Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Триллеры

Джон Кэмпбел - Из мрака ночи

Скачать Джон Кэмпбел - Из мрака ночи

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1

Мать сарнов не мигая смотрела на Грайта. Глаза у нее были
удивительные, золотистые. Человек, стоявший перед ней, был
представителем расы, которую сарны поработили четыре тысячи лет назад, -
расы людей.
А пока Мать выполняла возложенную на нее задачу следила за порядком
на Земле, на той самой планете; где прежде тысячелетиями царил хаос.
Люди не умели пользоваться свободой и поэтому заслужили участь рабов.
Они подчинялись сарнам, но в последнее время Правительницу все больше и
больше беспокоили попытки людей вновь обрести независимость.
- Ты отвечаешь за исполнение законов, которые установили мы, -
холодно произнесла Мать, и леденящий звук ее голоса заставил Грайта
невольно поежиться. - Сарны пишут законы, и люди должны исполнять их.
Такой порядок был установлен четыре тысячи лет назад. Мать сарнов
заботится о том, чтобы этот порядок вещей не нарушался... По-другому
быть не может и не будет никогда. Тебе это ясно?
Грайт с трудом оторвал взгляд от похожих на подушечки ступней
Правительницы, восседавшей на огромном троне, украшенном мозаикой и
покрытом инкрустацией. Стиснув зубы, он перевел взгляд на ее
неестественно гибкие, длинные ноги, напоминающие канаты, а затем на
округлое золотое тело с четырьмя сдвоенными руками. Холодное, неземное
существо, питающееся энергией атома... Ни звука не произнес Грайт, и
бесстрастным оставалось его лицо. Правивы не дали нам достичь ее... И
все же те, кто остался в живых после вашего нашествия, продолжали упорно
трудиться. В течение последних сорока веков люди незаметно от вас
оттачивали свой разум, учились концентрировать свое сознание. Пятьсот
миллионов человек на протяжении трех тысяч поколений стремились к
единому мощному источнику духовной силы, и их труд оказался не напрасным
- духовное единение людей произошло. Теперь они воссоединились в Высший
Разум, и источник вечной неразрушимой жизненной энергии окружает собой
всю планету. Сотни веков человеческие мысли блуждали хаотично, сотни
веков страстные желания терзали людей, сотни веков шел медленный процесс
их воссоединения. Даже последние четыре тысячи лет, после того как сарны
поработили людей, этот процесс продолжался. Этот Высший Разум -
объединенные мысли, мудрость и воля пятисот биллионов человек, живущих
на Земле, стал таким же реальным и осязаемым, как материя. Мы называем
этот Высший Разум Эзиром. Он темен, как космос, но неделим, и его
невозможно уничтожить... В этом и состоит наше главное различие. Как вы
чувствительны к радиоволнам, так мы обладаем ментальной
чувствительностью, сформировавшейся в течение многих веков. Мы обладаем
способностью общаться при помощи мысли. Вон там, в конце зала, наш
электротехник работает со своими приборами, и я могу прочитать его мысли
и передать ему свои. Для этого мне не нужно никаких сенсоров, с помощью
которых сарны общаются друг с другом.
Мать сарнов выслушала Грайта, и губы ее слегка дрогнули в
недоверчивой усмешке.
- Я не верю тебе, Грайт. Я не верю, что люди обладают такими
способностями, - скептически произнесла она, взглянув в дальний конец
зала. Затем, понизив голос, Мать добавила так тихо, что Грайт едва смог
ее расслышать:
- Но ты можешь попытаться доказать мне это. Прикажи мысленно своему
человеку подойти сюда и поклониться мне!
Электротехник, одетый в плотный серебристый комбинезон со светящейся
эмблемой на спине, возившийся с приборами в дальнем углу зала,
выпрямился и с недоумением огляделся вокруг.
- Подойти к Матери? - удивленно спросил он вслух, пытаясь понять, за
какие заслуги он, простой техник, удостоился чести предстать перед
Правительницей Земли. - Но я...
