Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Пол Андерсон, Милдред Броксон - Демон острова скаттери

Скачать Пол Андерсон, Милдред Броксон - Демон острова скаттери

 Давным-давно, когда разгорелась война между эльфами и троллями, некий
смертный, воспитанный эльфами, по имени Скафлок, бежал  из  Англии,  чтобы
искать помощи в Сидхе. Он унес с собой сломанный меч - Тирфинг. Лишь  этот
меч  мог  принести  победу  народу  Скафлока,  которому  грозила  страшная
опасность. Но только один кузнец способен был помочь горю - слепой великан
Больверк, живущий в далеком Джоунхейме.
     В Ирландии Скафлок свел дружбу с Мананааном Мак-Лиром. И  они  вместе
отправились в дальнее плавание. Лодка их была мала, но  стихии  покорялись
Мананаану, которому поклонялись жители Зеленого Острова еще до  того,  как
сюда пришел Христос. К тому же нос лодки украшало изображение головы Фанд,
его жены.
     Чем  дальше  продвигались  они  на  север,  тем  труднее  становилось
плавание.  Темнота  опустилась  на  море.  Вокруг   покачивались   громады
айсбергов. Холод сковывал  тело.  Изредка  доносилось  завывание  каких-то
странных существ.  Мананаану  приходилось  прикладывать  все  силы,  чтобы
бороться с ветром и волнами.
     И все же наступил момент,  когда  осталось  только  сидеть  и  ждать,
коротая время в беседах. Мананаан развалился на скамье, глядя на Скафлока,
который держал руль. Высок был Мананаан и красив со своими зелено-золотыми
кудрями. В глазах его играли  все  краски  океанской  волны.  На  нем  был
зеленый плащ, белая туника, золотые браслеты. Перебирая струны  лютни,  он
сказал:
     - Друг мой, перед тобой лежит  далекий  путь.  Ты  плывешь  навстречу
своей судьбе, и никто не скажет тебе, какова она будет. В тебе течет чужая
кровь, и мой народ не понимает, что движет тобой. Сейчас весь мир стоит на
пороге неведомого.
     И все же, зная то, что было, мы можем понять то, что есть, и даже то,
что будет. Я думаю о том, что  происходило  в  Ирландии  около  сотни  лет
назад. Твои предки участвовали в тех событиях, и даже я, под конец.  Я  не
постиг подлинного смысла событий и сомневаюсь, что это удалось кому-нибудь
другому. Разве что какому-нибудь великому богу, с которым я недостоин даже
разговаривать.
     Но я расскажу тебе обо всем. Не знаю, поймешь ли  ты  что-нибудь.  Но
если и не поймешь, то мы хотя бы скоротаем время.



