Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


3

Скачать 3

   Радость человека, потерявшего двадцать тысяч франков золотом.  -  Жозеф
становится сапером поневоле. - Белый в рабстве  у  чернокожих.  -  "Хижина
дяди Тома" навыворот. - Что думает парижанин, когда на него надета колодка
раба. - Опасность  поджога.  -  Пролом.  -  Стена  обрушилась.  -  Военная
хитрость. - Какую пользу может принести беглецам кусок горящей пакли, если
его сунуть лошади в ухо. - Александр и его двойник. - Опять Сэм Смит.

   - Триста тысяч франков? - воскликнул Жозеф подскакивая. - Что  ж  вы  с
ними сделаете?
   - Я? Ровно ничего. Эти драгоценные булыжники нужны мне, как  паралитику
ходули.
   - Уж не нашел ли ты сокровище кафрских королей?
   - А что ты думаешь? Вполне возможно.
   - Вот здорово! - заметил Жозеф. - Вы потеряли двадцать тысяч, - вот вам
возмещение.
   - Двадцать тысяч? С чего вы взяли?
   - Я не взял, это у меня взяли...
   - Ах, вот что?! Это те деньги, которые я получил в Нельсонс-Фонтейне за
свой участок? Бедный Жозеф!  Я  не  однажды  раскаивался,  вспоминая,  что
взвалил на вас эту лишнюю тяжесть. Очень рад, что  какой-то  добрый  малый
освободил вас от ноши...
   - Доврый малый? Да я этому мерзабцу... Смешно подумать...
   - Что кажется вам таким смешным? Наше положение?
   - Я не о том! Но этот мерзабец, который меня овборобал, чертобски похож
на бас. Ну как дбе капли боды. Уж бы избините меня, месье Александр!
   - Э-ээ! Тогда я все понимаю!.. Этот болван,  которому  я  вчера  оказал
кое-какую помощь, встречался с тем мошенником, которому  природа  подарила
сходство со мной, и он принял меня за того...
   - Ошивиться бполне бозможно, месье Александр. Уберяю бас.
   - Да я на него не сержусь. Тем более что он очень благородно поступил в
отношении нас. У тебя револьвер есть?
   - И заряженный, - ответил Альбер.
   - Отлично! А у вас, Жозеф?
   - У меня только этот топор.
   - Пока довольно. Эге, дело плохо! Жозеф, смотрите в оба!
   Наружный забор поддался натиску,  и  нападающие,  победоносно  крича  и
рыча, ворвались во двор, в глубине которого стояла конюшня.
   - Ну, воевать так воевать, - непринужденно сказал Александр. -  Альбер,
ты сейчас не очень крепок. Ты будешь прикрывать наш отход.
   - Мы, стало быть, попытаемся уйти?
   - И уйдем. Или ты имел в виду поселиться здесь навсегда?
   - Ничуть.
   - Значит, слушай меня! Сделай-ка предупреждение вот этому молодчику.
   Альбер выстрелил. Один из нападавших свалился:  разрывная  нуля  снесла
ему полчерепа.
   - Убедительно!
   - И возражений пока не слышно.
   - Верно. Значит, они заколебались. Продолжай переговоры в том же  духе.
А мы с Жозефом пока проложим дорогу. Не убивай их слишком много. И  береги
пули. Помин, эти люди уверены, что делают доброе дело. Им кажется, что они
освобождают землю от злодея. Они не знают, что я на него только похож.
   - Мне бы хоть одним глазом увидеть этих проклятых буров!
   - Они, видимо, больше не хотят иметь дела  с  тобой...  Попробовали,  и
довольно! Теперь они будут осторожны!..
   Александр поддерживал этот добродушный разговор, но  вместе  с  тем  не
оставался  без  дела.  Он  быстро  оседлал  обоих  рослых  коней,  которые
действительно принадлежали бурам.
   - Эти звери должны быть чертовски выносливы, - сказал он. -  Ты  сядешь
на одного, я  -  на  другого.  Таким  образом,  Корнелис  и  Питер  смогут
преследовать нас только на слабых клячах, которые  скоро  сдадут.  Двойная
выгода для нас, и мы должны ее использовать. Что касается вас,  Жозеф,  вы
сядете на этого большого гнедого коня. По-моему, он  должен  мчаться,  как
ураган... Что нового, Альбер?
   - Ничего! Крикуны заколебались. Они размахивают кулаками и горланят, но
подойти близко никто не решается.
   - Хорошо. Остается девять лошадей. Они нам  и  проложат  дорогу,  когда
надо будет. Увидите картинку! А пока, Жозеф, мы с вами  немножко  займемся
саперными работами. Вы в саперах служили?
