Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детская литература

Глеб Голубев - Сын неба

Скачать Глеб Голубев - Сын неба

        "СТРАННЫЕ НАХОДКИ"
 
                                      Сведения, которыми не обладали
                                      древние, были очень обширны.
                                                          М. Твен
 
        "1"
                   (Рассказывает Алеша Скорчинский)
 
     Поразительная эта история и без того весьма запутана, да еще Миша
Званцев  настоял,  чтобы  мы  ее  рассказывали  непременно  вот  так -
вперемежку,  по главам,  дополняя друг друга.  Так что лучше уж я  вам
сразу представлюсь,  чтобы не усугублять путаницы. Зовут меня Алексей,
фамилия - Скорчинский. Научный сотрудник Института археологии1.
     1 Мне  кажется,  если уж заполнять анкету,  то надо это делать
       по всем правилам:  мужской;  русский;  нет;  не был;  не  имею;
       немножко английский;  холост.
       (Примечание Михаила Званцева, в дальнейшем: М. З.)
     Вот видите,  Мишка уже ехидничает и перебивает меня, такой у него
характер.  Хотя мы договорились не мешать  друг  другу.  Пусть  каждый
освещает события по-своему и дает свои толкования загадкам и необычным
происшествиям, которые нам довелось испытать.
     Но не буду отвлекаться. Итак, обо всем с самого начала.
     Я сижу на бугре мягкой земли,  только что выброшенной из раскопа,
и уныло посматриваю в образовавшуюся глубокую яму. Опять неудача!
     Собственно говоря,  с точки зрения науки, никакой неудачи нет. Мы
ведем  раскопки древнегреческого городка Уранополиса,  существовавшего
две с  лишним  тысячи  лет  назад  здесь,  на  берегу  Крыма.  Сегодня
расчистили  остатки  фундамента еще одного дома,  в котором двадцать с
лишним веков назад жили люди.  Вот здесь явно  был  очаг,  возле  него
вечерами собиралась вся семья,  наблюдая, как длинные языки огня лижут
старый котелок с бобовой похлебкой:  копоть до сих пор сохранилась  на
камнях, она так прочно въелась, что ее не стерли века.
     Самый обыкновенный дом... А чего же я ждал?
     Все идет   хорошо,   все   нормально.   Постепенно  из-под  земли
проступает план древнего города. Вот здесь была винодельня: на большой
зацементированной,  чуть  покатой  площадке  рабы ногами давили спелый
виноград,  и алый сок стекал по желобкам в три больших резервуара. А в
этих  глубоких  цистернах,  вырубленных  прямо  в  скале неподалеку от
берега моря и так  же  тщательно  зацементированных,  конечно,  солили
рыбу:  уже  в  те  времена  даже в далеких Афинах славилась истекающая
жиром керченская селедка.
     За два  года  раскопок  мы добыли из под земли столько любопытных
вещей,  что зимой, когда прерываются полевые работы, никак не успеваем
их  разбирать и описывать.  Ящиками с нашими коллекциями заставлены до
самого потолка две комнаты в институте. Пора писать диссертацию...
     Почему же я не радуюсь?
     Скажу честно:  все  эти  осколки  амфор,  остатки  фундаментов  и
крепостных  стен,  детские  игрушки,  выброшенные много веков назад на
свалку,  находят при раскопках любого древнегреческою города.  А я жду
чего-нибудь необыкновенного. Чего - пока еще не знаю сам.
     Правда, нам выпала редкая удача  -  восстановить  по  находкам  в
малейших деталях,  как погиб в огне этот город две тысячи лет назад от
набега воинственных скифов.
     Но и  в  этом  нет  ничего необычного.  Такие схватки происходили
тогда очень часто.  Все города и  поселения  греческих  пришельцев  на
берегах  Черного  моря  находились  под  постоянной  угрозой нападения
скифов,  тавров,  синдов или других местных племен,  окружавших их  со
всех сторон,  прижимавших к морю. Философ Платон насмешливо сравнивает
эти полисы с лягушками, усевшимися по берегам громадной лужи.
     Среди эпитафий   на   мраморных   плитах,  которые  мы  находили,
раскапывая некрополь - древнее кладбище на окраине города,  то и  дело
попадалось:
     "Лисимах, сын Психариона,  прощай!  Лисимаха, в обращении ко всем
гражданам и чужестранцам ласкового,  убил бурный Арей номадов.  Всякий
жалобно восстонал по нем, умершем, сожалея цветущий возраст мужа..."
     "Филотт, сын Мирмека, наткнулся на страшное варварское копье..."
     И как  печальный  припев,  в  конце  каждой  надгробной   надписи
повторяется одно слово "хайре" - "прощай".
     Почему же я все-таки жду от раскопок чего-то необычайного?  Какие
загадки меня беспокоят?
     Прежде всего, почему город назывался Уранополисом? В переводе это
означает - "Город Неба".
     Сегодня мы опять  нашли  древнюю  монету,  оброненную  кем-то  из
горожан  на улице две тысячи лет назад.  Обыкновенная монета,  медная,
величиной  с  нашу  трехкопеечную.  Греки  называли  ее  гемиоболом  -
половинкой обола.  Она почти не стерлась, можно хорошо рассмотреть все
детали  рисунка.  На  монете  изображены  бог   врачевания   Асклепий,
