - сказал он.


   На следующее утро он отправился на  биржу.  Долго  глядел  на  световое
табло. Курс держался довольно устойчиво. Когда названия компаний  и  цифры
прочно отпечатались в мозгу, он закрыл глаза. Статичная таблица  пришла  в
движение. Сначала медленно,  потом  быстрее.  Как  преодолевающий  инерцию
маховик. Первой заколебалась Табазимби Лимитед. В  течение  сорока  секунд
акции упали на одиннадцать пунктов.  Зато  курс  сталелитейной  корпорации
Искор неуклонно полз вверх, как столбик термометра в погожее  утро.  Питер
купил акции Искор.
   Он шел по волнам,  как  лайнер,  ведомый  системой  "топаз",  уверенно,
спокойно и точно по курсу.
   Бросив рассеянный взгляд на витрину претенденток, он остановился и стал
внимательно разглядывать фотографии. Когда белозубые улыбки  и  обнаженные
сверкающие плечи закружились перед ним в беззвучном вальсе, он нахмурился.
С минуту постоял так, потом открыл глаза и  внимательно  прочитал  надпись
под одной из фотографий: "Фрона Мэссон".
   Он нашел это имя в телефонной книге. Позвонил. Трубку долго не снимали.
Потом тихий и, как ему показалось, чуть грустный голос пропел:
   - Алло.
   - Вы Фрона Мэссон?
   - Да. Это я...
   - Вы будете Мисс Преторией, Фрона. Я  это  знаю  наверняка.  Когда  вас
увенчают лаврами, вспомните обо мне. Это я сделал вас  королевой  красоты.
Я, Питер Брейген. Вы найдете мой телефон в  книге.  Позвоните  мне,  когда
станете Мисс Преторией. Почему вы молчите? Или вы не верите мне?
   - Нет, верю. Я знаю, что получу корону. А  на  жеребьевке  мне  выпадет
тринадцатый номер.
   Трубка в руке Питера ожила и превратилась в змею. Он задохнулся. Сердце
сорвалось с насиженного места и  упало  куда-то  вниз.  Фрона  еще  что-то
говорила ему. И голос ее был усталым  и  грустным,  но  он  забыл  о  ней.
Медленно  и  осторожно  опустил  трубку   на   рычаг.   Оглядываясь,   как
затравленный зверь, вышел на улицу.
   Расплавленный асфальт продавливался  под  каблуком.  Запах  палисандров
душил. Влажное солнце слепило. Привычный мир рухнул. Он стал  растекаться,
как блинообразные часы на картине Сальвадора Дали.
   Питер заметался. Он не знал, что ему делать. Ему вдруг захотелось сразу
же продать акции. Потом он бросился искать такси, чтобы поехать в  казино.
Но вспомнил, что рулетка открывалась лишь в пять часов.  Ничего  не  видя,
часто переходя на бег, пронесся  по  улице.  Перешел  через  мост.  Только
очутившись на другом берегу Апис, вдруг опомнился и пошел назад.
   По пути на него снизошло вдохновение. Он вскочил в такси и велел  ехать
на ипподром. Сегодня там были скачки.
   Ипподром находился  по  пути  в  аэропорт  Вондербом.  По  обе  стороны
мелькали красочные рекламы различных авиакомпаний: КЛМ,  БЕА,  Эйр  Индиа,
САС. Незаметно для себя  Питер  стал  следить  за  всеми  этими  крылатыми
глобусами, стрелами, длинноногими стюардессами. Это отвлекло его.
   В ближайшем киоске он купил программку. Долго изучал ее. Потом привычно
закрыл глаза. Ставок он не делал. Только проверял. Первыми пришли  лошади:
Гелиоскоп, Адамант, Зулус, Экселенс, Кольт.


   Оно настигло Йена Абрахамса на рассвете, в университетской лаборатории.
Он поймал себя на том, что пишет  готовое  уравнение  расщепления  спектра
нейтринного потока. Йен рассеянно взглянул в окно. На площадке для  гольфа
двое студентов лениво катали шары.
   Все было как обычно. Но земля уже сорвалась со своей  орбиты  и  летела
неведомо куда. Люди занимались привычными делами. Они не  знали,  что  уже
рухнули сами основы их безмятежного существования. Стрелки еще  ползли  по
циферблатам часов, но стальных пружин больше не существовало. Рухнул закон
причинности. И пока только он, Йен Абрахамс, знал об этом.
   Это произошло вчера вечером, когда он уже лег спать.
   Красная блуза с белой полосой  мелькала  на  темном  фоне  лакированной
листвы. Студент нагибался над лункой, что-то говорил, иногда смеялся. Окно
не пропускало звуков. С болезненной четкостью Йен видел, как вспыхивают  и
гаснут белые здоровые зубы человека, который не подозревает, что случилось
непоправимое. Студент а красном занес клюшку,  но,  прежде  чем  состоялся
удар. Йен уже знал, в какую лунку упадет шар.  Он  резко  задернул  шторы.
Взял в руки листок с неровными рядами математических выкладок.
   Все правильно. Он составил задачу. Определил граничные условия. На этом
цепь выводов обрывалась. Результат пришел сразу. Йен скакнул через  теорию
групп, метод S-матрицы и метод Редже. Кто-то вложил ему в  голову  готовое
решение.
   Но кто?
   Чтобы хоть на секунду отвлечься, Йен взял  с  полки  первый  попавшийся
детектив.  Рассеянно  проглядел  несколько  страниц.  Мысленно   подивился
кажущейся бессмысленности убийства.  Постепенно  увлекся  и  решил  читать
дальше. Но на девятнадцатой странице он уже знал имя  убийцы.  Заглянул  в
конец книги. Так и есть!  Убийцей  оказался  некий  Фолк,  представший  на
первых страницах под  благообразной  личиной  методического  пастора.  Йен
плюнул. Индетерминированный мир не стоил даже плевка. Магистр  физики  Йен
Абрахамс знал это лучше, чем кто бы то ни было.


 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0676 сек.