Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Мюррей ЛЕЙНСТЕР - ШАХТА В НЕБЕ

Скачать Мюррей ЛЕЙНСТЕР - ШАХТА В НЕБЕ

                                  1

     Осколок скалы, который одновременно представлял собой залежь, плыл  в
золотистом солнечном тумане. В одном месте туман светился ярче -  там,  на
расстоянии десятков миллионов миль, находилось солнце. На  другой  стороне
туман  был  темнее,  а  местами,  где  он  становился  совсем  тонким,   в
проплешинах мерцали одна-две искорки звезд. Расстояние до них  можно  было
выразить только в световых годах. Вся остальная часть тумана - или мглы  -
была освещена до однообразия равномерно -  и  справа,  и  слева,  внизу  и
вверху. Некоторое разнообразие в сцену вносила только скала. В  длину  она
достигала самое большее двадцати  метров,  а  в  наиболее  узкой  части  -
пятнадцать   метров.   Вещество,   ее   составляющее,    за    исключением
одной-единственной   вкрапленной   жилы   породы,    представляло    собой
кристаллическую коричневую субстанцию, некогда отколотую мощным ударом  от
какого-то большого целого.
     Скала плавала в пустоте. Она  не  падала,  потому  что  вращалась  по
орбите вокруг планеты, которую скрывала золотистая дымка тумана. Ничто  не
обнаруживало ее присутствия здесь, но люди добрались и до нее.
     Неровными буквами кто-то пометил эту скалу:  "ГХ-3".  Буквы  и  цифры
едва можно было различить на расстоянии. А несколько позже  некто  украсил
поверхность новой надписью:  "ДК-39",  эта  надпись  частично  перекрывала
старую. И это все, что можно было сказать об одной стороне скалы.
     На другой ее стороне  имелись  более  очевидные  следы  человеческого
присутствия. Имелся прозрачный купол,  надежно  прикрепленный  к  скальной
поверхности.  Диаметр  его   составлял   пятнадцать   футов.   Сферическая
поверхность купола достигала в высоту футов восьми. Сбоку  в  одном  месте
была встроена трубчатая металлическая рама, к которой примыкал  прозрачный
воздушный шлюз.  И  внутри  купола  находились  предметы,  предназначенные
только для человека.
     Здесь  был  спальный  мешок  с  капюшоном  -   кубообразный   объект,
являвшийся кондиционером  воздуха.  Имелся  штабель  резервуаров,  во  все
стороны  торчали  вентили  и  шланги.  Резервуары  были  помечены   словом
"Кислород". Некоторые ящики, судя по надписям, содержали  -  или  когда-то
содержали - запасы провизии.
     На  скале  все  было  недвижимо.  Имея  размеры  семьдесят  футов  на
пятьдесят и на сорок, скала обладала массой в несколько  тысяч  тонн.  Она
вращалась вокруг некой неопределенной оси,  совершая  примерно  за  десять
минут один оборот. Вокруг тишина и покой.
     Это  была  безымянная  скала.  Она  плыла  в  туманном   вакууме,   в
космическом облаке пыли, составлявшем громадный светящийся диск,  повисший
в  межпланетном  пространстве.  Это  были  кольца   Тотмеса,   о   котором
"Галактический Указатель" мимоходом замечал, что Тотмес - газовый  гигант,
четвертая от светила планета системы звезды Нилетус,  окруженная  кольцами
пыли и мелких осколков от распавшихся лун. То есть, в этом  отношении  она
напоминала Сатурн, планету Первой Системы.
     Скала с выведенными на ее поверхности буквами и цифрами все плавала и
плавала в световом тумане. Ничто  не  двигалось.  Ничего  не  происходило.
Совершенно  ничего.  Даже  то,  что  лежало  в  спальном  мешке,  тоже  не
шевелилось. И не дышало.


     Данн вел свой космоскаф сквозь кольца Тотмеса. Он  сердито  хмурился.