                                    1

     Викинги приплыли в Ирландию первого апреля. В этот день  с  моря  дул
холодный ветер.  Он  наполнял  воздух  свистом  и  водяной  пылью.  Сквозь
просветы в тучах, мчащихся по небу, солнце метало в землю огненные  копья.
Волны с белыми гребешками катились  по  темному  заливу  и  встречались  с
черными водами впадающей в  него  реки  Шеннон.  Леса  вдоль  берегов  уже
покрывались листвой, зазеленели луга. Рваные  клочья  дыма  вырывались  из
труб крестьянских домов, но  Халдор  был  уверен,  что  жилища  пусты:  их
обитатели попрятались, завидев паруса.
     Но нет - из часовни выбежали монахи и заметались с криками по берегу,
как перепуганные птицы возле разрушенного гнезда. Они могли бы скрыться на
нескольких маленьких лодках,  но  Халдор  застал  их  врасплох,  во  время
молитвы. Норвежские драккары плавают очень  быстро,  а  монахи  не  успели
припрятать церковные ценности.
     Халдор смотрел с  корабля  на  взбудораженных  монахов.  Он  приказал
спустить парус и взяться за весла. Сорок человек налегли на них, по два на
каждое, и "Морской медведь" устремился к  берегу.  Гребцы  запели  в  такт
ударам весел: "О Тор! О! Один! Помогите нам!" Хриплое пение  сливалось  со
скрипом уключин, плеском волн,  хлопаньем  неуложенного  паруса.  Сверкали
шлемы и кольчуги. На верхней палубе стоял Ранульф,  сын  Халдора,  положив
руку на голову медведя, украшающую нос корабля. Взгляд  Халдора  скользнул
ниже, между бровями пролегла угрюмая складка. На  палубе  у  ног  Ранульфа
скорчилась женщина. Хотя плащ с капюшоном закрывал ее  почти  всю,  Халдор
видел сложенные ладони и понимал, что она шепотом призывает своего  Белого
Христа. Халдор коснулся маленького серебряного молоточка, висевшего у него
на шее. Он хотел получить знак от Тора.
     И Тор услышал его. Халдор отбросил сомнения и страхи. Святые и ангелы
не пришли к ней на помощь, когда норвежцы спалили селение  несколько  дней
назад и Ранульф притащил ее на корабль. Она одна из всех жителей  уцелела.
Ранульф и его друзья  решили,  что  она  достаточно  хороша  собой,  чтобы
остаться в живых... по крайней мере, пока...
     Халдор подумал о двух других кораблях - "Регинлейфе" Эгиля  Стрелы  и
"Шарке" Сигурда Тругвасона - и поискал их глазами. Он не доверял клятвам в
вечной дружбе. Куда верней надежда на легкую и богатую добычу.
     Многие считали его  чересчур  осторожным:  отличный  мореход,  но  не
викинг. Халдор не обижался. Да, он купец, и в набег его погнала не  удаль,
а нужда. Он не дотянул бы до сорока пяти, годись  его  голова  только  для
того, чтобы носить шлем. Вот и в Армаге, на севере Ирландии... Сколько там
полегло храбрых воинов. Они уже не вернутся в Норвегию...


     Халдор  долго  готовился  к  набегу:  расспрашивал  всех  о  западном
побережье, изучил  гэльский  язык.  Наконец  с  парой  надежных  товарищей
проехал по острову верхом. Тем, кто встречался ему в пути, он отвечал, что
едет с посланием, а сам выспрашивал и высматривал, убеждаясь,  что  страна
богата. И когда  вернулся  в  Трандхейм,  решил  сговориться  с  Эгилем  и
Сигурдом, которых знал с детства.
     Они втроем сидели в грязном бедном  жилище.  Едкий  дым  стлался  под
потолком. С балок свисало мясо, которое хозяйка вялила на зиму.
     - Это богатая земля, - убеждал Халдор.  -  Наши  люди  уже  давно  не
бывали там. Фермы, монастыри, церкви с их золотыми сосудами - все это ждет
нас. Конечно, об этом знают многие. Нужно  спешить,  чтобы  быть  первыми.
Судя  по  тому,  какая  нынче  весна,  мы  можем  выйти  в  море  еще   до
равноденствия.
     Собеседники были удивлены, но  поверили  ему.  Ведь  не  зря  же  его
называли Халдор  Предсказатель  Погоды.  Всю  свою  жизнь  он  внимательно
наблюдал за морем и небом и приобрел немалый опыт.
     Сигурд нахмурился:
     - М-м-м... У нас только три корабля. Ирландцы дерутся не  хуже  наших
парней. Потери будут человек за человека. Если  их  вожди  успеют  собрать
войско, нам придется туго.
     - Халдор наверняка предусмотрел это, - сказал Эгиль.
     Эти хорошие вроде бы слова не понравились Халдору.  Прошлым  летом  в
набеге он попал в засаду на берегу и потерял Ивара, одного из  двух  своих
сыновей. Теперь место брата на  корабле  Халдора  занял  Ранульф.  В  свои
шестнадцать лет он решил стать мужчиной.
     - Да, - произнес  Халдор  невозмутимо,  -  мы  укроемся  за  стенами,
которые выдержат любую осаду. Но я уверен, что  в  этом  не  будет  нужды.
Однако подготовиться не мешает. В крепости мы  сможем  спокойно  отдыхать,
латать корабли и снаряжение, если повезет - делить добычу. Вы знаете,  что
я подниму якорь сразу же, как наберу достаточно добычи. - Он осушил рог  и
крикнул, чтобы принесли еще. - Я нашел хорошее  место.  Крепость,  которую
возвел не кто иной, как сам Папа.
     -  Христианская  церковь?  Отлично!  -  Не  алчность,   но   опасение
прозвучало в голосе Эгиля. Как большинство норвежцев, он  не  ждал  ничего
хорошего от оскорбления богов, даже чужих.
     И вот, едва стихли зимние ветры, а произошло это быстро -  Халдор  не
ошибся, - они  отправились  на  запад,  а  затем  на  юг  вдоль  побережья
Ирландии, грабя все селения, лежавшие на их  пути.  Сначала  им  мало  что
перепадало, но затем стали попадаться нетронутые  чужеземцами  деревни.  А
вскоре они вошли в устье большой реки  и  теперь  приближались  к  острову
Скаттери.


