Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


10

Скачать 10

   Работорговцы. - Что такое чамбок. - Так ему и следует! - Искупление.  -
Благодарность - добродетель чернокожих. - Праздник в краале. -  Пирушка  у
туземцев. - Корни, стрекозы, гусеницы, ящерицы,  черепахи,  и  лягушки.  -
Остроумное устройство печи. - Пиво в плетенке. - Приготовления  к  большой
охоте.

   Европейцы  были  поглощены  наблюдением  за  героическим   и   безумным
поступком Александра, а мать умиравшего ребенка  была  целиком  во  власти
своего горя и своей надежды,  поэтому  никто  не  заметил,  какая  мрачная
процессия  неожиданно  показалась  в   долине,   направляясь   в   сторону
беззащитного крааля. Человек пятьдесят  негров  с  закрученными  за  спину
руками и с ногами, связанными, как  у  приговоренных  к  смерти,  медленно
плелись под конвоем вооруженных до  зубов  мулатов  со  зверскими  лицами.
Несчастные  негры  изнемогали  от  усталости  и  умирали  от   жажды.   Из
утонченного варварства их привязали за шею по двое к одному бревну  в  три
метра длины и с развилками на обоих концах.  Прикрепленные  друг  к  другу
этим двойным ярмом, негры были лишены возможности повернуться или хотя  бы
повернуть  голову.  Так  они  и  плелись,  спотыкаясь  на   каждом   шагу,
безжалостно подгоняемые чамбоком [чамбок - бич,  которым  погоняют  волов:
это полоска кожи гиппопотама или носорога длиной  в  два  метра,  толщиной
сантиметра  в  четыре  у  рукоятки   и   постепенно   сужающаяся;   чамбок
предварительно   хорошо   просушивают,   затем   обрабатывают   деревянной
колотушкой, после чего он  получает  удивительную  прочность  и  гибкость;
средней силы удар, нанесенный быку, вырывает у  него  шерсть  и  оставляет
след,  который  держится  целый  день  (прим.авт.)].  В  довершение  всего
несколько женщин, несших за спиной маленьких  детей,  были  также  скованы
попарно и подвергались тому же бесчеловечному обращению.
   Подлые барышники, которые перегоняли это человеческое стадо, были одеты
по-европейски: они носили куртки и бумажные штаны, широкополые  соломенные
шляпы  и  сапоги  со  шпорами.  Их  лица,  на  которых  застыло  выражение
жестокости, были бы страшны, даже если бы с ними пришлось повстречаться  в
стране цивилизованной. А уж в этой дикой и заброшенной пустыне они были до
того омерзительны, что и рассказать трудно.
   Александр, Альбер, Жозеф и даже мастер Виль  не  могли  поверить  своим
глазам. Как! В XIX веке, в нескольких переходах от английских владений еще
встречаются злодеи, занимающиеся  возмутительной  торговлей  людьми?  И  в
жилах этих чудовищ  течет  наполовину  кровь  тех  самых  черных  народов,
которыми они торгуют, и наполовину кровь белых! Какая мерзость!
   Александр,  еще  чувствовавший  на  себе   молчаливый   взгляд   матери
спасенного им ребенка, внезапно ощутил  приступ  того  бешеного  гнева,  с
каким не умеют совладать люди,  обычно  спокойные.  Только  что  он  смело
рискнул  собой,  чтобы  спасти  жизнь  ребенка.  Он   не   мог   сохранить
хладнокровие, когда его самоотвержению был брошен такой вызов.
   Этот негр, который завыл после удара бичом, но  лицо  которого  все  же
сияло сверхчеловеческой радостью,  не  мог  быть  никем  иным,  как  отцом
спасенного малыша. Своими зоркими глазами сына природы он издалека увидел,
что  здесь  происходит,  и  понял  великодушный  поступок  белого.  Сделав
отчаянное усилие, он сломал  свое  ярмо  раба  и  подбежал  к  ребенку.  А
конвоир-мулат, делая вид, что заподозрил попытку  к  бегству,  безжалостно
вытянул его чамбоком и рассмеялся, когда улыбка радости  несчастного  отца
смешалась со слезами и с кровью.