Не увидев никого рядом с собой, электротехник нахмурился и покачал
головой. Бросив осторожный взгляд в сторону трона, на котором восседала
Мать сарнов, он залился краской смущения, а затем, неловко потоптавшись
на месте, повернулся и вновь склонился над приборами, видимо решив, что
голос, прозвучавший рядом с ним и приказавший ему подойти к
Правительнице Земли, всего-навсего ему почудился...
Мать вновь уставилась на Грайта немигающими золотыми глазами.
Некоторое время она молчала, размышляя.
- Ты можешь идти, - произнесла наконец Правительница Земли. - Помни о
Законе сарнов, гласящем, что на каждые пять женщин приходится один
мужчина. Отныне он будет законом и для вашей планеты.
Грайт слегка склонил голову, но лишь на миг, затем выпрямился и,
повернувшись, направился к дверям зала. Твердой походкой прошел он мимо
группы сарнов, глядя прямо перед собой. Лицо его оставалось
бесстрастным. Шесть человек из его окружения, пришедшие вместе с ним в
зал, присоединились к нему. Молча маленькая процессия прошла через
сверкающие бронзовые двери, спустилась по широким ступеням и вышла в
парк.
Бартел ускорил шаг и поравнялся с Грайтом.
- Ты думаешь, она действительно станет следить за исполнением этого
закона? - тихо спросил он. - Как ты считаешь, что мы можем сделать? Не
знаю, поверит ли она в Высший Разум... Честно говоря, для меня это тоже
миф из прошлого нашей расы.
Глаза Грайта потемнели, но он не остановился и не сделал ни одного
движения, которое могло бы выдать его чувства.
- Поедем ко мне домой, - медленно проговорил он, не глядя на Бартела.
- Там обо всем и поговорим. Тебе ведь хорошо известно, что Мать сарнов
словами не бросается.
И если она введет этот закон, то на следующий день не станет его
отменять. Бартел, у меня есть что сказать тебе, но сначала все же придем
домой. Там все и обсудим.
Удивительный, чарующий солнечный свет заливал лужайки, по которым они
шли. Грайт много раз ходил этой дорогой, но, пожалуй, только сейчас он
впервые ощутил все красоты природы. С изумлением и радостью он
вглядывался в каждую травинку, каждый листочек. Он улыбнулся крошечной
птичке, вспорхнувшей прямо у него из-под ног, вскинул голову и не щурясь
посмотрел на солнце, щедро льющее на Землю ласковый свет и тепло. "Какое
счастье - жить, - подумал Грайт, - но теперь это святое право будет не у
всех..."
Грайт и его спутники вышли на длинную улицу, покрытую серым
асфальтом, оставив позади цветущие лужайки и жемчужины дворцов сарнов.
Серая глухая стена отделяла город инопланетян от города людей, где не
было никаких дворцов, - лишь скромные белые домики, тесно прилепившиеся
друг к другу, стояли по обеим сторонам улиц, примыкавших к городу
сарнов. Эти дома построили уже после завоевания, когда прежние города
Земли еще лежали в руинах, как первый шаг к возрождению жизни.
Сарны были древним народом. Вот уже четыре тысячелетия правили они
Землей. Мать все эти годы сидела на золотом троне, равнодушно глядя, как
одни поколения сменяют другие. Она была старой, когда сарны пришли на
Землю, а теперь перед ее глазами прошло уже более тысячи поколений
людей. Ее считали бессмертной...
Скромные, увитые виноградными лозами домики города людей остались
позади, и Грайт со своими спутниками вышел на площадь, окунувшись в ее
привычную суету, царившую у магазинов, построенных тысячелетие назад.
Грайт рассеянно кивал знакомым и улыбался друзьям, бесстрастно
смотрел на мрачные, враждебные лица тех, кто носил маленькие зеленые
эмблемы сторонников Друнела.
За его плечом вновь раздался голос Бартела.
