Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Сказки

Марк Сергеев - Машина времени

Скачать Марк Сергеев - Машина времени

       ПРОЛОГ

   в котором папа Спиридонов удивляется, но понять ничего не может
 
   Петр Васильевич Спиридонов  проснулся  внезапно.  Ему  чудились  какие-то
голоса, негромкий скрип-точно кто-то осторожно открывает окно,  чудился  еще
какой-то звук-тонкий, противный, похожий на вой сирены. Говорят, что комары-
существа совершенно безобидные, а все дело в комарихах- их кровожадности нет
предела. Петр Васильевич стукнул себя по носу-и вой сирены смолк. "Так  тебе
и надо, кусучка проклятая!"-подумал Петр  Васильевич,  нащупал  на  тумбочке
пачку сигарет, зажигалку. Посыпались искры, вспыхнул огонек, неярко  осветив
комнату-темные  бревенчатые  стены,  покрашенный  белой   масляной   краской
потолок, кровати детей- Кольки и Милочки. И тут-то папа Спиридонов удивился:
постели были пустые.
   - Хо-хо! - сказал Петр Васильевич  и  поднял  зажигалку  повыше.-Это  уже
становится интересным!
   Он сунул ноги в шлепанцы, подошел к постелям детей,  еще  не  веря  себе,
пощупал одеяла, взглянул на часы-они показывали пять минут  четвертого  -  и
забеспокоился не на шутку. Тут увидел он, что окно  распахнуто,  подбежал  и
посмотрел растерянно на тайгу, черными зубцами  уходящую  в  небо.  Роса  со
звоном скатывалась с листьев,  где-то  пробовала  охрипший  заспанный  голос
птица, лес, казалось, разминал затекшие  за  ночь  плечи  -  шорохи,  хруст,
потрескивание.
   Испуганный папа Спиридонов стал будить жену:
   - Аня, - говорит он, - Аннушка, да проснись же!
   - Что тебе не спится?-рассердилась жена.-Ночь-полночь, а все  тебе  покоя
нет.
   - Понимаешь, Аннушка, они это самое...
   - Кто? Что? Ты уж говори пояснее.
   - Исчезли они, Аннушка, сбежали, пропали!
   - Ой, господи! Да кто пропал-то? Можешь ты мне сказать, в чем дело?
   - Дети пропали!
   - Послушай, Петр Васильевич, тебя вчера, случаем, никто  чайком  покрепче
не угостил? Или, может, приболел, а? Дай-ка я лоб пощупаю.
 
   - Ну что ты, Аннушка, право. Дети,  говорю,  пропали,  а  ты  со  всякими
пустяками.
   - Какие дети?
   - Она еще спрашивает, какие! Да наши же - Коля и Милочка!
   Жена  все  же  пощупала  лоб  Петра  Васильевича,   взглянула   на   него
сочувственно, как на тяжелобольного.
   - Не мели чепухи, Петя,-сказала она, покачивая  головой.  -  Вон  же  они
спят.
   Петр Васильевич повернулся к постелям детей, и его глаза  округлились  от
удивления. Он даже ущипнул себя на всякий случай: дети и в самом деле  мирно
спали. Тут папа Спиридонов почувствовал боль в пальцах-  зажигалка,  которую
он все еще продолжал держать в высоко поднятой руке, раскалилась,  бензин  в
ней догорал.
   Прошел час и второй,  а  папа  Спиридонов  все  не  мог  прийти  в  себя.
Недоуменно пожимая плечами,  он  поставил  на  тумбочку  будильник,  который
ненароком уронил на пол, и закурил.
   Отвернувшись к стене, новый  сон  рассматривала  жена.  Спал,  уткнувшись
носом в подушку, Колька, Милочка причмокивала губами.
   "Окно!-вдруг подумал Петр Васильевич.-Окно! Оно-то оказалось раскрытым, а
я сам с вечера его запирал, чтоб комары не налетели".
   Он нашарил в темноте шлепанцы, подбежал к окну.  Оно  было  добросовестно
закрыто на все запоры.
   Петр Васильевич рассеянно сунул сигарету горящим концом в рот, вскрикнул.
   - Что?-сквозь сон проворчала мама.-Опять исчезли?
   - Да здесь они, здесь... Спи.
   Петр Васильевич, стараясь  не  шуметь,  добрался  до  кровати,  улегся  и
подумал: "Пожалуй, завтра надо зайти к врачу".
 
