Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Юмор

Леонид Филатов. - Свобода или смерть

Скачать Леонид Филатов. - Свобода или смерть

   ...Толик  шел  бесконечными лестницами и  коридорами,  которым казалось
никогда не будет конца.  Точнее его вели.  Не под конвоем,  разумеется, --
сопровождающий был в  штатском,  --  но  все равно вели,  и  это повергало
Толика в состояние тоскливой прострации.
   Изнутри "грозная" контора выглядела довольно безобидно и  вполне  могла
бы  сойти  за  какое-нибудь  министерство  или  главк,  если  бы  не  этот
безмолвный сопровождающий с  индифферентным лицом и  не  эти металлические
сетки в лестничных пролетах...

        x x x

   ...Доброжелательный следователь вот  уже час водил отупевшего Толика по
кругу  одних  и  тех  же  вопросов,   от  которых  свербило  в  желудке  и
раскалывалась голова...
   -- Скажите, а кому принадлежит идея выпустить самиздатовский журнал "За
проволокой"?..
   -- Вы  обещали задавать такие вопросы,  на  которые я  мог бы  ответить
односложно -- "да" или "нет"!..
   -- Хорошо,  я  поставлю вопрос  иначе.  Инициатором этого  издания  был
Евпатий Воронцов?
   -- Не знаю...
   -- Глупо.  Вы не можете не знать.  Вы же были одним из авторов журнала.
Итак, Евпатий Воронцов?..
   -- Ну, допустим...
   -- Такой ответ может иметь широкое толкование.  Давайте конкретнее.  Да
или нет?..
   -- Ну, да...
   -- Значит, Евпатий Воронцов. А кто еще входил в состав редколлегии?..
   -- Я же предупредил, развернутых показаний я давать не буду!..
   -- Вы ведь, кажется, отказник?.. Три года пытаетесь выехать за рубеж на
постоянное место жительства?..
   -- Ну и что?..
   -- Ничего. Просто личное любопытство. Итак, вы не желаете назвать имена
членов редколлегии?..
   -- Не желаю!..
   -- Тогда я сам назову. А вы только засвидетельствуете -- ошибаюсь я или
нет. Аглая Воронцова?..
   -- Н-нет...
   -- Подумайте как следует. Ложные показания могут обернуться против вас.
Я же веду протокол. Итак, Аглая Воронцова?..
   -- Ну, предположим...
   -- Ваши  предположения меня  не  интересуют.  Мне  нужен  исчерпывающий
ответ. Принимала ли Аглая Воронцова участие в создании журнала?..
   -- Ну, да...
   -- Игорь Федоренко?..
   -- Да...
   -- Лариса Федоренко?..
   -- Да...
   Расплылось  и  исчезло  лицо  следователя...  Обмякла  и  обесформилась
комната...  Стушевался заоконный пейзаж...  Толик  снова шел  бесконечными
коридорами в  сопровождении анонимного паренька с  незапоминающимся лицом.
Он не слышал хлопанья дверей, треска пишущих машинок, не слышал даже стука
собственных каблуков.  Все шумы исчезли. В гулких коридорах метался только
его собственный голос,  искаженный до неузнаваемости,  точно записанный на
магнитофонную пленку и размноженный тысячью динамиков:  "Да... Да... Да...
Да... Да..."

Титр:
                           "СВОБОДА ИЛИ СМЕРТЬ"