   На француза это зловещее веселье подействовало, как пощечина. Он  резко
выпрямился во весь свой гигантский рост, подскочил к насильнику, вырвал  у
него чамбок и так хватил его этим самым чамбоком по скотской роже, что тот
сразу облился кровью.
   - Это белый из Европы! - пробормотал мулат сдавленным  голосом.  -  Это
настоящий белый!
   - Да, мерзавец, я белый, и я европеец, и ты мне сейчас за все ответишь!
На колени, презренная тварь! На колени перед всеми этими  людьми,  которых
ты лишил свободы!
   Крик радости вырвался у чернокожих, когда они  увидели,  что  возмездие
близко.  Но  другие  работорговцы,  сообразив,  что  положение  становится
угрожающим, приготовились к борьбе.
   - Бросить оружие, или я сейчас же застрелю этого мерзавца!  -  приказал
им неумолимый мститель. - Альбер, Жозеф, возьмите их на мушку!  И  пулю  в
лоб тому, кто шевельнется.
   Когда работорговцы увидели, что на них смотрят стволы  крупнокалиберных
карабинов, рассчитанных на слонов, они поняли, что белые незнакомцы держат
их жизнь в руках. Тогда они побросали ружья на землю.  И  хорошо  сделали,
потому что оба наших каталонца, Альбер и Жозеф, были  в  таком  состоянии,
что еще немножко, и они бы застрелили работорговцев, как гиен.
   Пусть не удивляется читатель, что три  случайных  человека  смогли  так
сразу отбить у мулатов всякую охоту к сопротивлению. Надо знать, как велик
у этих первобытных народов престиж чистокровных белых, насколько  он  выше
престижа людей со  смешанной  кровью,  особенно  тех,  кто  происходит  от
португальцев и туземных женщин.  Эти  презренные  полукровки  бесчеловечно
жестоки в обращении со своими, но  один  лишь  вид  европейца  внушает  им
почтение.
   - А теперь, - сказал Александр, - освободите-ка этих людей, которых  вы
хотели угнать! Развяжите их! И живей!
   Покуда у мулата страдала только шкура, он молчал. Но когда под  угрозой
оказался его карман, он заволновался и  попробовал  торговаться.  Жадность
сильнее страха.
   - Но позвольте, белый сеньор, эти люди принадлежат мне. Я купил их... И
дорого за них заплатил... Я их купил у родного брата царя Сикомо. Я должен
доставить их на Вааль, бурам. Им там будет очень хорошо. Смотрите, как они
здесь несчастны, в этой пустыне, где нечего ни пить, ни есть...  А  там  о
них будут заботиться. Вот что, белый сеньор, если вы хотите  купить  их  у
меня, я их уступлю вам без всякой наживы.  Не  захотите  же  вы  этак  вот
разорить бедного человека, я надеюсь. Вы  мне  заплатите  за  них  сколько
хотите и когда хотите. Слово белого человека свято.
   - Ах, трижды мерзавец! - воскликнул Александр, которому эта беседа  уже
начала надоедать. - Ну погоди же, я тебе заплачу сейчас же!  И  с  лихвой!
То, что ты получил от меня чамбоком по роже, пока только задаток.  Подожди
минуту, сейчас мы произведем полный расчет.
   Он поднял чамбок, который все время судорожно сжимал в руке, и стал так
добросовестно обрабатывать шкуру негодяя,  что  тот,  задыхаясь,  запросил
пощады и милости.
   - Развяжи этих людей, - приказал ему Александр.
   Несчастные невольники, почуяв свободу и видя, что их враги обезврежены,
стали  кричать  от  радости.  Некоторые  пытались  поломать  свое  "бревно
рабства",  как  здесь   называют   деревянные   колодки,   надеваемые   на
невольников.
   Освободитель, желая, чтобы его приказание было  выполнено  в  точности,
сделал неграм знак не шевелиться. Затем он  взял  за  ухо  мулата,  тяжело
дышавшего после полученной  трепки,  и,  поведя  его  по  рядам,  заставил
развязать одного за другим всех невольников, и в  первую  очередь  женщин.