- А приятель Друнела Вартил, по-моему, сегодня не так мрачен, как
обычно. Ты заметил? - Бартел кивком указал на высокого широкоплечего
человека, одетого в тунику с эмблемой администратора. Судя по нашивкам,
этот человек следил за тем, как его соотечественники соблюдают законы
сарнов. - Он даже удостоил нас каким-то подобием улыбки. Интересно, что
бы это значило?
- Да ничего особенного, - вздохнул Грайт. - Он не так глуп, чтобы
пытаться внушить мне, будто относится ко мне как к другу. И улыбается он
скорее не мне, а себе самому. Ты отправил Теру, как я советовал?
Бартел кивнул, но лицо его выражало сомнение.
- Да, Грайт, отправил, но.., честно говоря, все это зря. Ведь сарны
будут...
- Мать не посмеет... Давай поговорим об этом дома, - тихо произнес
Грайт, и они продолжали прогулку в полном молчании.
Площадь осталась позади. Теперь они шли мимо домов, построенных в
более поздние времена, хотя сам стиль зданий остался неизменным - их
по-прежнему отличала такая же скромность и добротность. Даже у самых
старых из них нельзя было заметить ни малейшего признака разрушения или
обветшания. Дома теперь стояли на большем расстоянии друг от друга, и"
каждый окружала лужайка, на которой играли дети.
Детей тоже было заметно больше, чем в старом городе.
Грайт свернул к одному из домов. За ним последовали Бартел и еще трое
из свиты Грайта. Оставшиеся двое, попрощавшись, удалились. В полном
молчании Грайт и его спутники подошли к невысокому, но просторному
зданию, лишенному каких бы то ни было украшений, которое служило Грайту
и домом и офисом.
В этом скромном здании, построенном тысячу лет назад, размещалась
резиденция правительства людей.
Граждане Земли выбирали депутатов от каждой области, те в свою
очередь избирали представителей континента, из которых и формировалось
правительство.
Шесть месяцев назад старый Транмат, являвшийся представителем
человечества (раньше таких людей называли президентами) на протяжении
двадцати двух лет, умер, и Грайта избрали его преемником, чтобы он
"честно и справедливо служил людям, отдавая этому все силы и, если
потребуется, жизнь". По крайней мере, так говорилось в клятве
вступающего на этот пост.
Только смерть или бесчестье могли помешать Грайту выполнить свой долг
до конца. Смерть или бесчестье, а теперь еще и Друнел, который в данный
момент олицетворял и то и другое...
Власть Грайта, несущего бремя ответственности перед сарнами, так же
как и перед людьми, была при этом ограничена. Он являлся, по сути, всего
лишь советником - как для сарнов, которые чаще всего относились к его
советам пренебрежительно, так и для людей. Но многие из людей - и
командиры легионов, и полиция тоже порой игнорировали его советы. Мать
сарнов прекрасно понимала, что Грайт не мог ввести среди людей законы
матриархата, даже если бы захотел, и это ее злило. К тому же Грайт был
ей несимпатичен.
Несколько секретарей и служащих подняли голову, когда Грайт и его
спутник вошли в помещение, а затем вновь склонились над своей работой.
Серебряные с эмалью диски на их головных повязках и эмблемы на рукавах
говорили об их положении в сложной правительственной структуре.
Грайт, короткими кивками приветствуя знакомых, не останавливаясь
прошел по мягкому, упругому, как резина, ковру к небольшой двери,
ведущей в конференц-зал. Подошвы ног тридцати поколений чиновников
протоптали в мягком полу некое подобие тропинки. Она вела мимо столов
секретарей, огибала огромную колонну в центре зала и исчезала под дверью
в конференц-зал - просторный кабинет с низким потолком и девятью
стульями, стоявшими вокруг массивного овального стола.
Войдя в конференц-зал, Грайт сел во главе стола, справа от него
уселся Бартел, представитель Америки, рядом с ним Карон, командир
объединенных легионов землян, затем Дарак и Холмун, помощники Грайта.
