Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Анатолий Ромов - Голубой Ксилл

Скачать Анатолий Ромов - Голубой Ксилл

   Внимание!  Всем,  кто меня слышит!  Всем,  кто есть на Иммете! Сообщество
Галактики предлагает вам  вернуться!  Внимание!  Здесь,  в  джунглях  Южного
материка,  на  поляне  прибрежного массива,  в  пятнадцати градусах двадцати
минутах  восточной  долготы  и  сорока  градусах  одиннадцати минутах  южной
широты,    нами   сброшены   тюки   с   продовольствием,   инструментами   и
энергопитанием.   Всем,   кто  меня  слышит!   Наше  пребывание  на   Иммете
заканчивается!  Каждый,  кто  явится  к  месту  сбора,  сообщите о  себе  по
микрорации!  Сидящий в ракетолете радист выключил кассету, и грохот динамика
за   бортом   стих.   Спасательный  облет,   повторявшийся  каждые  полгода,
заканчивался:  условия  Договора запрещали кораблю находиться у  поверхности
Имметы более семидесяти двух часов.
   - Командир,- радист кашлянул,- еще полчаса, и мы штраф заработаем.
   - Хорошо.  Передай -  идем на  Орбитальную.  Приготовиться к  переходу на
космическую скорость.
   - Есть передать - идем на Орбитальную.- Радист нажал вызов.
   Тот,  кто  смотрел бы  на  корабль снизу,  из  джунглей,  увидел бы,  как
ракетолет  плавно  развернулся и  задрал  нос.  Через  секунду  из  кормовых
двигателей вырвалось пламя, и аппарат, стремительно уменьшаясь, ушел вверх.
   Я почувствовал,  что просыпаюсь,  и, как обычно, еще ничего не соображая,
потянулся  к  часам.  Где  же  я?  Каюта  как  каюта,  пора  бы  привыкнуть.
Относительный комфорт,  если  не  считаться  с  чудовищной экономией  места.
Искусственный гравитатор работает нормально,  ощущение тяжести нормальное. В
голове туман,  но я уже понимаю,  что нахожусь на Орбитальной Имметы, причем
второй месяц. На циферблате шесть утра. До вылета три часа, значит, успею не
спеша позавтракать,  посидеть в кают-компании, и как минимум еще час будет в
моем распоряжении.  Поболтаю со стюардессами.  Здесь,  у Имметы, Орбитальная
довольно большая -  восемьсот метров в  длину,  триста в  ширину и  двести в
глубину. Принимает до тысячи человек.
   Я нажал кнопку,  стекло иллюминатора прояснилось.  Пора было приступать к
зарядке и  идти завтракать.  Однако поблаженствовать в  кают-компании мне не
пришлось. Я только приступил к кофе, как передо мной вырос рассыльный:
   - Простите,  космонавт Стин?  Через десять минут вы должны быть в  Особом
отделе, в секторе 5Х. Вот пропуск.
   У Щербакова маленькие глаза,  нос уточкой,  губы тонкие, сложенные как-то
по-особому.  В его лице присутствовало нечто недоброжелательное. Но я помнил
Павла Петровича с  детства и  знал,  что  это  всего лишь маска,  скрывающая
незащищенность души  и  необычайную доброту.  Щербаков давно  дружил с  моим
отцом,  был  умницей,  эрудитом  и  начинал  когда-то  как  очень  серьезный
нейрофизиолог.  Но  потом  поступил  в  Академию права,  занялся  борьбой  с
промышленным шпионажем,  а  после  создания Орбитальной Имметы уже  три  ода
возглавлял Особый отдел. Увидев, что я вошел, Щербаков кивнул:
   - А, Влад, добрый день. Садись.
   - Добрый день, Павел Петрович.
   Я сел.  Щербаков хотел что-то сказать, но вместо этого вытащил из кармана
кристалл ксилла.  Положил на ладонь,  чуть повернул руку.  Крошечный голубой
кристаллик, поймав на мгновение луч лампы, вспыхнул и тут же погас, но этого
было достаточно, чтобы над ладонью Щербакова будто вспыхнула молния.