   - Нет, месье Александр.
   - Ничего. Это не так трудно, сейчас увидите.  Смотрите,  сколько  здесь
всякого инструмента: лопаты, кирки, топоры, даже пилы. Хватит на пятьдесят
человек... Кстати, ведь у вас у обоих нет ни гроша за душой.  А  никто  но
знает, что может случиться. Сделайте мне  удовольствие,  возьмите  у  меня
хоть по пригоршне этих камней,  которые  обрывают  мне  карман.  В  случае
надобности их всегда  можно  обратить  в  мясо,  хлеб  и  виски...  И  без
церемоний, пожалуйста. Это наше общее. Вот так. А теперь мы с вами, Жозеф,
разошьем несколько бревен, из которых сложены эти  стены,  но  оставим  их
пока на месте. Будет достаточно легкого толчка, и они повалятся.
   - Понимаю, месье Александр. Если эти сболочи  подойдут  влизко,  мы  им
оврушим стенку на голобы, а сами - на коней и бскачь.
   - Вот именно! Вы  прирожденный  сапер  и  хорошо  понимаете  в  военном
дело... Итак, за работу!..
   Покуда Жозеф, ловко работая топором, подрубал вкопанные в землю столбы,
Александр, вооружившись пилой, осторожно распиливал венцы. Ширина  пролома
могла бы равняться примерно трем метрам. Но вся  подрезанная  часть  стены
должна была в нужную минуту рухнуть сразу.
   Альбер давно знал удивительную физическую силу своего друга, но ему все
же казалось непостижимой огромная работа, которую проделывал Александр,  и
он это сказал.
   - Еще бы! - заметил тот. -  За  последнее  время  я  здорово  привык  к
тяжелому труду.
   - Это как же?
   - Да ведь с тех пор, как мы так неожиданно расстались на Калахари,  мои
хозяева не давали мне сидеть сложа руки.
   - Твои хозяева?
   - Мы все время болтаем и болтаем, и я еще просто  не  успел  рассказать
вам о моем рабстве.
   - Ты был рабом? Ты?
   - Как самый обыкновенный уроженец этой солнечной  страны.  Несмотря  на
мою белую кожу и европейское происхождение, я носил на  шее  колодку,  так
называемое "бревно рабства". Противная штука и противная  работа!  Да  еще
чамбок впридачу.
   - Но это возмутительно! Это неслыханно!
   - Совершенно неслыханно и совершенно возмутительно, и  все-таки  верно.
Мое счастье, что хозяева у меня были чернокожие. Если бы это у белых, я бы
давно умер. И я прямо-таки счастлив, что избавил  от  ужасов  рабства  тех
бедных бушменов, которых португальские мулаты гнали на продажу, как скот.
   - Тебе известно, что эти мулаты подохли?
   - Туда им и дорога! Во всяком случае, дорогой  мой  Альбер,  твой  друг
Александр Шони, бывший парижский щеголь, завсегдатай театральных  премьер,
член многих клубов, бывший помещик, попал в рабство к  неграм,  носил  для
них воду, толок для них просо и сорго, варил для них пиво, прислуживал  их
хозяйкам, нянчил их детей. Но пока оставим это. Я вам расскажу подробно  в
другой раз. Кажется, неприятель переменил тактику!
   - Верно! Раньше они шли открыто,  а  теперь  прикрываются  фашинами  из
хвороста.
   - Да, вижу! Эти чучела хотят  сложить  весь  свой  хворост  у  нас  под
стенками и поджечь. Они мечтают зажарить нас. Нет, ребята, погодите! Мы  и
сами с усами! У вас все готово, Жозеф?
   - Готово, месье Александр. Только пальчиком толкнуть.
   - Слушай, - сказал Альбер, - у  меня  руки  чешутся  пострелять.  Я  бы
все-таки уложил хоть несколько человек!
   - Зачем? Пусть их. Через несколько минут они все равно  будут  считать,
сколько у них переломано ребер.
   Раззадоренные молчанием маленького гарнизона, наступающие стали смелее;
более храбрые увлекали колеблющихся. Потрясая в воздухе охапками хвороста,
довольно значительная группа подошла к деревянной стене, как  раз  к  тому
месту, где  был  подготовлен  пролом.  Они  приближались  потихоньку.  Тем
временем другая группа  подходила  с  противоположной  стороны  и  страшно
шумела, желая, по-видимому, отвлечь внимание осажденных.