опирающийся  на  традиционный  жертвенный  треножник,  вокруг которого
обвилась змея,  и справа от головы бога - несколько звездочек в  лучах
солнца.  Вдоль  ободка  монеты  мелкими  буквами написано по-гречески:
"Слава Ураниду и Аглотелу".
     Для несведущего  монета  как  монета,  отличное  украшение  любой
нумизматической коллекции.  А для меня,  уже третий год раскапывающего
этот древний городок, она - сплошная загадка.
     Почему бог  врачевания,   не   имеющий   никакого   отношения   к
астрономии,   изображен   в   окружении  каких-то  звезд?  Еще  больше
запутывает  лаконичная  надпись  на  монете:  Аглотел  -  имя  типично
греческое,  а  Уранид в переводе означает - "Сын Неба".  Странное имя,
скорее, прозвище, какой-то своеобразный псевдоним.
     Кто были  эти  Аглотел  и  Уранид?  За  что они удостоились такой
чести,  что ради них специально чеканили монету?  Мы нашли за три года
уже несколько таких монет:  и грошовые медные гемиоболы и более ценные
драхмы (ценные,  конечно,  с точки зрения людей тех времен, для нас-то
теперь   любая  древняя  монета  одинаково  ценна).  Нашли  даже  один
увесистый статер - целое состояние по тем временам.  И на всех монетах
одинаковые  рисунки,  те  же загадочные имена.  И главное,  все монеты
совсем не стертые,  только что из-под чекана.  Значит,  их выпустили в
ознаменование одного и того же события.
     А событие это,  о котором я после долгих розысков,  перерыв целую
гору  документов,  нашел всего одно коротенькое упоминание,  тоже было
совершенно загадочным и непонятным.
     Город основали еще в V веке до нашей эры милетские купцы, которых
за  непоседливость  прозвали  вечными  мореплавателями.   Сначала   он
назывался не Уранополисом,  а Ге-раклеей - все ясно и понятно: в честь
известного мифологического героя, никаких загадок.
     Почему же  вдруг  в  63  году  до  нашей эры,  всего за несколько
месяцев до гибели в огне пожарищ,  он  вдруг  объявил  себя  "Небесным
городом"?!
     Вероятно, такое важное событие - перемена названия города -  было
отмечено,  как  это полагалось у древних греков,  специальной памятной
надписью на мраморной стеле.  Если бы ее найти!  Тогда бы мы сразу все
узнали. Но где она, эта стела? Может, покоится в земле под фундаментом
одного  из   санаториев?   Или   уже   давно   выкопана   каким-нибудь
предприимчивым  местным  жителем  и,  разбитая на куски,  замурована в
стену вот этого чисто побеленного  домика,  заштукатурена,  скрыта  от
моих глаз - многие дома здесь построены из обломков древних зданий.
     Нет, надеяться  найти  чудом  сохранившуюся  стелу  с   подробной
памятной  надписью  или  тем более какой-нибудь исторический документ,
которые сразу бы разъяснили все загадки, не приходится. Остается одно:
пытаться  восстановить  истину  по  крупицам,  по  разбитым черепкам и
обуглившимся  обломкам,  как  это  обычно   приходится   делать   нам,
археологам.
     И вот я сижу на холме свежевырытой земли, верчу в руках найденную
монету,  снова и снова рассматриваю изображение бога Асклепия с венком
из звездочек над головой и тщетно пытаюсь что-нибудь понять.
     Если бы   она   могла   говорить!   Разве  возможно  по  черепкам
восстановить  психологию  Одиссея  или  Ахилла?  Эти   герои   далекой
древности  так  и  остались  бы нам неизвестными,  не воспой их в свое
время Гомер. Но мой городок - не Троя, и у него не было своего Гомера.
     - О достопочтенный кандидат могильных наук,  могу ли рассчитывать
на ваше просвещенное внимание?  - обрывает  мои  размышления  знакомый
насмешливый голос.
     Я вскакиваю.  Рыхлая земля начинает ползти из-под моих ног,  и  я
едва не сваливаюсь в яму.
     Так и  есть,  Миша  Званцев  собственной   долговязой   персоной!
Все-таки  приехал  в отпуск,  как обещал.  Он вовремя заключает меня в
свои железные объятия и не дает свалиться в раскоп.
     После бессвязных   приветствий  мы  еще  раз  крепко  обнимаемся,
похлопывая друг друга по спине.
     - Ну,  а  теперь в море,  - зовет он,  размахивая выхваченными из
кармана плавками. - Дайте мне море, я его переплыву!
     - Понимаешь,  до  обеденного  перерыва  еще  час,  - нерешительно
отвечаю я.
     - Что?  Ты хочешь уверить меня,  что вы соблюдаете здесь какой-то
табельный режим и,  пачкаясь в земле у самого синего  моря,  купаетесь
только после работы?
     Вот всегда так!  Почему-то все считают,  будто в Крыму можно лишь
отдыхать, а работать тут немыслимо. Стоит только сказать, что едешь на
раскопки  в  Крым,  как  на  лицах  попутчиков  в  поезде  моментально
появляются понимающие двусмысленные улыбки.
     - Да,  мы здесь работаем даже сверхурочно и  умываемся  только  в
свободное  от работы время,  - твердо говорю я.  - Так что можешь один
отправляться на пляж, если не хочешь меня подождать.
     Мишка хмыкнул, но, кажется, все-таки мне не поверил.
 
 
 
Страница сгенерировалась за 0.1572 сек.