     Звон  колокола  спугнул  воспоминания.  Они  огибали  северный   мыс,
приближаясь к закрытой гавани на востоке. В полумиле от них лежал островок
Хог, а далеко за ним виднелось в тумане побережье Ирландии. Звук  колокола
становился громче с каждым ударом весел. Это был, видимо, большой колокол.
За него можно много выручить в Норвегии. Над Скаттери  возвышалась  башня,
вершина которой терялась в стремительно бегущих облаках.
     Когда они вошли в гавань, Халдор стал оглядываться: где бы причалить?
Морщинки окружали его светло-голубые глаза, смотревшие с широкого  лица  с
высокими скулами и сломанным носом. Рыжеватые  волосы  и  борода  отливали
золотом на солнце. Куртка без рукавов плотно обтягивала крепкий торс.
     Остров Скаттери был невелик - полоска земли, вытянувшаяся на  милю  с
севера на юг, шириной в полмили. Он глубоко сидел в  воде.  Деревья  вдоль
западного берега защищали дома от свирепых штормов. Невдалеке  от  селения
возвышалась каменная крепость-часовня. Вокруг  нее  был  разбит  небольшой
садик, а рядом высилась башня из серого камня высотой больше сотни футов с
конической крышей. Окна, смотревшие на море, зияли черными провалами - как
пустые глазницы черепа. Деревянная дверь была на высоте  десяти  футов  от
земли. Монахи взбирались к ней по лестнице, которую  затем  втаскивали  за
собой.
     Теперь корабли двигались медленнее. И вот под днищем заскрипел песок.
Первым на берегу оказался  Ранульф.  Он  выкрикнул  древний  боевой  клич,
однако драться было не с кем. Гребцы  бросили  весла  между  скамейками  и
неторопливо вышли на берег. Халдор тоже не торопился. Он взял свой лук.