   Затем  они  без  всякого  предупреждения  подожгли  хворост.  Заставить
задохнуться в дыму и сгореть живыми  трех  человек,  которым  нельзя  было
предъявить никакого обвинения, было для них делом  самым  обыкновенным.  И
дым уже стал пробиваться сквозь щели. Лошади пришли в беспокойство.
   - Ну вот! - сказал Александр.
   - Мы готовы! - одновременно отозвались Альбер и Жозеф.
   - Берите каждый по коню. Привяжите их друг к дружке веревкой  подлинней
и поставьте перед проломом.
   - Готово.
   Александр тоже соединил пару лошадей и поставил их позади лошадей своих
товарищей. Затем он высек огонь, зажег трут, отрезал от него четыре  куска
длиной сантиметра в два каждый и,  когда  они  загорелись,  дал  по  куску
Альберу и Жозефу.
   - Слушайте меня и точно выполняйте  то,  что  я  прикажу.  По  команде:
"Вперед!" - вы крепко хватаете коней за морды и суете им в  ухо  по  куску
горящей пакли. Тем временем я опрокидываю  стенку,  и  тогда  вы  пускаете
лошадей. Поняли?
   - Поняли!
   - Вперед!
   Под могучим  напором  Александра  тяжелая  рубленая  стена  зашаталась,
треснула и с грохотом свалилась на тлевший хворост  и  на  людей,  которые
пытались раздуть огонь. Крики бешенства и боли  смешались  с  проклятиями.
Лошади испуганно ржали. Они обезумели от боли, которую им причинял огонь в
ухе, и ринулись прямо на людей - на тех, кто еще держался на  ногах  после
падения стены. Несчастные животные рвались каждое в свою сторону,  но  они
были привязаны одно к другому и потому вертелись на  месте,  топча  ногами
убитых и раненых и опутывая тех, кто еще не валялся на земле  и  не  успел
бежать.
   - По коням!
   Александр  был  бледен,  лицо  его  стало  совершенно  бескровным,   но
командовал он твердо и спокойно.
   Лошади буров фыркали от нетерпения и страха. Жозеф на своем гнедом  был
готов вырваться первым.
   - Легче! - сказал Александр. - Наш план осуществляется очень хорошо,  и
мы не будем останавливаться на  полдороге.  Полюбуйтесь,  сколько  мы  тут
народу накрошили!..
   - Кто ж виноват, если не они сами? - сказал Альбер.
   Он быстро нагнулся, тоже сунул два клочка дымящейся пакли лошадям в уши
и пустил их. Нападавшие уже  стали  оправляться  от  первого  испуга.  Они
поняли, что трое осажденных нот-нот уйдут от них, и только думали, как  бы
перейти в  наступление.  Но  не  успели.  Новые  лошади  налетали  на  них
ураганом, и это вызвало неописуемую панику.  Началось  нечто  худшее,  чем
бегство. Это была паника, каждый думал об одном - как бы спастись.
   Три француза пригнулись к гривам своих  копей,  беспощадно  вонзили  им
шпоры в бока и понеслись во весь опор по дорожке, которую им  прокладывали
лошади с горящей паклей в ушах.
   Де Вильрож с револьвером в руке,  Александр  с  карабином  были  готовы
пристрелить всякого, кто попытался бы их остановить.
   Ворота крааля оказались открытыми. Все три всадника проскочили и быстро
скрылись из виду, провожаемые бешеными криками.
   - Прямо на водопад Виктория, - сказал Александр спустя несколько минут,
показывая на тучи, собиравшиеся на севере.
   - Да, по за нами будет погоня, - не без оснований возразил Альбер.
   - Несомненно.
   - Если мы окажемся на Замбези, а те пойдут за нами по пятам, мы попадем
в западню.
   - Не понимаю! Объясни, пожалуйста.
   - Очень просто. Рядом с Викторией наши самые большие европейские реки -
не больше чем ручьи. Если мы дадим себя припереть  к  этому  водопаду,  мы
потеряем то, что в тактике называется линией отступления.
   - Ты уверен?
   - Разве только ты, как опытный полководец, все  предвидел  и  обеспечил
переправу.
   - Видишь ли, я уже не  думал,  что  снова  найду  вас  обоих,  и  я  не
предвидел такой глупой и ужасной свалки. Поэтому, должен сознаться,  я  не
принял никаких мер.
   - Значит, мы будем окружены. Пойми это!
   - Легче, дорогой Альбер.  Легче!  Не  суди  своего  друга  опрометчиво,
раньше выслушай его!
   - Да говори же, изверг! Не мучь! Я умираю!