Вслед за ними в кабинет вошел и электротехник. Положив свой
чемоданчик на отполированный веками стол, он раскрыл его и, вытащив
доску с прикрепленными к ней инструментами, отделил от нее тонкий
металлический стержень, покрытый слоем изоляции. Раздался легкий щелчок,
как будто распрямилась пружина, и на табло, подсоединенном к стержню,
закачались крошечные стрелки.
Искусные пальцы техника быстро отрегулировали прибор. Стрелки,
качнувшись в последний раз, замерли. Мастер нажал на несколько маленьких
кнопок, и гибкая металлическая антенна внезапно дрогнула, наклонилась и
пришла в движение, поворачиваясь из стороны в сторону. Стрелки вновь
качнулись и задрожали, и антенна резко остановилась, оборвав свой танец.
Техник осторожно коснулся ее, направляя в сторону искрящегося
портативного источника энергии. Крошечный стержень сиял голубоватым
светом.
Техник нажал еще одну кнопку на панели.
- Нас могут услышать, - объявил он. - Предупреждаю: сарны установили
прослушивающие устройства, и не одно.
- А мы удивлялись все эти годы, откуда сарнам известны даже наши
самые сокровенные мысли, - горько усмехнулся Грайт. - Но теперь с этим
покончено. Наверное, мы первые представители человеческой расы за десять
веков, которые будут проводить совещания без незримого присутствия
Матери сарнов.
Карон со злобой взглянул на таинственное устройство:
- Так где же находится антипрослушивающее устройство? Надо немедленно
выкинуть его отсюда!
Техник усмехнулся:
- Сарны слышат радиоволны, как все мы слышим обычные звуки, - пояснил
он. - Этот крошечный передатчик работает, питаясь энергией большой
передающей антенны. Когда мы говорим, подслушивающее устройство сарнов
посылает радиосигнал. Но теперь мы включаем этот маленький передатчик,
который гасит сигнал кристалла сарнов. Если бы я просто разбил кристалл,
то сарны сразу.., заинтересовались бы, скажем так.
- Они бы пришли в ярость, - уточнил Бартел.
Грайт покачал головой:
- Уэр обнаружит любую подслушивающую систему, не беспокойся. Так что
на этот счет нам волноваться нечего. Так, Уэр?
Техник кивнул в знак согласия.
Дарак взглянул на Уэра, затем со вздохом повернулся к Грайту:
- Ну хорошо, а теперь скажи, Грайт, почему Мать просит тебя..,
вернее, приказывает сделать то, что ты не в состоянии сделать? Ведь она
прекрасно знает, что тебе не удастся заставить людей блюсти ее законы.
- Да, она прекрасно знает, что мне это не удастся, мрачно согласился
Грайт. - А вот Друнел сделает.
- Неужели она собирается сделать ставку на Друнела? - удивленно
спросил Карон. - Мне казалось, что ее не очень интересуют распри между
людьми. Я всегда думал, что разбираться в наших взаимоотношениях ниже их
достоинства, если только это не затрагивает capнов.
Грайт устало откинулся на спинку огромного кресла и зажег трубку.
Попыхивая ею, он рассеянно рассматривал мерцающие искры, то и дело
пробегавшие по контактам источника энергии.
- Четыре тысячи лет назад Мать сарнов явилась на Землю... А сколько
веков она прожила до того, известно только ей самой, - наконец медленно
произнес он. Сарны - долгожители. Некоторые живут по несколько тысяч
лет. Но Мать бессмертна. Даже сами сарны не знают, сколько ей лет. Когда
они пришли на Землю, то в сражении за нее погибло девяносто девять
процентов человечества... Остальных сарны превратили в рабов, и они, те,
кто выжил, наши предки, были далеко не лучшей частью человечества. Они
были отбросами общества. Хныкающими, жалкими отбросами.
Карон беспокойно зашевелился, его лицо горело от гнева, а из горла
вырвалось хриплое рычание. Грайт взглянул на него с грустной и
одновременно иронической улыбкой.