Альбер и Жозеф, держа в одной руке большие  кухонные  ножи,  другой  рукой
схватили каждый по одному мулату, и  даже  мастер  Виль  схватил  здоровой
рукой пятого  и  поволок  его,  несмотря  на  сопротивление.  Один  только
преподобный  довольно  растерянно  смотрел  на  шестого  мулата.  Но  этот
последний, видя, что все его сообщники поневоле покорились  и  развязывают
путы на невольниках, подчинился беспрекословно. Он был счастлив, что  дело
обошлось для него без проклятого ремня.
   Не прошло и пятнадцати минут,  как  справедливость  восторжествовала  -
невольники получили свободу. Колодки были свалены в кучу, а Зуга, угадывая
мысль белых, развел костер и бросил  "бревна  рабства"  в  огонь.  Бушмены
затеяли  бешеную  пляску,  на  которую  шестеро   работорговцев   смотрели
разочарованно и понуро.
   - Вы нарушили самые  священные  права  человека!  -  строго  сказал  им
Александр. - Вы лишили этих людей свободы. Я  мог  бы  отдать  вас  им  на
растерзанно, но мы судьи, а не палачи. Я ограничусь тем, что отберу у  вас
оружие. Идите на все четыре стороны. Где-нибудь вы свою  воровку  найдете.
Марш!..
   Мулаты были подавлены. Они  робко  поглядывали  на  бушменов,  которые,
вероятно, с удовольствием разорвали бы  их  на  куски.  Опустив  головы  и
побросав все свое оружие, они медленно удалились.
   Александр позвал проводника.
   - Собери все эти ружья, сабли, ножи, раздай людям - пусть у  них  будет
чем защищать свою жизнь и свободу.
   Затем  он  резко  обернулся,  почувствовав  какое-то  теплое  и  мягкое
прикосновение к своей руке. И тотчас лицо его, доселе  бледное  от  гнева,
осветилось доброй улыбкой: он увидел бушмена и его жену, склонявшихся  над
заснувшим ребенком.
   Бушмен весь сиял от счастья. Тихие слезы текли по его лицу, и он их  не
сдерживал. Одна из этих жемчужин, в тысячу раз более ценная, чем настоящий
жемчуг, и упала Александру на руку.
   Тут раздался веселый голос Жозефа:
   - Карай! Теперь, когда бся эта падаль ушла, а доврые вушмены  бернулись
домой, можно немного и побеселиться! Не прабда ли, месье Альвер?
   И действительно, в этот день в краале был праздник.  Бушменам  хотелось
достойным образом чествовать своих белых заступников.  На  стол  поставили
все, что было, и европейцы  увидели  такие  яства,  существования  которых
никогда и не подозревали.
   Много было блюд не только странных, но  даже  таких,  на  которые  наши
друзья поглядывали с опаской. Сначала пошли  вкруговую  красивые  тарелки,
искусно сплетенные из трав и наполненные  зелеными  гусеницами  "лапанес",
которые имеют до десяти сантиметров в длину. Бушмены набросились на них  с
жадностью. Затем гостям подали второе  блюдо.  Это  были  личинки  некоего
крылатого насекомого, покрытые сладковатой  слизью.  Насекомое  называется
"мопанес". Этим именем туземцы обозначают, собственно, дерево, на  котором
данное насекомое живет. Европейское название дерева - баугиння. Оно  очень
красиво, но обладает странной особенностью, вследствие которой его  листья
дают мало тени. В жаркие часы дня они свертываются и подставляют солнечным
лучам только жилки. А в складках этих листьев находит себе приют маленькое
съедобное насекомое. Жареные кузнечики, эти  воздушные  креветки,  как  их
шутливо назвал Альбер, имели у наших европейцев немного больший успех. Вид
больших сушеных  ящериц,  сухих,  как  вяленая  треска,  вызвал  у  Жозефа
тошноту. Зато он налег на восхитительный корнеплод,  имеющий  до  метра  в
окружности. По-бушменски он называется "маркуэ". Его сочная и  питательная
мякоть тает во рту и напоминает сметану. Затем ели "камерос" и  "киамало",
похожие на картошку, но сладкие. Они были поданы в вареном виде,  и  люди,
которые несколько дней не видели никакой горячей пищи, ели их с аппетитом.
