Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Валерий Генкин, Александр Кацура. - Лекарство для Люс

Скачать Валерий Генкин, Александр Кацура. - Лекарство для Люс

  Пьер неотрывно смотрел на тающее тельце девочки.  Темные  ямки  ключиц,
тонкие ручки с узелками  суставов.  Игла  капельницы  кажется  огромной  и
жестокой в ниточке вены. Голубые глаза безмятежны, в них он  старается  не
глядеть.   "Именно   таких   -   белокурых   и    голубоглазых,    словом,
североевропейский тип - чаще поражает этот ужасный недуг. Редкая  болезнь,
господин Мерсье, особенно у нас во Франции. Не  ждите  повторной  вспышки,
увезите дочь куда-нибудь в  жаркий  сухой  климат  -  в  Северную  Африку,
например, или в Мексику".
   Он не  внял  совету  врача  год  назад,  когда  болезнь  только  слегка
коснулась его Люс. Он был занят. Работал. И вот машина как  будто  готова.
Они проделали щель, через которую  человек  сможет  протиснуться  туда,  в
неведомое время. А Люс...
   - Как себя чувствуешь, Люси?  -  доктор  Жироду  тоже  избегал  прямого
взгляда  в  лицо  девочки.  Поневоле  привыкнув  за  долгую   практику   к
хладнокровной регистрации симптомов боли и страдания, он не  мог  смотреть
на ребенка, улыбающегося за несколько дней - или часов? - до конца.
   -  Спасибо,  доктор.  Я  сегодня  так   хорошо   плавала.   Вода   была
теплая-претеплая. И  ракушку  нашла  вот  такую.  -  Руки  Люс  оставались
неподвижны, лицо сияло.
   На тумбочке в углу -  красный  прямоугольник  истории  болезни.  "Может
быть, вас утешит известие, что девочка не сознает  своего  положения.  Она
живет воображаемой жизнью - играет, бегает, как вполне  здоровый  ребенок.
Только все  это  мысленно.  Она  будет  с  восторгом  рассказывать,  какую
красивую бабочку поймала, хотя подвижность у нее сохраняют только  губы  и
веки. Эйфория на пороге смерти".
   Доктор  вытянул  из  красной  папки  листок  с  результатами  последних
анализов.
   - Не хочу вас обманывать надеждой. На этой стадии  мы  вряд  ли  увидим
что-нибудь утешительное. - Он близоруко поднес листок  к  одутловатому,  в
прожилках лицу.
   - Господин профессор, мадам Жироду просит вас к телефону. -  Закованная
в  крахмал  сестра  профессионально  суха,  однако  видно,  как   тревожно
расширены ее зрачки.
   Старик бормочет что-то извинительное и выходит с листком в руках.
   Пьер снова мысленно перебирает варианты. Лететь за  лекарством  одному?
Но сможет ли он передать всю картину болезни. Послать Люс?  Но  куда?  Где
очутится беспомощный ребенок, не способный даже самостоятельно  двигаться?
Это лишь другой вид смерти. За тысячу лет от  дома.  На  двоих  машина  не
рассчитана, что, впрочем, к  лучшему.  Он  имеет  право  рисковать  только
собой. Ведь аппарат даже не испытали. Что ж, вот подходящий случай.  Нужно
решить,  куда  лететь.  Точность  перемещения  -  и  пространственного,  и
временного - невелика. А залететь слишком далеко - страшно. Скажем, десять
тысяч лет! Какой будет цивилизация в это фантастически далекое  время?  Ну
хорошо, он выберет век, он попадет  туда.  Но  главное  -  как  вернуться?
Неопределенность обратного пути  куда  больше.  И  если  высокая  точность
неважна при движении в будущее, то вернуться он должен в  срок,  чтобы  не
опоздать к умирающей Люс.
   Минимальный прыжок машины - половина тысячелетия. Этого должно хватить.
Пьер перевел взгляд на красный  коленкор:  "Люс  Мерсье,  6  лет.  История
болезни. Основной диагноз..."