   - Не умирай и слушай! Я действительно многого не  предвидел,  но  я  не
сказал, что у нас нет возможностей спасения. Они есть, и приготовил их  я,
но совершенно другими способами.
   - А именно?
   - Если бы наши уважаемые спутники мастер Виль и преподобный  отец  были
сейчас здесь, я бы тебе не ответил. Но так как их нет, я открою тебе,  что
организовал небольшую лодочную переправу  на  тот  остров,  где  находятся
сокровища...
   - ...кафрских королей?
   - Тише! Мы не одни.
   - Здравствуйте, господа! - раздался чей-то звучный голос.
   Три друга неслись в бешеной скачке и  в  этот  момент  сворачивали  под
прямым углом вправо, по  направлению  к  темной  скале,  высившейся  среди
наносных песков. Сейчас пески были сухи, но, по-видимому, периодически, во
время разливов, подвергались затоплению.
   Внезапно, точно из-под земли, появился мужчина  высокого  проста,  лицо
которого было закутано белой тканью. Через плечо у него висел двуствольный
карабин.
   - Здравствуйте, - ответил  Александр  вежливо,  по  тоном  человека,  у
которого минуты на счету и нет времени для праздных разговоров.
   - Одно слово, джентльмен!  -  сказал  незнакомец,  загораживая  дорогу,
однако пока не предпринимая ничего угрожающего.
   - Мы торопимся, - сказал Альбер. - За нами гонится по пятам  не  меньше
сотни демонов, которые точно с цепи сорвались. А мы не  хотим  вступать  с
ними в переговоры.
   - Да ведь и я спешу. Предлагаю вам, джентльмен, услугу за  услугу.  Мне
нужна лошадь.
   - Вы смеетесь!..
   - Я знаю, кто вы и откуда, и, пожалуй,  догадываюсь,  куда  вы  держите
путь. Я воспользовался вашей лодкой.
   - Тысяча молний! - в бешенстве воскликнул Александр. - Что вы наделали!
Вы хотите, чтобы нас схватили?
   - Нет. Я вас спасу. Видите маленький  островок,  который  прицепился  к
подводным камням на самой середине реки? Только что я туда переправил двух
европейцев - ваших товарищей.
   - Наших товарищей?
   - Да. Один смахивает на миссионера. А другой этакий верзила.  По-моему,
он с приисков. Лодку я увел обратно и спрятал.
   - Где вы ее спрятали?
   - Дайте мне лошадь. Еще не поздно. Я  прыгну  в  седло,  и  вся  орава,
которая гонится за вами, побежит за мной.
   - Хорошо! - сказал Александр. - Вот моя лошадь. Где лодка? Не пытайтесь
нас обмануть. Вы не успеете сделать триста шагов, как у вас в спине  будет
сидеть пуля восьмого калибра.
   - Не надо грозить. Если вы мне не поможете, меня поймают. Лодка стоит в
ста шагах отсюда, позади того куста, видите? Весла воткнуты в ил.
   - Альбер, Жозеф, слезайте,  -  сказал  Александр,  заряжая  карабин.  -
Бегите туда. Если лодка на месте и в исправности, крикните мне.
   Он прибавил, обращаясь к незнакомцу:
   - В противном случае я вас застрелю, потому что вы нас погубили.
   Незнакомец слегка пожал плечами, все еще не открывая, однако, лица.
   Вскоре послышались два радостных голоса:
   - Лодка! Есть лодка! И весла!..
   Незнакомец извлек из-за пояса складной нож и,  не  проронив  ни  слова,
перерезал жилы на ногах у лошадей Жозефа  и  Альбера  и  вскочил  на  коня
Александра.
   - Простите, сударь, - сказал он. - Я поступил, как мясник, но я  должен
думать о своем спасении.
   Тут  порывом  ветра  взметнуло  белую  ткань,  и  Александр  застыл   в
оцепенении: он увидел лицо, до такой степени похожее на  его  собственное,
как если бы смотрел в зеркало.
   С шумом приближались преследователи.  Медлить  нельзя  было.  Альбер  и
Жозеф уже сидели а лодке.
   - Поезжайте, месье, - сказал незнакомец. - Я второй раз  обязан  жизнью
французу. Я не забуду этого.
   - Да кто вы такой?
   - Одни считают меня бандитом. Другие - правда, таких немного  -  хотели
бы сделать из меня  героя.  Но  я  гораздо  более  скромен.  Впрочем,  это
значения не имеет. А вот вам, например, моя дурная слава  может  причинить
неприятности, потому что вы удивительно на меня похожи...
   - Да неужели вы...
   - Сэм Смит!..





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0431 сек.