     Ирландка Бриджит так и не поднялась с колен. Ее обуял ужас, настолько
сильный, что она не могла даже  плакать.  Халдор  услышал  ее  бормотание:
"Восточное солнце пришло на святой остров... Восточное... Эли, Эли,  ламах
сабахтани..." Ерунда какая-то...
     Он  выскочил  за  борт.  Вода   доходила   до   пояса.   Холодная   и
стремительная. Щита у него не  было,  так  как  он  взял  топор.  Он  стал
помогать вытаскивать судно и увидел, что ирландка  поднялась  и  протянула
руки к башне. Это ему понравилось.
     Подошли  "Шарк"  и  "Регинлейф".  Халдор   просигналил,   чтобы   они
причаливали. Здесь было вроде бы безопасно для больших кораблей.
     - Идем! Идем! - кричал Ранульф.
     - Спокойно! - одернул отец. - Никуда они не денутся.
     Юноша  изнывал  от  нетерпения,  пока  норвежцы  выходили  на  берег,
закрепляли корабли, выставляли стражу  и  собирали  отряд,  чтобы  идти  к
башне.
     По сигналу Халдора они двинулись и остановились на расстоянии  полета
стрелы от крепости.  Несколько  стрел  вылетело  из  окон,  но  они  упали
недалеко от стен, и Халдор понял, что защитники крепости далеко не воины.
     Он вышел вперед, уверенный, что ничем не рискует, и приблизился почти
к самым стенам. Он смотрел вверх и видел облака, несущиеся над башней. Ему
показалось, что эта громадина валится на него и земля уходит из-под мокрых
заледеневших ног. Халдор переступил, судорожно нащупывая твердую почву под
собой. Чайки метались над головой. Их хриплые крики разрезали шум ветра.
     Халдор набрал воздуха и крикнул:
     - Эй, вы! Будете говорить?
     Немного погодя из окна башни высунулся человек.  Хотя  волосы  вокруг
тонзуры поседели, а зубов почти не было, голос его звучал твердо.
     - Говорит Майкл, настоятель монастыря Святого Шона. Вы христиане?
     - Нет, но я хорошо отношусь к  ним.  -  Халдор  не  хотел  оскорблять
богов, а эта фраза ни к чему  не  обязывала.  -  Я  торговал  в  Англии  и
Франции, Шотландии и Ирландии. Никто не сможет сказать  ничего  плохого  о
Халдоре Кетилсоне.
     - Вы пришли не на торговых кораблях, а на узких судах со страшилищами
на носах.
     - О да. Это корабли викингов. Но я  никогда  не  убиваю  просто  так.
Сдайтесь, и все вы будете свободны. Я  поклянусь  чем  пожелаешь.  Клянусь
честью перед своими товарищами.
     Тощая фигура аббата напряглась:
     - Неужели вы думаете, что  в  обмен  на  наши  жизни  мы  отдадим  на
поругание дом нашего Бога, его святые сосуды и реликвии? Отдадим святилище
грабителям? - Он плюнул. Будь порыв ветра посильнее,  плевок  попал  бы  в
цель. - И это в тот день, когда родился Христос! У нас есть запасы воды  и
пищи, достаточно оружия, чтобы выдержать штурм. Бог поможет нам.
     - Если вы не хотите сдаться, я ничего не обещаю  вам,  -  предупредил
Халдор.
     - Чего стоит слово язычника? Нападайте, если хотите, убивайте нас,  и
мы умрем мучениками. Мы будем смотреть с небес, как вы корчитесь в  адском
пламени. - Аббат замолчал, стараясь подавить  вспышку  гнева,  и  охрипшим
голосом выкрикнул: - Берегитесь, лохленнцы! Это  святая  земля.  В  старые
времена Святой Шон изгнал отсюда чудовище более страшное, чем ваши  жалкие
лодки. Мы будем  защищать  это  заповедное  место.  Шон  не  оставит  нас.
Берегитесь, лохленнцы!
     Халдор уже слышал легенду о чудовище, когда рыскал в этих землях.  Но
мало ли подобных историй бродит по свету? Аббат просто хочет напугать  его
этой чепухой.
     - Пока мы еще не начали штурм, вы можете уйти,  -  предупредил  он  и
пошел прочь. Несмотря на уверенность, что монахи - плохие стрелки, он  все
же ощущал неприятный холодок между лопатками, пока  не  отошел  достаточно
далеко.
     Он не хотел умирать. Правда, норвежцы любили потолковать о  загробной
жизни: пирах во дворцах богов, возрождении в новом теле и  многом  другом.
Но Халдор принадлежал этому миру. Здесь были его друзья и родные, его дома
и корабли, его жена и дочери, которые  выйдут  замуж  и  нарожают  внуков,
надежда его дома - Ранульф, далекие путешествия, нескончаемая смена времен
года, волшебная игра неба и моря...
     - Сожжем их, - предложил Эгиль. -  Нарубим  сучьев,  положим  их  под
стены, сунем факел и...
     - И будем слушать, как они воют, - хрипло продолжил Ранульф.
     Халдор хмуро взглянул на сына и ответил:
     - Молодой должен быть скромен и молчалив, если  ему  нечего  сказать.
Тот волк получает больше мяса, который первым погонится за добычей.
     Халдор увлекался стихосложением, и  часто  его  изречения  напоминали
строки из саг. Юноша понурился и отошел.
     Халдор возвысил голос, чтобы слышали все поблизости:
     - Разве вы забыли? Нам нужна эта башня. Если мы сожжем ее, то где  же
будем отдыхать? А кроме того, там наверняка хранятся церковные сокровища.
     - И хорошо, если сгорят их книги! - рявкнул Эгиль.
     - Я брал в руки их книги, и ничего со мною не  случилось,  -  ответил
Халдор. - Стыдно бояться чужих богов.  Их  служители  всего  лишь  люди  в
одежде, расшитой золотом и жемчугом...
     - Что же нам делать? - спросил Сигурд.
     - Мы сделаем лестницу, приставим ее к башне и пробьем  дверь.  А  там
все будет просто. Эти псалмопевцы не смогут устоять против нас.
     Он  уже  чувствовал  некоторую  жалость  к  монахам.  Они  вели  себя
достойно, как подобает мужчинам.


