Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Юмор

Михаил Якубовский - Рассказы

Скачать Михаил Якубовский - Рассказы

 ТО ЛИ ЕЩ‚ БУДЕТ!

 
  Выходной наконец наступил. Теперь вс„ зависело от того, уйд„т ли мать по
своим воскресным делам... Но вот по комнатам вихрем пронесся запах
"Клима", в коридоре раздалось привычное: "Вернусь не скоро, чао!" - и
хлопнула дверь. Под окном взревел двигатель, и его удаляющееся урчание
означало для Шуры желанную свободу. В голове билась одна-единственная
мысль: "Наконец-то!" Последний взгляд в зеркало. Парик, платье, чулки
(опять шов перекручен!), сумочка, накидка. Кажется, вс„ в порядке. Не
забыть бы косметичку, а то в прошлый раз... Ах, вот она. Ну, впер„д!
  Проскочить мимо отца незаметно не удалось. Как всегда, он возился на
кухне, и его укоризненный голос застал Шуру у двери. В таких случаях лучше
всего ничего не слышать. Фрр - и цветастое ш„лковое облако вылетело за
дверь. Отец, хоть и недоволен, матери ничего не скажет. А это главное.
  В вестибюле за Шуриной спиной послышались быстрые шаги. Мужчина средних
лет подбежал к двери, открыл ее и придержал, давая Шуре пройти. Потом
вышел сам. Станция монорельса - совсем рядом, но сегодня можно направиться
в другую сторону, к стоянке аэротакси. В кошельке, правда, не густо, но
для девушки это не проблема. Мужчины у стоянки расступились, и к Шуре
подкатился толстый розовый коротышка, бывший первым в очереди.
  - Прошу вас, мадемуазель, вот как раз подходит такси. Позвольте подать вам
руку. Пожалуйста, не ушибитесь. Ах, эти низкие дверцы! Не трудно ли вам
будет выходить - это старая модель, у не„ такие неудобные ступеньки...
Может быть, вас проводить?
  Ледяной взгляд, высокомерно взд„рнутый носик (выдержать паузу!) - вот
теперь можно благосклонно кивнуть. Бормоча что-то вроде "счастлив
услужить", толстяк влез в кабину.
  - Простите за нескромность, куда вы направляетесь?
  - В Сады отдыха, пожалуйста.
  Розовый мужчина вздрогнул - это было далеко и дороговато, но покорно
набрал на пульте индекс Садов и приложил к кассе свой электронный кошел„к.
В полете он, как положено, развлекал даму разговорами, хотя в его голосе
проскальзывали угрюмые нотки. В Садах недавно прош„л дождь, и коротышка,
спрыгнув прямо в грязь, принял Шуру на руки. Пыхтя, он дон„с девушку до
асфальта. За вс„ это он получил сухое "спасибо", после чего облегч„нно
исчез.
  Перед дверью пришлось немного постоять. Правда, всего шесть ступенек, но
не подниматься же в одиночку. Вдобавок дальше - стеклянная дверь, а
открыть е„ своей рукой - нет, это немыслимо! Впрочем, сзади уже раздалось
шарканье подошв.
  - Иду, мисс, иду! Эх, годы, годы! Раньше бы я побежал со всех ног...
позвольте?
  Сухие пальцы легли Шуре на локоть. Путь наверх был успешно преодол„н, и
старик, открыв дверь, с поклоном пропустил даму вперед. В полут„мном кафе
сидели одни мужчины - человек десять. При виде входящей пары все встали, а
двое парней спортивного вида, вежливо оттеснив старика, повели незнакомку
к лучшему столику у окна. Компания мужчин, сидевших там, мгновенно
ретировалась. По дороге Шуре удалось хорошо отработанным небрежным
движением сбросить с плеч накидку, и один из парней помчался с ней к
вешалке. Второй изящно проделал обычный ритуал - отодвинул от столика
стул, смахнул с него пыль рукавом белой рубашки, подв„л девушку ближе к
столу и подставил стул сзади. Шуре оставалось лишь согнуть ноги и сесть.
Затем он осведомился, что желает фроляйн, и прин„с заказ с такой
скоростью, что нельзя его было не поблагодарить, хотя, если вдуматься, за
что?
  Зардевшиеся от похвал парни отправились на свои места. Вино и жаркое были
превосходны, кофе автомат мог бы сделать и лучше, но Шуре не хотелось