- Да, Карон, в этом, к сожалению, слишком большая доля правды, -
вздохнул он. - Наши так называемые благородные предки вовсе не были
великими людьми. Непокорные умерли. Они не могли сдаться.
Четыре тысячи лет назад Мать сарнов взошла на трон и все эти годы
правила людьми и знала 6 всех их тайных помыслах. - Грайт кивнул на
сверкающую антенну. - Она слышала все их разговоры. Молено сказать, что
за это время она довольно хорошо узнала людей.
Но человек развивается - он живет мало и поэтому развивается намного
быстрее, чем сарны. Та душевная слабость, которая позволила нашим
предкам превратиться в рабов, за четыре тысячи лет была изжита.
Мать сарнов поняла, что вскоре люди вновь обретут величие. Бартел и
Карон, что за эмблемы у вас на головных повязках? Мать сарнов считает,
что это знак, означающий ваш ранг в ее иерархии рабов. Инопланетные
захватчики сделали эти эмблемы из серебра и эмали и заставили вас их
носить в знак вашей принадлежности к роду человеческому. Но Уэр удалил
часть серебра с эмблем, чтобы поместить туда прибор, повышающий
телепатические способности. Об этом Мать сарнов пока не знает. Тем не
менее она догадывается, что люди вот-вот попытаются вырваться из оков
рабства.
Мое упоминание о телепатической силе людей встревожило ее больше, чем
мы ожидали... А ведь она давно знала об этом! Человечество еще до
Завоевания открыло телепатию и до прихода сарнов уже училось ею
пользоваться. Мы этого не знали, до нас дошли только предания, а Мать
сарнов знала истину. Мы верили, а ей были известны факты! Когда она
слушала меня, я телепатически следил за ее мыслями. О телепатии она
прочитала в трофейных записях. Мужчина будет бороться и умирать за то,
чего у него нет. Женщина будет сражаться и умирать за то, что имеет.
Мужчина отдаст в жертву все, что у него есть, за идеал. Женщина тоже
будет бороться за идеал, но не в ущерб тому, что уже имеет.
- И она хочет перестроить общество людей согласно законам
матриархата! - воскликнул Бартел. - А она не думает, что это вызовет
восстание?
Грайт покачал головой:
- Правительница не так проста. Она прожила Четыре тысячи лет. Для нее
век словно год. Она знает, что может вспыхнуть восстание, но она строит
планы не на века, а на тысячелетие. Три поколения страданий и борьбы -
это просто не самое удачное мгновение. А тысячелетие страданий и борьбы
- совсем другое. Оставшиеся в живых благословят добродетельницу Мать и
восхвалят ее справедливость, и ее это вполне устроит.
Вы знаете, что необходимо сделать для того, чтобы человечество
приняло законы матриархата?
- Убить четверых из каждых пяти мужчин! - изорвался Карон. - Но у
Матери ничего не получится! Она просто истребит человечество, потому что
каждая женщина будет бороться за своего мужчину и умрет вместе с ним! А
те, кто выживет, не будут служить убийцам!
- Поэтому она и делает ставку на Друнела, - с горечью сказал Грайт. -
Поэтому она так внимательно следит за нашими распрями и умело
стравливает враждующие стороны. Никакого восстания не будет, будет
гражданская война. И ее интересы будет защищать Друнел. Сарны останутся
в стороне. Мятеж же обернется против нас. Мужчины будут убивать мужчин,
пока благодетельница Мать не выступит со своим отборным легионом сарнов
и не остановит резню, - тогда закон один к пяти будет принят. Половина
выживших будет ненавидеть Друнела за то, что он развязал войну и
разрушения, а другая половина - любить его как лидера. К тому же все
будут восхвалять Правительницу, остановившую кровавую бойню. Мать сарнов
обладает политической мудростью четырех тысяч лет, в отличие от горячего
и нетерпеливого сорокалетнего мужчины.
Карон открыл было рот, чтобы что-нибудь возразить, но, подумав,
промолчал и вздохнул.