     После  полудня  все  было  готово.  Халдор  помог  подтащить  дубовую
лестницу. Дерево под ладонями викингов было гладким и  холодным.  Камни  и
стрелы, сыпавшиеся на них сверху, не причиняли им  большого  вреда.  Всего
лишь несколько ран,  которые  грабители  встретили  смехом.  Халдор  полез
наверх. Перекладины, привязанные веревками, легко выдерживали его тяжесть.
     Он размахивал боевым топором. Следом за ним лезли еще  двое.  Тяжелые
удары обрушились на дверь, полетели щепки, зазмеились трещины,  и  наконец
дверь поддалась. За ней оказалась комната, пустая  и  темная,  с  дырой  в
потолке, через которую можно было  проникнуть  в  башню.  Монахи,  видимо,
укрылись наверху, под самой крышей. Воины столпились вокруг  Халдора.  Они
принесли лестницу. Халдор поднялся наверх. Эхо разносило крики викингов по
башне. У подножия возбужденно шумели не успевшие подняться. Они напоминали
стаю волков возле дерева, на которое загнали добычу.
     Вскоре крики превратились в вой. Можно было разобрать:
     - Они кидают камни!
     Ярость охватила грабителей.
     - Я же говорил: держитесь в стороне  от  окон!  -  крикнул  Халдор  и
выглянул наружу. Мимо него со свистом пронесся огромный камень - прямо  на
одного из викингов. Послышался  треск  костей.  Во  все  стороны  брызнула
кровь.
     Халдор бросился наверх. На пятом или шестом этаже его  догнал  Эгиль.
Задыхаясь и дрожа, с трудом произнес:
     - Халдор, камень попал в  твоего  сына,  Ранульфа.  Он  скользнул  по
шлему. Ранульф еще дышит, но...
     Халдор не сразу осознал ужас случившегося.  Он  просто  повернулся  и
бросился вниз. Боль от страшных ран приходит не сразу.
     Он забыл о монахах, не думал об их судьбе. Было бы разумно оставить в
живых нескольких, наиболее состоятельных, чтобы получить выкуп за них.  Но
он потерял способность размышлять, и викинги убили всех...




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0539 сек.