 
   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
   БОГИ В ПИОНЕРСКИХ ГАЛСТУКАХ
 
   ГЛАВА ПЕРВАЯ,
   в которой Кольке Спиридонову приходится доказывать свою храбрость
 
   Возможно, друзья, вы помните тот знаменательный и  нашумевший  футбольный
матч между командами "Синий лопух" и <Ураган", о котором вот  уже  несколько
лет с улыбкой вспоминают в Прибайкальске. Вратарем "Синего лопуха" был Димка
Смирнов, но, поскольку сделался он невидимкой, в воротах его  сменил  Колька
Спиридонов. Паренек он был неприметный, даже в футбольной команде был  всего
лишь запасным, но после прошлогодних событий  его  не  называли  иначе,  как
"краса и гордость нашего класса".
   Дело в том, что сразу же после  истории  с  Волшебной  галошей,  когда  с
помощью невидимок  команда  "Синий  лопух"  одержала  блистательную  победу,
Колька Спиридонов так загордился, что подал заявление капитану команды  Феде
Тузи-кову с требованием  перевести  его,  Кольку,  из  запасных  в  основной
состав. Затем он стал рассказывать о матче такие небылицы,  что  вскоре  уже
все школьники от первого до четвертого  класса  были  уверены:  если  бы  не
Колька-победа досталась бы "Урагану". И тут, в  самый  разгар  своей  славы,
Колька Спиридонов побил рекорд по плаванию:  десять  минут  плыл  он  стилем
"топор" по могучим волнам родного языка, пока учитель Анатолий  Петрович  не
сказал:
   - Ладно, Спиридонов, краса и гордость нашего класса, ставлю тебе,  так  и
быть, тройку. За храбрость. Храбро плаваешь в незнакомой стихии.
   "Краса и гордость" с пунцовым от стыда лицом протянул дневник. Он  сейчас
бы предпочел заслуженную, честную двойку.
   На  некоторое  время  Колька  Спиридонов  притих,  да  и  вся  история  с
невидимками и зеленобородым волшебником стала забываться, как вдруг...
   В начале августа папа Спиридонов  достал  четыре  путевки  в  дом  отдыха
"Елочки", погрузил чемоданы на  попутный  грузовик,  помог  маме  и  Милочке
забраться в кабину, захлопнул дверцу, а сам  вместе  с  Колькой  забрался  в
кузов.
   И навстречу им выплыли горы. Горы, покрытые лесом.
   Сосны и березы взбегали по крутым склонам, но,  вероятно  не  хватало  им
силенок добраться до вершины, взлететь  на  каменистый  белый,  ослепительно
чистый гребень. И они остановились-кто почти у самой вершины, кто пониже,  а
другие я совсем у  берега  речки  Кынгырги.  Берег  был  забросан  валунами,
похожими  на  чисто  вымытых  спящих  свиней.  Кынгырга  по-бурятски  значит
"сигнальный барабан". Она и впрямь гремит и гремит неумолчно. Резкой  дробью
будит и тайгу, и горы, и дом отдыха "Елочки", примостившийся в  этой  глуши.
Его корпуса, точно светлые цветные кубики, затерялись среди, величественного
сине-зелено-розового мира.
   События, которые вновь сделали Кольку героем  дня,  начались  утром.  Как
всегда, с пронзительным свистом он выскочил  из  засады-дверей  домика.  Как
всегда, запутался в шнурках-незавязанные, они болтались  маленькими  черными
змейками,-упал, поднялся, снова засвистел и крикнул:
   - За мной!
   И тогда с большой алюминиевой кружкой в руке  и  полотенцем  через  плечо
выбежала из дома Милочка. Рядом со своим  долговязым  братом-шестиклассником