   Он  бросил  свой  старенький,  не  раз  битый  "Пежо"  в  Форж-лез-О  и
оставшийся путь до виллы Дю Нуи прошел пешком.  Ветер  тихонько  тащил  по
дороге кленовые и каштановые листья. Уже в сумерках Пьер  увидел  знакомую
позеленевшую черепицу. Он поправил на плечах лямки рюкзака, поставил  ногу
на осыпающийся фундамент ограды и ухватился за ржавые чугунные прутья.
   Какая, однако,  нелепость.  Он  вынужден...  Да,  просто-таки  вынужден
воровать собственную машину. Разумеется, они делали  ее  вместе,  и  вклад
Шалона и Дю Нуи велик. И в расчетах, и в деньгах, тут ничего  не  скажешь.
Но идея? Впрочем, идея тоже не его. Пьер вспомнил Дятлова. Вспомнил теплый
от вечернего солнца камень, втащить который на холмик ему помог Жак Декур.
Дятлов. Одобрил бы он поступок Пьера? Пожалуй, да. А если  он  погибнет  и
погубит машину? Именно это втолковывали ему весь вчерашний вечер Дю Нуи  и
Шалон, когда  он  заикнулся,  что  хочет  воспользоваться  аппаратом.  Они
говорили, что система стабилизации толком не  проверена,  что  он  невесть
куда забросит машину, вряд ли уцелеет сам и ничем, естественно, не поможет
несчастной девочке. Что ж, логика как будто на их стороне.  Но  что  такое
логика, если есть хотя бы ничтожный шанс,  крохотная  надежда?  Пусть  ему
суждено погибнуть. Он умрет с сознанием, что использовал этот шанс. Ему не
прожить на земле без Люс.
   Аппарат помещался в ротонде - летней  деревянной  постройке  в  дальней
части парка. Когда Пьер взламывал дверь, сухое дерево скрипело и стреляло.
К счастью, сегодня кроме садовника Дю Нуи глухого Гастона на вилле  никого
не должно быть. Пьер уже сидел в машине, когда раздались торопливые  шаги.
Он сдвинул рычажок дистанции к минимуму  и  выглянул  наружу.  К  ротонде,
тяжело дыша, бежал Гастон.
   - Мсье! - кричал он в ужасе. - Мсье! Нельзя!
   Он неуклюже прыгал на подагрических ногах, вытянув вперед правую  руку.
Позади ковыляющей фигуры вспыхнули фары автомобиля.
   Пьер захлопнул дверцу.


   Крошечная пролысина в чащобе леса была так плотно огорожена жимолостью,
что Пьер счел всякую маскировку машины излишней. Сунув под рубашку пакет с
красной коленкоровой папкой,  он  начал  пробираться  сквозь  кусты  в  ту
сторону, где лес казался чуть светлее. Гулко ахало сердце.
   Судя по  холодным  каплям  росы,  редко  пробивающемуся  пологому  лучу
солнца, треску птиц, нежным клочкам тумана, зябкому  запаху  ромашек  было
раннее летнее утро. Озноб от  внутреннего  возбуждения  и  ледяных  уколов
росинок гнал его вперед. Через час он согрелся,  умерил  шаг,  успокоился.
Успокоившись, начал рассуждать, а  приведя  в  порядок  мысли,  испугался.
Километр  за  километром  шел  он  по  лесу,  абсолютно  лишенному  следов
человека.  Лежащие  на  земле  деревья  гордо  подымали  могучие  комли  с
ветвистыми корнями - доказательство, что они упали сами, от старости,  или
были свалены бурей, не изведав грубых ударов топора.
   Еще через час, когда тревога перешла в страх,  заросли  расступились  и
открылась даль: бескрайняя поляна в  цветах,  пологий  склон  травянистого
холма, а на гребне - замок, каких немало повидал Пьер  в  среднем  течении
Луары. Крепостная стена срезает верхушку  холма,  над  стеной  -  башни  с
черными пятнами бойниц. На густой синеве  неба  замок  проступает  светлым
изломом.
   Вглядываясь в это творение человеческих рук,  которому  теперь  уже  не
менее тысячи лет, Пьер испытал  огромное  чувство  облегчения.  Он  скинул
репсовую куртку, расстелил ее на просохшей траве и прилег,  положив  рядом
пакет.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0606 сек.