   Белые не соблазнились ни гусеницами, ни  ящерицами,  ни  личинками,  но
отдали честь питательным растениям и были  уже  сыты,  когда  торжественно
внесли новое блюдо. Восхитительный запах, который оно издавало,  стал  еще
больше  раздражать  аппетит,  так  что   лакомства   вегетарианские   были
отставлены.
   Альбер без всякой церемонии поднял крышку с блюда, на котором легко мог
бы поместиться средней величины теленок. Там оказалось штук шесть черепах.
Они были приправлены ароматичными травами  и  варились  вместе  со  своими
панцирями.
   - Браво! - воскликнул каталонец. - Конечно, и ящерица - друг  человека,
но но в вареном виде! Да здравствуют черепахи!
   - И лягушки! Да здравствуют лягушки!  -  воскликнул  Александр,  хватая
второй котел. - Вот это уж вполне французское кушанье. Отказаться от  него
было бы не то что неблагодарностью, но  просто-таки  преступлением  против
кулинарии. Господа  англичане,  -  обратился  он  к  его  преподобию  и  к
полицейскому, - не угодно ли?
   Но  оба  гражданина  Соединенного  Королевства,  у  которых  это  милое
земноводное еще не завоевало симпатий, ответили выразительной гримасой.
   - Напрасно, господа, поверьте моему опыту. В Нельсонс-Фонтейне  мне  не
раз случалось дополнять обед этим блюдом,  и  я,  право,  не  знаю  ничего
вкусней.
   - Что черепахи и лягушки встречаются на алмазных полях, где  поблизости
имеются болота, меня ничуть  не  удивляет,  -  заметил  Альбер,  -  но  не
понимаю, как они попали в здешние выжженные места?
   - Я тебе объясню. Но  прежде  всего  я  должен  отметить,  что  бушмены
готовят их гораздо лучше, чем мой бывший повар-китаец. Он  попросту  варил
их в кастрюле, а наши хозяева, по-видимому, ставят их в духовку.
   - Как - в духовку? Я здесь не вижу никакой духовки.
   - Ну вот! Неужели я должен тебе описывать Южную  Африку?  Ты,  кажется,
исколесил ее с севера на юг и с востока на запад, в то время как я  ничего
не видел, кроме своего участка в Нельсонс-Фонтейне!
   - А все-таки!
   Да ведь очень просто. Видишь этот конусообразный холм? Ты, быть  может,
принимаешь его за  хижину?  Ошибка,  дорогой  мой.  Это  муравейник.  Наши
бушмены проделали у самого основания отверстие,  просунули  туда  огонь  и
выжгли  муравьев.  Потом  они  хорошенько  все  прочистили,  и  получилась
прекрасная печь. Ею пользуется вся деревня. Каждый варит, жарит и печет  в
ней что хочет.
   - Ладно, а причем тут лягушки и черепахи? Они,  правда,  восхитительны.
Но посмотри, какие они крупные. Особенно лягушки.  Если  у  них  и  голоса
соответствующие, то это должны быть басы-профундо,  они  должны  заглушать
рычанье льва и крик страуса. Взгляни-ка на эту. Она не меньше пулярки.  Да
и вкусом не хуже.
   Местные жители зовут их... Вот я уже и забыл!
   Здесь их зовут матламетло, напомнил его преподобие, который до сих  пор
разжимал Зубы только для того, чтобы поглощать пищу.  Он  ел  с  жадностью
человека, который страдает солитером.
   - Матламетло, вот  именно!  Благодарю  вас,  ваше  преподобие.  Туземцы
думают, что эти лягушки падают с неба.
   Шумная манна, я вам доложу! И тяжеловесная!..