   [Image]
   - Твой отец прав насчет целебных свойств ксилла.  Выдам "страшную" тайну:
последние пять лет меня постоянно мучили боли в лицевом нерве.  Ночью просто
спать не мог.  Так вот, месяц назад я прикрепил эту кроху пластырем на щеке.
На ночь. - Щербаков положил кристалл в металлическое блюдце на столе.
   - Все как рукой сняло,  представляешь?  Как будто заново родился.  И сплю
спокойно. А что будет, если исследования ксилла начнут проводиться всерьез ?
О ксилле и так уже ползут всевозможные слухи.  Чего только не говорят. Самое
безобидное,  что  ксилл якобы приносит счастье,  а  три его карата полностью
омолаживают организм.  Ксилл в  девять раз тверже алмаза.  А  вот откуда это
известно всем, ты можешь мне сказать ?
   Будто раздумывая,  Щербаков тронул кристаллик.  Тот  снова вспыхнул яркой
искрой.
   - Компания владеет всего одной планетой,  но  ведь на  этой планете живут
люди.  Подписав около  двадцати лет  назад Договор с  Компанией,  Сообщество
пошло на  то чтобы Иммета осталась нетронутой.  Думаю,  ты понимаешь почему.
Безответственные элементы Компании были  готовы  применить оружие,  лишь  бы
завладеть планетой.  Они бы  и  применили его,  если бы  не  наши патрульные
ракетолеты. Иммета пока неприкосновенна как для нас, так и для них. Конечно,
Компания отлично понимает,  что  главное здесь ксилл.  О  нем ничего пока не
известно,  только общие сведения.  Пробных кристалликов у Компании,  по моим
сведениям, двадцать два. Их интерес к ксиллу понятен. Если минерал - панацея
от всех болезней, монопольное обладание им позволит извлечь огромную выгоду.
Но  скорее  всего  дело  даже  не  в  этом:   ксилл  может  быть  не  только
лекарством...
   - Павел  Петрович,  вы  очень хотите попасть на  Иммету?  Щербаков нехотя
отвел взгляд.
   - Да, хочу. Как и каждый любознательный ученый. И все-таки я доволен, что
Иммета пока чиста.
   - Говорят, после закрытия Имметы там все-таки кто-то остался.
   - Ничтожная  доля,   микроскопический  процент  по  отношению  к  площади
планеты, уж не говорю, ко всему человечеству.
   - Вы говорите о людях как о каком-то понятии? На вас это непохоже.
   - Говорю, потому что осуждаю их. Никто не принуждал их остаться.
   - Но это живые люди.  -  Влад,  есть закон.  Всем, кто попал на Иммету во
время "ксилловой лихорадки",  когда планета была  открыта,  было  предложено
вернуться в Сообщество сразу же после заключения Договора.  И вот, когда уже
был  установлен контроль над орбитой,  выясняется:  около пятидесяти человек
все-  таки остались. Они спрятались в пещерах, джунглях, на островах. Каждые
полгода спасательный ракетолет совершает облет  планеты,  используя все  для
поиска людей. В условленных местах сбрасываются продовольствие, инструменты,
запасы энергопитания,  свежие видеозаписи! Непрерывно в эфир, листовками, по
громкоговорителю их призывают добровольно вернуться.  Мы по-прежнему считаем
их  гражданами  Сообщества,   им  предлагается  любой  пункт  на  населенных
планетах!  И  что же?  Они не  откликаются.  Ни  разу за  все время.  За все
двадцать лет!
   - Может быть, что-то мешает им это сделать?
   - Что? Какая причина может помешать тем, кто хочет добровольно вернуться?
Нет, извини, но мне их не жаль. Они добровольно выбрали свою участь. Если их
сейчас нет в живых, что ж, виноваты сами.