она казалась совсем маленькой, хотя была всего на полтора года младше и  уже
перешла в четвертый класс.
   По тропинке, что петляла в тайге, перепрыгивая через растопыренные  корни
деревьев, прячась в мохнатой,  обрызганной  капельками  солнца-так  сверкала
роса!-траве, бежали Колька и Милочка к  реке  Кынгырге,  бежали,  размахивая
полотенцами.
   И тут из кустов-будь  она  проклята!-выскочила,  как  ошалелая,  кошка  и
бросилась под ноги Кольке. Тот в ужасе замер, потом испуганно топнул ногой и
закричал:
   - Рррысь! Бррысь!!!
   Милочка засмеялась:
   - Мурка, Мурочка, мур-мур-мур...- позвала она. И кошка  подошла  и  стала
тереться о ее ноги.
   Да, такого конфуза Колька не ожидал. К реке ему уже не  хотелось  бежать,
но что поделаешь-с грязными руками за стол не сядешь, мама так высмеет,  что
и рад не будешь, И чего это все мамы только и делают, что заставляют мыть-то
уши, то руки, то шею намыливай, беда. Он зачерпнул ладошкой  воды,  размазал
ее по щекам и носу и мрачно стал чистить зубы. Зато Милочка была довольна  -
уж теперь-то она отыграется за все!
   - А все-таки ты трус,-сказала она,-самый настоящий.
   - И вовсе не трус. Просто от неожиданности.
   - У тебя все от неожиданности...  Трус  и  только.  Вот  ребята-то  будут
смеяться: Колька рыси испугался и от кошки убежал!
   И тут Милочка поняла, что у нее получилась хорошая дразнилка:
   Колька рыси испугался, побелел и задрожал, Колька  рыси  испугался  и  от
кошки убежал!
   - Ты еще дразниться! - закричал Колька, зачерпнул в ладошки воду и  вылил
ее Милочке за ворот. На удивление сестра не заорала, а только вздохнула:
   - Эх... А еще старший брат...
   Кольке стало стыдно.
   - Ну, ладно,-пробормотал он,-не сердись. Я же просто так. Просто так я...
-И вдруг разозлился снова:-А чего ты дразнишься?!
   И тут Милочке пришла в голову одна забавная мысль:
   - Знаешь что? - предложила она.
   - Ну...
   - Я-то тебе верю, что ты смелый человек, но ребята, понимаешь...
   - А что ребята? Ребята-то что?
   - А ребята ведь не отстанут...
   - Да они же и не узнают ничего.
   - Узнают. Еще как узнают!
   - Попробуй только расскажи!
   - А ты не грози... Тоже мне храбрец посреди овец. Вот что я придумала.  Я
повешу на старой лиственнице свою  косын-ку.  Если  ты  ночью,  в  три  часа
ноль-ноль, принесешь ее, - я поверю, что ты не трус и никому-никому не скажу
про Мурку. Ладно?
   - Ладно,-снисходительно бросил Колька, хотя, сказать по совести, на  душе
сразу стало как-то муторно, как при взлете или посадке самолета.
   Старая лиственница. Ей пятьсот лет! Старому городу  Прибайкальску  только
триста лет. А в те дни, когда появился в нем первый  дом,  не  дом  даже,  а
малюсенькое зимовье, лиственнице было уже  два  века.  Стоит  эта  древность
глубоко в тайге, почти в километре от дома отдыха "Елочки" И днем-то  к  ней
пройти нелегко-по тропинке все в гору, а ночью...  Но  ничего  не  поделаешь
назвался груздем-полезай в кузов.
   Колька снова наступил на  собственный  шнурок  и  растянулся  под  кустом
черемухи. Сверху полился на него дождь прозрачных крепких капель
   - Это тебе за меня!-засмеялась Милочка.- Будешь знать, как обливаться!
 
 
Страница сгенерировалась за 0.1326 сек.