   ...Толик  влетел  в  квартиру  встревоженный  и расхристанный; воротник
плаща  заправлен  внутрь,  конец  шарфа  волочится  по  полу...  Из  кухни
выглянули  две  пожилые  соседки -- Эмма Григорьевна и Зинаида Михайловна.
Молодая  соседка  Нина,  разговаривавшая в коридоре по телефону, вжалась в
стену.   Не   обращая  внимания  на  любопытствующих,  Толик  стремительно
проскочил к себе в комнату...
   Тетя Вера, конечно же, была дома. Толик знал, как она провела эти шесть
мучительных часов  в  ожидании его  возвращения --  бесцельно слонялась из
угла  в  угол и  смолила одну папиросу за  другой:  в  огромной пепельнице
топорщилась целая гора окурков...
   --  Теть  Вер!.. -- Толик беспорядочно метался по комнате, по нескольку
раз  заглядывая  в  одни  и  те же места. -- Где у нас чемодан?.. Ну, этот
здоровый, рыжий?.. Мне нужно срочно вывезти все мои бумаги!..
   Чемодан обнаружился на гардеробе.  Толик стащил его вниз, вывалил прямо
на пол все его тряпичные внутренности и стал сгружать в чемодан рукописи и
перепечатки, грудами валявшиеся на письменном столе.
   -- Толик! -- не выдержала тетя Вера. -- Может, все-таки расскажешь, что
там было?.. Я же весь день на валокардине!.. С тобой беседовали?..
   -- Беседовали,  беседовали...  -- Толик продолжал лихорадочно заполнять
чемодан бумагами.  -- Некогда рассказывать!.. Каждую минуту могут приехать
с обыском!..
   -- Что   за   чушь?   --   сейчас  тетя   Вера   являла  собой  образец
рассудительности и  спокойствия.  --  Сначала вызывать на допрос,  а потом
устраивать обыск?.. Обычно бывает наоборот!..
   -- Ну откуда тебе знать,  как обычно бывает?.. -- Толик раздражался все
больше --  переполненный чемодан не желал застегиваться.  --  Как будто ты
полжизни провела в подполье!.. Твоя девичья фамилия не Засулич?..
   -- Я  руководствуюсь элементарной логикой!  --  с достоинством ответила
тетя Вера. -- Если бы они хотели застать тебя врасплох, они бы тебя никуда
не вызывали...
   Наконец чемодан защелкнулся. Толик пристально посмотрел на него и вдруг
кинулся к окну. Двор был пуст. Только на площадке, покрытой жухлой травой,
древний старичок выгуливал пуделя...
   -- Ч-черт! -- хрипло выдохнул Толик. -- А если за мной слежка?.. Они же
сцапают меня у подъезда!.. Нет, это надо спрятать где-то в доме...
   -- На чердаке!  --  твердо сказала тетя Вера.  --  Там, говорят, сыро и
грязно.  И  воняет  дерьмом.  Нужно  быть  очень  большим романтиком своей
профессии, чтобы проводить обыск на нашем чердаке!..
   В дверь аккуратно постучали, в комнату заглянула Эмма Григорьевна.
   -- Толечка!  -- Эмма Григорьевна смотрела на Толика преданными глазами.
-- Иван Васильевич просится в туалет. Вы не могли бы его проводить?.. Коля
сегодня в дневную, так что вы у нас единственный мужчина...

        x x x

   ...За долгие годы,  прожитые в  этой коммуналке,  Толик отлично усвоил,
что  означает  "проводить Ивана  Васильевича в  туалет".  Это  значило  --
взвалить грузного старика на себя и переть его до самого унитаза -- у мужа
Эммы Григорьевны вот уже несколько лет были парализованы ноги...
   -- Держите меня  за  шею,  Иван  Васильевич!..  --  Толик расстегнул на
старике ремень,  спустил с него брюки и наконец водрузил его на унитаз. --
Так, главное дело мы сделали... Ну, а нюансы -- это уж вы сами...
   Выполнив эту милосердную,  но малоприятную процедуру,  Толик прикрыл за
Иваном Васильевичем дверь и повернулся к Эмме Григорьевне.
   -- Эмма  Григорьевна!..  Пять  минут Иван  Васильевич поразвлекает себя
сам, а я на это время отлучусь, если позволите...
   -- Толечка,  но  вы уж обязательно...  --  заныла Эмма Григорьевна.  --
Сама-то я его не дотащу... Так что уж, пожалуйста...
   -- Не волнуйтесь,  Эмма Григорьевна! -- успокоил ее Толик. -- Одна нога
там, другая -- здесь. Поспею как раз к самому финалу!..




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0568 сек.