   Щербаков стал доставать из  ящика стола какие-то  документы,  фотографии,
папки.
   Кивнул:
   - Посмотри.
   На фото был изображен совсем молодой парень.  Судя по позе, он был мертв:
сидел,  уронив голову и  прижавшись щекой  к  поверхности стола.  Можно было
понять,  что мертвец находится в каюте: за столом виден край откидной койки.
У щеки лежит опрокинутая чашка. Рядом на столе темная жидкость, скорей всего
кофе. Я вернул фотографию Щербакову.
   - Это Стефан Микич,  второй пилот дежурного ракетолета. Обнаружен сегодня
утром в своей каюте.  Произведено вскрытие.  По первым данным, самоубийство.
Принял  таблетку с  сильнодействующим ядом.  Запил  кофе.  Влад!  Микич  был
здоров, молод. Зачем ему было принимать яд?
   - Не знаю.
   - Вот и  я  не знаю.  Неделю назад Микич был на Иммете в  составе экипажа
спасательного  ракетолета.   После   этого  отдыхал.   Сидел  в   видеотеке,
развлекался с друзьями.  -  Щербаков раскрыл стоящую на краю стола коробку с
шахматами.
   Я вгляделся в фигурки. Они были обычными.
   - Эти шахматы стояли на полке в  каюте Микича.  В  закрытой коробке.  Так
вот, наш эксперт пропустил каждую фигурку этих шахмат через микроанализатор.
Ни на одной из них нет вообще никаких микрочастиц!  Понимаешь -  никаких? Ни
пота, ни кожи, ни пыли. Что это значит?
   - Может быть, их обработали спецсоставом?
   - Точно.  Удалив с  поверхности фигурок все,  что  можно было.  Зачем?  А
затем,  чтобы скрыть, что этими шахматами совсем недавно играли. Если бы ими
не играли недавно, на фигурках успело бы осесть какое-то количество пыли. Но
пыли на  них тоже нет.  Значит,  не  далее как сегодня утром кто-то  играл с
Микичем
   в  шахматы у  него в  каюте и постарался это скрыть.  И Щербаков по моему
взгляду понял, что я тороплюсь, и вздохнул.- Ладно, не буду задерживать. Что
у тебя? Патрулирование?
   - Да, Павел Петрович, выхожу на патрульном Эда Руцкого,
   - Ни пуха ! Эд - командир опытный. Вернешься договорим.
   Вылетев на  орбиту точно в  срок,  мы патрулировали около часа без особых
происшествий.  Я  сидел на месте дублера,  Руцкий у  основного штурвала.  На
втором часу полета у края пульсирующего поля лидара возникла яркая точка.  Я
вслушался в дополнительный фон:  может быть,  смещение?  Нет.  И на соседний
патруль не похоже;  отзыв "свой -  чужой" молчит.  Значит, только одно - это
корабля  Компании.   Судя  по  тому,  что  он  в  зоне  и  приближается  без
предупреждения,  действия его  явно  враждебны.  Через  несколько секунд  на
экране  рядом  с  первой появилась вторая точка.  Потом  третья,  четвертая,
пятая. Кажется все. Пять кораблей. Рассыпаются веером - так заходят в атаку.
   Помедлив, Руцкий сказал тихо:
   - Излучатели правого борта.
   - Есть излучатели правого борта,  -  Я включил корректировку излучателей,
покосился на индикатор. - Готовность "раз"
   - Проверить защитный экран.
   - Есть  проверить,  экран  включен.  Здесь  наконец я  увидел  первый  из
окружающих нас  кораблей.  Он  летел пока еще достаточно далеко,  на  глаз -
параллельно нашему курсу,  не отдаляясь и  не приближаясь.  Антенны сложены,
опознавательных огней нет. Руцкий щелкнул проверочным тумблером: индикатор
   ритмично пульсирует,  значит,  они  нас слышат.  Дернул подбородком,  что
означало "молчи", сказал:
   - Внимание на кораблях без опознавательных огней! Я патрульный Сообщества
Галактики  "Ипсилон".   Повторяю:   я  -   патрульный  Сообщества  Галактики
"Ипсилон". Вы вошли в закрытую зону, есть ли у вас разрешение?
