Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Парфин Павел Федорович - Посвящение в Мастера

Скачать Парфин Павел Федорович - Посвящение в Мастера

    

 
   Он проснулся между двумя мартовскими утрами. Одно нежилось,  отражаясь  в
двери, на две трети застекленной светло-коричневым,  цвета  его  старенького
больничного одеяла, стеклом. Отражение было очень уютным, оно согревало  его
взгляд и воображение.  Там  было...  Да  в  общем-то,  ничего  особенного  -
светло-шоколадное небо, крыша дома напротив,  на  которой  топленым  молоком
разлился утренний свет, да крона большого, цвета кофе с молоком, дерева. Вот
это дерево, точнее его отражение, пожалуй, и  было  самым  примечательным  в
первом утре. Дерево казалось одушевленным. Возможно, это ощущение возникло у
больного из-за явного сходства дерева с головой человека, а если быть совсем
точным - с головой старика, лежавшего сейчас  на  соседней  койке.  В  самом
деле, кремовые хлопья  снега  на  пышной  кроне  делали  дерево  похожим  на
старика,  намылившего  одновременно  голову  и  лицо.  Казалось,  сейчас  он
побреется и предстанет таким молодцом!
   Внезапно уютную гармонию утренней композиции нарушила девочка или девушка
- пойди разберись среди нечетких линий в отражении на дверном стекле! Стоило
ей только появиться в отражении (причем она возникла в  нем  не  со  стороны
окна, откуда падал свет, а из глубины больничного коридора), девочка тут  же
подчинила себе всю композицию - небо, крышу, человекоподобное дерево. Так  и
иная женщина, оказавшись вдруг в мужском коллективе, увлекает  за  собой  их
сообщество, до этого момента вроде бы сплоченное, вроде бы обладающее  волей
и собственным взглядом на мир. Вроде  бы  не  царица,  но  начинает  править
мужчинами властно, подчиняя их я своему ego, забавляясь  их  сексуальностью,
как того хочет ее libido.
   Ни в чем не повинная девочка или девушка находилась в  отражении  первого
утра секунды три  и  исчезла,  пройдя  сквозь  дерево,  будто  сквозь  горло
бреющегося старика. Не то лакомым куском, не то бритвой.  Обычное  вроде  бы
дело - исчезнуть из отражения. Но то вдруг вдогонку девчонки покрылось сетью
морщин - узких горизонтальных полос, полных, как огородные грядки  всходами,
светло-коричневыми  точками.  Полосы,  по  очереди   вспыхивая   в   течение
нескольких секунд, то бежали друг за дружкой стройными рядками, то  начинали
теснить, налезать одна на другую, скрещиваться и пропадать. Творилось что-то
несусветное! Словно кто-то торопливо пытался подписать пейзаж на двери...
   От дальнейшего тупого глазения на дверь больного отвлек внезапный  всхрап
- резанул по нервам и тут же стих. Больной невольно вздрогнул и перевернулся
на живот. Второе утро, смурное и холодное, стояло в изголовье  его  кровати.
Тыкнувшись стеклянным взглядом в белый лоб больного, в его казенное  ложе  с
родинкой на железном боку - табличкой с номером три, второе утро  недовольно
уставилось на своего антипода - отражение на двери. Принялось лупцевать  его
колючими лучами, будто розгами, пытаясь подчинить себе, заставить  отражение
соответствовать  суровой  реальности.  Какое  там!  Второе  утро  продолжало
светиться уютным светло-шоколадным светом. А больной, догадываясь о том, что
творится за его спиной, подумал: дай он сейчас  второму  утру  в  стеклянный
глаз, и тот разобьется, а вместе с осколками оконного стекла в палату хлынет
ясный мартовский свет и  сольется  в  восторге  со  своим  отражением...  Но
больной, хоть и числился здесь психом, не стал разбивать окно.
   Палату вновь взорвал оглушительный храп. Он все набирал силу, обещая быть
продолжительным, как июльская гроза. Больной не выдержал, вскочил  на  ноги,
подбежал к храпевшему. То был старик, жалко скрючившийся  на  краю  кровати,
поджавший колени к подбородку, как ребенок в материнской утробе.  Больной  с
кровати под номером три не церемонясь перевернул старика на другой бок.  Тот
во сне придвинулся к стенке, зачмокал губами все так же по-детски  и  затих.
Будто и не храпел ужасно полминуты назад. Больной пару  секунд  рассматривал
лицо старика, покачал  головой,  удивляясь  его  поразительному  сходству  с
деревом. Заметил под ногой старика смятый лист бумаги, исписанный по  центру
короткими строчками. Не любитель читать, все же  полюбопытствовал,  что  там
насочинял сумасшедший старик. Быстро пробежал по листку глазами,  спотыкаясь
на пустотах, где должны стоять знаки препинания, и решил, что это вроде и не
старик написал, а... он сам. Но когда он успел?
   ...В весенний день матриархата Спешим на рынок за цветами  Духами  бусами
чулками Спешим от мужа и до брата Что в самом  деле  нас  толкает  На  столь
отважное решенье Вам угождать без промедленья Пока день этот не растает Чего
лукавить Вы прекрасны Когда вас холят и лелеют Когда вас любят  и  не  смеют
Вас озаботить понапрасну Но Но нам не справиться с мгновеньем Проходит  день
матриархата В календаре восьмое марта И тает наше вдохновенье...
   Тихо отворив дверь с табличкой 18, больной вышел в коридор - ему хотелось
поделиться с кем-нибудь своим впечатлением. Если  бы  он  хоть  на  миг  мог
отвлечься от мыслей о прочитанном, если бы он, выходя  в  коридор,  хоть  бы
краем глаза взглянул на дверь, то наверняка распознал бы в полосах,  до  сих
пор  будораживших  отражение,  отдельные  слова   и   даже   обрывки   фраз:
...газеты... редко читал газеты... Вадька Ходасевич... больше слушать...
 
 
Страница сгенерировалась за 0.0465 сек.