Потому  что  направлялся  он  на  Отдушину,  куда  вскоре  должен  прибыть
транспорт-сборщик, а для Данна необходимость этого  перелета  сейчас  была
очень  некстати.  Прибытие  сборщика  вызывало  каждый  раз  прилив  почти
истерического веселья, но Данну теперь было не до  этого.  Только  крайняя
необходимость заставила его покинуть своего партнера Кииза, оставшегося на
одном из осколков, который они нашли и стали  разрабатывать.  Там  имелась
двухфутовая жила абиссальных кристаллов прямо на  поверхности  осколка,  и
было бы безумием  оставлять  такое  сокровище  без  охраны.  Конечно,  они
пометили осколок. Но маркировка особого значения  не  имела.  Хотя  они  и
обозначили его своей меткой -  "ДК-39"  -  поверх  старой  "ГЗ-3.",  но  в
Кольцах Тотмеса не существовало понятия законности, и это возможно  только
в моменты прибытия транспорта-сборщика. Дорога на Отдушину с того осколка,
на котором работали Данн и Кииз, занимала два с половиной дня и  пролегала
она сквозь золотистый туман, в котором не было маяков. Из обоих  партнеров
Данн являлся более опытным астронавигатором. Если бы полетел Кииз, оставив
Данна на скале, он мог бы заблудиться и не найти дороги назад, прежде  чем
у  Данна  закончился  бы  кислород.  Данн  имел  гораздо   меньше   шансов
заблудиться.  Кроме  того,  если  бы  они  оба  покинули   свой   осколок,
какой-нибудь посторонний старатель мог бы  наткнуться  на  него,  пометить
заново своими  инициалами  и  номерами...  если,  конечно,  он  был  готов
отстаивать свою находку.
     Поэтому-то Кииз и остался в куполе, покинутом Данном  два  дня  назад
для того, чтобы поспеть на Отдушину к приходу  сборщика.  Им  нужен  новый
запас кислорода, нужна провизия и запчасти для горного  оборудования.  Все
это Данн должен был получить на  корабле-сборщике,  привозившем  запасы  с
Хоруса, следующей от солнца планеты этой системы. При всем при  том,  Данн
обязан был следить за  тем,  чтобы  не  попасть  в  ловушку,  поставленную
недоброжелательно   настроенными   субъектами,   которые    всегда    рады
воспользоваться отсутствием правосудия в Кольцах. Полет поэтому становился
не только срочным, но и трудоемким, и ничего удивительного не было в  том,
что Данн хмурился. Необходимо не только  взять  припасы,  но  и  вернуться
обратно к осколку, не приведя "хвоста". Если это ему удастся,  то  к  тому
времени, когда снова придет корабль-сборщик, они с  Киизом  станут  весьма
состоятельными людьми. А если ему не удастся...
     Но другого выхода не было. Он должен суметь.  Если  повезет,  то  все
пройдет совершенно гладко. Имелись и другие варианты, но они ему совсем не
нравились.
     Окруженный со всех сторон непроницаемой пеленой пылевого тумана, Данн
с трудом  мог  представить,  что  вся  остальная  Вселенная  существует  в
действительности. Космоскаф плыл в золотом  светящемся  тумане.  Казалось,
туману нет конца, но Данн знал, что  приближается  к  Отдушине.  Она  была
большим  осколком  -  летающей  горой,   крупной   частицей   неисчислимых
фрагментов колец Тотмеса - и на ней находился местный грузовой космопорт.
     Каких-то несколько  миллионов,  или  десятков  миллионов,  или  сотен
миллионов лет назад  несколько  сателлитов  Тотмеса  неосторожно  вошли  в
предел Роше для  этой  системы  спутников.  Они  были  раскрошены  в  пыль
гигантскими приливными силами, которым ничто, в буквальном  смысле  слова,
не могло противостоять. Они развалились.  В  ходе  процесса  осколки  были
перемолоты в мельчайшую пыль, а частью - в гравий. Позже отдельные частицы
снова слиплись вместе, образовав более крупные тела - скалы и горы.
     Пыль и прочие обломки,  оставшиеся  от  этой  древней  катастрофы,  и
составляли Кольца Тотмеса. Каждая частичка тумана имела свою орбиту, точно
так же, как более крупные тела - свою. Любая пылинка  или  летающая  гора,
такая, как Отдушина, мчались сквозь золотую пустоту по  своим  собственным
неизменным дорожкам. Кольца Тотмеса напоминали кольца  планеты  Сатурн  из
Первой Системы. И само собой, люди нашли причину,  чтобы  рисковать  здесь
своими жизнями.