   Эфир молчал. Я увидел возникший среди звезд слабый абрис второго корабля.
Да,  это корабли Компании, видно по конструкции. В отличие от первого второй
корабль летел далеко слева.  Вот  выпустил антенны.  Где же  остальные...  Я
посмотрел на экран: вот они постепенно окружают нас.
   Руцкий повторил:
   - Корабли без опознавательных огней!  Вы вошли в закрытую зону. Есть ли у
вас разрешение?  Ответа не было,  и  я показал на кнопку:  предупредительный
выстрел? Руцкий покачал головой, сказал одними губами:
   - Рано, Они ничем не проявили враждебности.
   Я спросил по дисплею:
   "Но все пять кораблей давно нарушили договорное пространство.  Они в зоне
притяжения Имметы".  Руцкий возразил,  также  но  дисплею:  "Вот  и  хорошо.
Предложим им следовать за ними". Вслух же сказал:
   - Внимание,  говорит "Ипсилон".  Всем кораблям без опознавательных огней,
вы  задержаны.   Повторяю,  всем  кораблям  без  опознавательных  огней,  вы
задержаны.  Прошу  немедленно скорректировать орбиты  и  следовать за  мной.
Повторил то же самое на диалекте Компании. Пока Руцкий ждал, я следил сквозь
лобовое стекло за двумя кораблями впереди.  Кажется,  они и не думают менять
курс. Убедившись, что это так, Руцкий сказал громко:
   - Вынужден открыть предупредительный огонь. Носовые излучатели к бою!
   - Есть носовые излучатели к бою.
   - Я включил корректировку, индикаторы замигали. Руцкий кивнул:
   - Огонь.  Скорректировав вправо,  я нажал педаль парализующего излучения.
Сначала мне показалось,  что действия нет, по вскоре счетчик лидара показал:
правый корабль, потеряв управление, медленно отклоняется. Тут же в наушниках
раздалась ругань. Хриплый голос сказал, коверкая слова:
   - Эй,  на "Ипсилоне"...  Я  нас правильно называю?  Мы -  мирные корабли,
ловим метеориты. Почему вы выводите нас из строя?
   Руцкий пригнулся к микрофону:
   - Вы вынудили нас. Все ваши корабли в запретной зоне.
   - В какой запретной зоне?
   - В договорной зоне Сообщества и Компании. Это сфера Имметы.
   - Откуда мы знали? У нас счетчики барахлят. Дайте нам уйти.
   Руцкий кивнул: командуй. Стараясь придать голосу уверенность, я сказал:
   - Всем  пятерым  следовать за  мной,  вы  поняли  меня?  Всем  пятерым  -
пристраивайтесь в хвост и за мной.
   - Куда?
   - На  Орбитальную станцию  "Иммета -  Космос-1".  Проверим вашу  бортовую
аппаратуру.  Если она не в порядке,  вас отпустят. Естественно, вы заплатите
штраф.
   - Нас все-таки впятеро больше... Вы подумали об этом?
   Ну и наглость. На что они рассчитывают? Я хотел было ответить, что мы все
равно их задержим,  что бы ни случилось, но Руцкий скосил глаза, указывая на
экран:  по нему довольно быстро передвигалась к  центру яркая точка.  Вокруг
точки изредка вспыхивал сигнал "свой" - рубиновое кольцо.
   Пока нарушители молчали,  мы с Эдом быстро переговорили по дисплею:  "Кто
это может быть?"
   - "Не знаю, все патрули далеко".
   - "Кто-то из добровольцев?"
   - "Да, скорей всего Сайко".