   - Ах ты, Фома неверующий! Во всяком случае, в дождливое время года  они
живут в лужах,  которые  образуются  на  здешних  твердых  грунтах.  Когда
наступает засуха, матламетло устраивают себе жилища под кустами и прячутся
там до новых дождей. Они выходят только в дождь, а дождей здесь не  бывает
месяцами. Этим пользуется громадный паук, которому нужно ткать паутину: он
закрывает ею весь вход в  убежище  лягушки.  Но  лягушку  это  спасает  от
комаров. Так что когда бушмены выходят на охоту, они  не  упускают  случая
поднять этот занавес, зная,  что  найдут  здесь  добычу.  А  что  касается
поверья об их небесном происхождении, то вот чем  оно  объясняется.  Перед
грозой, когда вот-вот пойдет дождь, лягушки выползают  из  своих  норок  и
начинают громко квакать,  напоминая  обезьяну-ревуна.  А  бушмены  страшно
боятся молнии. Они прячутся у себя  в  хижинах,  накрывшись  кароссами  [в
Южной Африке кароссами называют большие плащи, сделанные из звериных  шкур
(прим.авт.)]. Их поражает оглушительное кваканье, и они уверены,  что  так
громко квакать могут только небесные создания. Что  касается  черепах,  то
они тоже водятся в песке, осевшем на дне высохших луж.  До  начала  дождей
они находятся в состоянии глубокого летаргического сна, если только их  не
пригласят на пирушку вроде сегодняшней.
   - Вот уж поистине чудная страна! - пробормотал Жозеф, уписывая туземное
рагу. - Все в земле: корни, вода, животные; воду носят в яичной скорлупе и
пиво подают в плетенках. Ведь эта кислятина  -  пиво?  Но  так  ли,  месье
Александр?
   - Кислятина? - возмутился Александр. -  Да  ведь  это  пиво  из  сорго!
Прекрасное пиво!..
   - Оно вполне может выстоять против лучших  страсбургских  и  мюнхенских
сортов, - прибавил Альбер. - Но меня не меньше удивляет посуда.  Ведь  это
плетенки!  Они  сделаны  из  растительного  волокна.  Но  посмотрите,  как
искусно! Они совершенно водонепроницаемы!
   Пирушка затянулась  до  поздней  ночи  и  закончилась  плясками,  каких
гости-европейцы   еще   не   видали.   Если   судить   по   фантастическим
телодвижениям, которые танцующим подсказывала африканская  Терпсихора,  их
радость была ни с чем не сравнима, разве только с их неутомимостью. А ведь
всего  неделю  назад  эти  бедные  люди,  выйдя  на  охоту,  были  пойманы
враждебным    племенем,    вступившим    в    союз    с     португальскими
мулатами-работорговцами! Но каких только чудес не  совершает  и  с  людьми
первобытными, и с людьми цивилизованными магическое чувство свободы!
   Несмотря  на  бешеную  пляску  и   обильные   возлияния,   какими   она
сопровождалась, утро застало жителей крааля бодрыми, как  стадо  прыгающих
газелей.
   Поскольку  из-за  подлого  нападения  работорговцев  сорвалась  большая
охота, на которую ушли все здоровые мужчины, а бушменам  все  же  хотелось
продолжить увеселения, они пригласили своих новых  друзей  на  грандиозную
облаву. Засуха вызвала сильную нехватку продуктов, так что устроить облаву
было необходимо, и решено было закончить ее грандиозной травлей, во  время
которой сотни, а быть может, и вся тысяча животных должна была  попасть  в
"хопо".
   Как ни хотелось нашим трем приятелям продолжать путь на север,  они  не
могли отказаться от приглашения. Да им и самим  необходимо  было  спокойно
провести хоть несколько дней в краале, во-первых, чтобы восстановить силы,
во-вторых, чтобы закрепить дружбу с бушменами, на помощь которых  они  еще
рассчитывали в будущем.
   Мастер Виль вполне основательно сослался на свою больную руку и изъявил
желание остаться в деревне. Проповедник, который  до  сих  пор  ничего  не
проповедовал по причине отсутствия слушателей, нашел наконец где применить
свои таланты и стал всерьез наставлять на путь веры  бушменских  женщин  и
детей. Это позволило ему уклониться от столь  светского  развлечения,  как
охота, и он тоже остался в деревне.
   А  бушмены,  попивая  местную  сливовую  водку   "муцуни",   условились
немедленно приступить к приготовлениям. На это требовалось не меньше  двух
дней.
   Европейцы постарались использовать эти сорок восемь часов с  наибольшей
пользой.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0987 сек.