     В случае с  Тотмесом  причина  была  проста.  Разнообразные  объекты,
плавающие в кольцах, имели и  разный  химический  состав.  Некоторые  были
осколками верхних пород  некогда  существовавших  лун.  Иные  представляли
собой куски железо-никелевой руды из коры разрушенных  спутников.  Местами
можно  было  натолкнуться  на  осколки,  состоящие  из  наиболее  глубоких
абиссальных пород, пребывающих  в  контакте  с  металлическими  жилами.  В
некоторых  абиссальных  субстанциях  содержались  особые  кристаллы.   Они
существовали только  в  тех  местах,  где  имелись  планеты  или  луны.  И
добраться до них можно было только там, где эти планеты или  луны  некогда
пережили катастрофу и были раскрошены. Они напоминали по виду обыкновенный
леденец, но по сути являлись самым дорогостоящим  минералом  в  Галактике.
Только благодаря им возникла необходимость межзвездных путешествий.
     Корабли,  достигавшие  самой  окраины  галактического  острова,  были
обязаны существованием своих могучих песен  особым  свойствам  абиссальных
кристаллов. Они были необходимы для функционирования тяговых  генераторов.
Без  них  не   существовала   бы   межзвездная   коммерция,   исчезли   бы
многочисленные колонии. Сама Земля превратилась бы в переполненную свалку,
где люди не могли бы и шагу ступить, потому что их было бы слишком много и
всем не хватило бы места.
     И вот, на солидных размеров осколке Колец,  Данн  и  Кииз  обнаружили
выход  серой  материнской  породы,  в  которой  очень  часто   встречались
абиссальные кристаллы. Им  уже  удалось  кое-что  добыть.  И  теперь  Кииз
остался в куполе, чтобы охранять найденное сокровище и, заодно, добыть еще
больше кристаллов, пока Данн вернется. Он остался один, а  это  совершенно
не нравилось Данну.
     Данн бросил быстрый взгляд на экран радара. Примерно в  миле,  справа
по курсу, двигался осколок размером с речную гальку. Не более  полдюйма  в
диаметре, он не обращал на себя  особого  внимания.  В  трех  милях  слева
плавал объект размером с кулак. Его тоже можно было игнорировать.
     Потом вдруг защелкал детектор. Впереди таился объект гораздо  больших
размеров. Приборы уже проанализировали полученные данные, и  теперь  право
решать предоставлялось Данну.  Какой-то  объект,  еще  скрытый  в  тумане,
двигался не в общем направлении вращения осколков в Кольцах  Тотмеса.  Это
была не скала, нет.
     По размерам это мог бы быть и корабль.  И  он  тоже  мог  прощупывать
Данна радарным импульсом. В щелканье детектора ему слышалось негодование.
     Данн что-то проворчал себе под нос. Он проворно забрался в  скафандр.
При этом, облачаясь  в  противопустотную  броню,  он  не  спускал  глаз  с
приборов.
     Высвободив из креплений короткорылую старательскую базуку, стрелявшую
специальными капсулами-снарядами и применявшуюся для взрывного  бурения  и
взятия проб породы, он вставил заряды в  соответствующие  места  на  поясе
скафандра.
     Еще раз оглядев циферблаты приборов,  Данн  направился  к  воздушному
шлюзу. Он присоединил к соответствующему зажиму  страховочный  фал.  Потом
закрыл внутренний люк и открыл внешний. Это была обычная процедура  взятия
пробы с осколка кольца, но одновременно  человек,  вооруженный  базукой  и
стоящий в проеме люка своего космоскафа, мог  представлять  собой  грозную
боевую единицу.
     Он вглядывался в сплошную мглу пылевого  тумана,  освещенного  только
далеким солнцем. Но вот вырисовался смутный силуэт, некая  твердая  масса,
плавающая в пустоте. Размерами эта  неправильных  очертаний  масса  вполне
соответствовала космоскафу. Маленький кораблик - "мул" - вполне мог бы  за
ней укрыться. Если с толком его разместить.
     До обломка оставалось две мили.  Данн  нажал  на  спуск  базуки.  При
первых трех выстрелах он промахнулся. Крохотные снаряды унеслись в  ничто.
Здесь, где практически отсутствует  гравитация,  они  будут  двигаться  по
математически прямым линиям. Когда до скалы оставалась  всего  лишь  миля,
первый из снарядов базуки попал в  цель.  В  камне  образовались  трещины.