привередничать. Так приятно хотя бы в выходной расслабиться... Да, а
почему бы не закурить?
  Справа и слева загрохотали стулья, тяж„лые шаги быстро приближались. "Ну,
вот и конец! - промелькнула мысль. - Бежать!" Но тело оцепенело от ужаса,
ноги тряслись, из ослабевших пальцев выпал спичечный коробок.
  Подбежавший мужчина в форме полковника ловко поймал его на лету и...
подн„с Шуре горящую спичку.
  - Нехорошо! - наставительно заметил он парню с испуганным лицом,
подбежавшему после него. - Столько парней вокруг, а не видят! Подумать
только, девушка чуть было сама не прикурила! Плохо ещ„ Охрана смотрит, вот
что я вам скажу!
  Над столиками нависла угрюмая тишина. Мстительный характер Охраны
Галантности, Почтительности и Уважения был известен всем. Поэтому шурин
прощающий жест был воспринят с явным облегчением. Парень так и остался
стоять неподал„ку, предупреждая малейшие желания дамы. Он подносил спички,
вытряхивал пепельницы, открывал окна (душно!) и закрывал шторы (солнце!).
Кроме того, он приносил (и оплачивал) вс„, чего Шуре хотелось. Угадав
неуловимое движение Шуриной спины, он отодвинул стул, подал девушке руку,
помог подняться. От вешалки уже спешил полковник с накидкой. Он отодвинул
парня в сторону и набросил накидку Шуре на плечи. С галантностью старого
служаки он предложил даме руку, помог спуститься по ступенькам (парень
замер навытяжку у открытой двери) и проводил к стоянке монорельса. Шуре
стоило немалых трудов убедить этого седого красавца не провожать до дома,
а лишь посадить в вагон.
  Вагон был полон. Мужчины, прислонившись к стенкам или уцепившись за
поручни, держали сумки с продуктами, вещами из прачечных и химчисток. У
многих на руках были дети. В мягких креслах развалились оживл„нно
беседующие женщины. Для Шуры тоже нашлось свободное место, с которого были
слышны обрывки разговоров:
  - А я своему так и сказала: будешь меня пилить - брошу! Молодого возьму!
  - Говорю ей: брось, не будь мужиком! Подумаешь, дома ждут...
  - Правильно, я мужу сразу объяснила: тво„ место - на кухне!
  - И вообще, партеногенез уже пора распространять. А то - только в
столице...
  - И в очередь за полгода записываются...
  "Станция "Косметический центр". Следующая станция - "Институт вязания"".
  Шурин взгляд остановился на группке мужчин на стоянке у 102-этажного
Косметического центра. В руках у них были плакаты "За раскрепощение!", "Мы
тоже хотим участвовать в выборах!" и "Мужчина - тоже человек!".
  Вагон тронулся, и демонстранты растаяли в серой дымке.
  - Да, обнаглели...
  - Воспитание вс„, подруги, воспитание! Учат их, учат, что женщина -
существо высшее...
  - А вс„ же много воли им нынче дадено...
  - Недавно один в лужу наступил - девушку обрызгал. Не видел, говорит.
  - Ну и что?
  - Пять лет дали.
  - Мало! Ему бы перед ней - плащ в грязь! А он - "не видел"...
  - Эх, вот раньше, помню...
  К дому Шуре удалось пробраться без приключений. Попалась, правда, компания
полупьяных девиц с предложением пошататься по улицам, поприставать к
мальчикам. Но, увидев, что идея не вызывает энтузиазма, девицы отстали,
обозвав Шуру мужиком. Полагалось бы обидеться, но лучше скорее идти домой.
Как ещ„ мать встретит...
  Но вс„ обошлось. Отец встретил Шуру у дверей и, приложив палец к губам,
ш„потом сообщил, что мать спит, вернувшись после воскресного преферанса, и
просила не беспокоить.
  Мягчайшее силовое поле послушно приняло на себя уставшее шурино тело.
Выходной прош„л прекрасно. Теперь всю неделю можно вспоминать о н„м. И
ждать. Ждать дня, который вновь удастся провести по-человечески. Пусть
даже для этого приходится надевать платье, парик и выбриваться до блеска.
 
 
Страница сгенерировалась за 0.0615 сек.