   После этой реплики Руцкого я  вспомнил,  что  действительно Сайко сегодня
должен дежурить где-то в  этом районе.  Иан Сайко,  по прозвищу Белоголовый,
прибыл на  Орбитальную из  Сообщества и  работает здесь около года.  Один из
лучших патрульных.  Немного гусар,  любит рассказывать о  том,  что  делал в
жизни раньше до Орбитальной.  Ей у лет тридцать. Мастер на все руки, шутками
и  подначками  умеет  держать  любую  компанию.  Единственный из  волонтеров
представлен к зачислению в штат и имеет допуск на внутреннюю орбиту.
   У  левой  части горизонта появился большой трехсекционный ракетолет.  Да,
это Сайко -  я увидел опознавательные огни.  Включил патрульную телесвязь. С
экрана улыбнулся Сайко - короткая стрижка, густые светлые брови, прищуренные
глаза стального цвета, приплюснутый нос, ямочка на твердом подбородке.
   - Иан, ты как?
   - У меня добыча.  Ракетолет - нарушитель. В трюме. По-моему, прорывался к
Иммете,-  Иан  сделал вид,  будто каждый день  задерживает нарушителя,  хотя
открытый прорыв к Иммете был ЧП.
   - Ну и ну. Поздравляю.
   - А это что?
   - Ничего, все в порядке.
   - Нет, а все-таки? - Сайко нахмурился. - Они себе что-нибудь позволили?
   - Говорят, мол, нас пятеро, а вы одни.
   Сайко пригнулся, включая связь:
   - Эй,  вы,  неопознанные!  К  вам обращаюсь,  не  молчите!  А  ну  быстро
пристраивайтесь  к  патрульному  кораблю!   Кому  сказал?   Пристраивайтесь!
Парализующий получили,  а я садану боевым, с меня взятки гладки. Имели когда
- нибудь дело  с  добровольцем?  Реплика насчет "боевого" возымела действие.
Через несколько минут все пять нарушителей выстроились в  ряд и пошли с нами
на Орбитальную.
   В  каюте Щербакова,  кроме меня и Иана,  сидел еще заместитель начальника
Особого  отдела,   толстогубый  и  круглолицый  М'поло.  Анализ  радиоданных
ракетолета,  захваченного Сайко, показал: он шел на связь с кем-то, кто ждал
его на Южном материке Имметы,  у побережья.  Один из задержанных подтвердил:
они  действительно шли  на  связь с  резидентом,  который ждет их  сейчас на
побережье Южного материка. В лицо резидент их не знает, они его тоже.
   По поведению Щербакова я понимал:  он уже связался с Центром и, возможно,
получил инструкции. М'поло вздохнул:
   - Все  сообщенное людьми  Компании с  захваченных кораблей подтвердилось.
Они  вели  коммерческий поиск  метеоритов,  разведаппаратуры на  борту  нет,
записи в бортовых журналах соответствуют показаниям.
   - С  промысловиками  ясно.  -  Щербаков,  сложив  веером  три  фотографии
пытавшихся прорваться на Иммету, стал их изучать. Один - пожилой, два других
- не старше тридцати.  -  Двое отмалчиваются,  -  сказал М'поло.Третий,  вот
этот, самый молодой, Уккоко Уиллоу, раскололся. Уговаривать почти не
   пришлось, все рассказал сам. Сообщил место встречи, вопрос-отзыв, код.
   - Вижу.  - сказал Щербаков.- Пароль-отзыв: "Мы здесь случайно".- "Значит,
случай счастливый". Конечно, если не наврал.
   - Уиллоу выдал нам код для переговоров по СВЧ.  Мы провели пробный сеанс.
Вышли на резидента,  запросили, нет ли изменений. Он ответил: изменений нет,
назначил сеанс - перед посадкой.
   Щербаков почесал в затылке.
   - Код...  Да,  это уже серьезно. Хотя с поверхности Имметы мог отвечать и
робот.
   - Откуда он вдруг там возник, этот робот? - спросил М'поло.
   Щербаков вздохнул, сложил документы.