Скала начала распадаться на более мелкие осколки.  В  цель  ударил  второй
снаряд, потом третий.
     Скала словно превратилась в ничто, и теперь было  видно,  что  за  ее
массой притаился космоскаф. Этот корабль "залег" в засаду. Очевидно, он, а
вернее, его владелец, засек эхо работы двигателей  корабля  Данна  прежде,
чем детекторы последнего засекли его. Незнакомец успел  вовремя  заглушить
двигатели и устроить засаду. Но теперь он превратился в центр  масс  сотен
осколков   взрыва,   разлетающихся   во   всех   направлениях.   И   Данн,
недвусмысленно давший понять, что может постоять за себя, не спускал его с
прицела.
     Неизвестный космоскаф ретировался, спасаясь бегством. Данн послал ему
вслед последний заряд из базуки и закрыл дверку воздушного  шлюза.  Открыв
затем внутренний люк, он направился к  пульту  управления.  О  только  что
закончившемся  инциденте  он  больше   не   думал.   Не   стоило   слишком
расстраиваться. Ведь это были кольца, и появились они именно в  то  время,
когда   удачливые   старатели-пустотники   везут   добытые   кристаллы   к
кораблю-сборщику. В такой период менее удачливые коллеги готовы  пойти  на
самые отчаянные меры. Данн вычеркнул случившееся из головы. Но тревога  за
судьбу Кииза не оставляла его ни на миг.
     Он изменил курс космоскафа. Ему следует  вернуться  назад,  но  таким
образом, чтобы ни один старатель в Кольцах не смог бы его выследить.  Хотя
бы тот же космоскаф, который он только что вспугнул. Нельзя  сказать,  что
самые неприятные типы в Кольцах отличались чересчур  воинственным  нравом,
нет. И все же, космоскаф, который направляется к Отдушине в период прихода
корабля-сборщика,  зачастую  везет  достаточно  кристаллов,   чтобы   этим
спровоцировать убийство или два.
     Итак, Данн приближался к Отдушине. Периодически он менял курс  своего
корабля, каждый раз при этом проверяя, не ловят ли детекторы эхо от работы
двигателей другого космоскафа. И ни один из  кораблей,  которые  он  успел
повстречать на этом отрезке пути, не сделал попытки пересечь  его  курс  -
мудрое поведение, которое Данн всецело одобрял.
     Вскоре  его  коммуникатор  поймал  одновременно  несколько   жужжащих
сигналов - это было эхо работы двигателей многих космоскафов. Данн  понял,
что приближается к цели назначения. Некоторое время спустя он услышал едва
различимый голос, который весело приветствовал кого-то:
     - Добро пожаловать! Кто это там?
     Происходящее означало, что какой-то  старатель  уже  успел  совершить
посадку на Отдушине, и теперь приветствовал другой корабль, приближавшийся
к посадочному полю. И Данн уже заранее мог сказать, что произойдет  сейчас
и что будет дальше.
     Один космоскаф уже приземлился. Он очень-очень осторожно  подошел  на
дистанцию прямой видимости к Отдушине. В открытом  люке  воздушного  шлюза
стояла фигура в скафандре и с базукой наготове. Можно  было  бы  подумать,
что вид Отдушины привел экипаж корабля в замешательство, но  это  было  не
так.  Все  прекрасно  знали,  как  выглядит  Отдушина  -  железо-никелевый
астероид, летающая гора, некогда составная часть ядра разрушившейся  луны.
В длину она достигала более мили и формой была под стать ночному  кошмару.
В грубом приближении один ее край напоминал конус, а другой  -  полусферу.
Вся ее поверхность была изрыта трещинами, кратерами, пересечена  изломами,
за одним исключением.
     Имелось здесь место,  представляющее  собой  почти  идеально  гладкую
равнину, образовавшуюся, очевидно, много миллионов лет назад в  результате
касательного столкновения. Вот это плоское поле, без какого-либо знака или
маяка, способного дать знать, что нога человека когда-либо ступала на  его
поверхность,  и  являлось  космопортом  на  Отдушине.  И  любой   одинокий
космоскаф будет подходить к предполагаемому месту посадки  с  максимальной
осторожностью. Потом он опустится на металлическую поверхность  астероида,
причем  в  таком  месте,  где  никто  не  сможет   приблизиться   к   нему
незамеченным, с какого бы направления он ни шел.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0743 сек.