   - Тоже  верно.   Что  ж,   подведем  итоги.  Анализ  подтверждает:  выход
промысловиков был отвлекающим моментом.  Именно в это время к Иммете пытался
тайно  пройти  ракетолет с  экипажем  из  трех  человек.  На  борту  корабля
обнаружен груз для  передачи резиденту:  узконаправленный лазер для  скрытой
связи,  оружие,  а  главное  -  исследовательская аппаратура  для  работы  с
ксиллом.   Ракетолет  шел  скрытно,  с  погашенными  огнями  и  выключенными
приборами,  ведомый  автопилотом по  точечному радиолучу.  Ясно,  нарушители
знали расписание орбит.  Если  бы  не  Сайко,  вовремя обнаруживший их,  они
прошли бы к Иммете.
   - Один уже прошел,- сказал М'поло.
   Щербаков сжал виски кулаками.
   - Хорошо,  дорогой Фаат,  мы к этому еще вернемся. У этого резидента есть
транспортные средства?
   - По данным Уиллоу, ему оставили вездеход-амфибию.
   - Летных средств нет?
   - По данным Уиллоу, нет.
   - Иан, я хотел бы еще раз послушать вас.
   - Я, наверное, случайно вышел на этот луч,- сказал Сайко.- Направленность
у  него была практически точечная,  в  наушниках только пискнуло,  в  другое
время я бы и внимания не обратил, но, на счастье, перехватчик был включен. Я
назад,  поплавал,  поплавал - опять тот же импульс. Иду по нему, вот те на -
чужой корабль.  Огни погашены,  на требование остановиться -  уходит.  Я дал
парализующий,  смотрю  -  ракетолет  нетиповой,  специально  оборудован  для
прорыва.  Ввел радиоблокировку,  включил просветку - экипаж из трех человек,
на  вопросы  не  отвечает.  Пришлось  заводить  в  грузовой  отсек  -  и  на
Орбитальную.  По  дороге вижу  -  "Ипсилон" связался с  пятью  нарушителями.
Остальное вы знаете.
   - Вы  уверены,  что вовремя ввели радиоблокировку?  -  спросил Щербаков,-
Может быть, они все-таки успели сообщить о задержании?
   - Вряд ли. Я все время прощупывал ведущий луч. Задержание на нем никак не
отразилось.
   Щербаков смотрел на  свои руки,  сложенные под столом.  М'поло делал вид,
что изучает записи в блокноте.  По виду Иана мне показалось, что он только и
ждет, чтобы уйти.
   - Что делать с задержанными? - спросил М'поло.
   - Оштрафуйте  и  отпустите.  Троих  с  ракетолета  изолируйте  как  можно
тщательней. За любую утечку информации отвечаете лично передо мной. Ясно?
   - Да, Павел Петрович.
   - И подготовьте ракетолет.
   - Хорошо.-  М'поло вышел.  Иан тоже встал,  чтобы выйти вслед за ним,  но
Щербаков поднял руку:
   - Иан, вы мне еще нужны. Сайко с недоумением посмотрел на меня. Сел.
   - Вот  что,  Иан.  Понимаю,  патрулирование было  трудным,  и  сейчас  вы
настроились на  отдых.  Вы  имеете на это полное право.  Но как насчет того,
чтобы о казаться? От этого самого отдыха?
   Сайко замялся:
   - Если это нужно.
   - Обстоятельства требуют,  чтобы  через  час...  -  Щербаков посмотрел на
часы.  -  Нет,  через  пятьдесят восемь минут  мы  втроем,  вы,  я  и  Влад,
отправились на Иммету.  Иан, вы один из лучших патрульных на Орбитальной. Вы
инженер-электроник,  имеете  математическую подготовку,  стреляете на  звук,
прекрасно  подготовлены  физически.  А  главное,  вы,  именно  вы  задержали
пытавшийся прорваться к Иммете ракетолет.  С Владом я говорил еще раньше: он
тоже подходит идеально. Короче, вы оба мне нужны. Как? Согласны?

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0445 сек.