- Я задушу Друнела сегодня же, - прошептал он.
- У него есть помощник - Рендан, который займет его место. А после
Рендана будет Грасун, затем найдутся и другие, - покачал головой Бартел.
- Кроме того, в любом случае сегодня ты Друнела не задушишь, -
вмешался Уэр. - Он сейчас на приеме у Матери сарнов, обсуждает, какое
оружие она даст ему для подавления нашего бунта.
- Но у нас нет никакого оружия, кроме духовых ружей, которые сделал
для нас Уэр, - буркнул Карон. А Мать сарнов, я думаю, даст нашим врагам
какое-нибудь смертельное оружие, вроде того, которым сарны уничтожили
наших предков.
- Ничего подобного, - возразил Уэр. - Ты забыл, какую цель она
преследует. Мать хочет, чтобы Друнел победил. Она хочет, чтобы он посеял
среди людей вражду. Если она даст ему могущественное оружие и обеспечит
легкую победу, то война кончится прежде, чем начнется. Нет, она даст ему
какое-нибудь простое оружие, поэтому он сможет победить нас только после
долгой изнурительной борьбы. А если Друнел сразу же начнет брать верх,
то, вероятно, она даст и нам какое-нибудь оружие.
Карон откинулся в кресле так резко, что старое дерево протестующе
скрипнуло.
- Да я поведу в бой свой легион мира прямо сейчас, клянусь.., клянусь
Эзиром! - в бешенстве крикнул он.
- Я задушу Друнела собственными руками, а также любого другого
червяка, выкормленного сарнами!
- Успокойся, - резко оборвал его Грайт. - У Друнела столько же людей,
сколько и у нас, и мы не будем сейчас устраивать бессмысленную бойню. Мы
должны ждать, пока Уэр не закончит свою работу. Тогда Эзир будет готов
помочь нам. Если мы сможем сейчас удержаться от борьбы, то мы выиграем
время и Эзир станет достаточно сильным, чтобы помочь нам.
- Но какую цель преследует Друнел? - спросил Холмун. - Он пытается
укрепить свои позиции в Европе, Азии - везде, где только может. За
последние два месяца я объездил добрую половину земного шара и видел,
что он работает без устали, обещая людям свободу, обещая покончить с
тиранией сарнов. На что он надеется, зная, что Мать не собирается давать
ему власть? Ведь она хочет использовать его как орудие для разжигания
ненависти и вражды!
Лицо Грайта словно окаменело.
- Да, он знает, что Правительница не даст ему власти, - резко
проговорил он. - Но все равно его ничто не остановит. Что бы Друнел ни
делал, я всегда оказывался у него поперек дороги. Он жаждал победить на
выборах от региона, но победил я, а ему пришлось довольствоваться
должностью представителя города. Он мечтал стать представителем от
континента, а стал им - я.
Полгода назад он снова надеялся на успех и уже видел себя
представителем человечества, но я вновь победил, а Бартел в это время
победил Рендана, став представителем от Америки. Друнел ненавидит меня,
но не только за это - ему нужна Дея, но Дея выбрала меня, и это было для
него окончательным ударом. Я думаю, он сошел с ума, и теперь его
единственная цель - уничтожить меня, а ради этого он готов уничтожить
все человечество. Если он победит, то сотрет меня и Бартела в порошок и
займет мое место. По крайней мере, на какое-то время Друнел получит
власть и женщину, которой он добивается. Вот за это он и борется. А его
последователи... - Грайт внезапно замолчал, полностью погрузившись в
свои мысли. - Гражданская война неминуема. Люди начинают осознавать, в
каком положении они находятся, но при этом значительная их часть не
понимает, чего именно они хотят. Господство сарнов так глубоко
укоренилось в их сознании, что идея восстания кажется им дикой. Люди
нуждаются в сильном лидере, который сможет направить их помыслы в нужном
направлении. Последователи Друнела собираются выступить против нас,
убеждая народ, что тем самым ведут его к свободе, - ведь мы представляем
собой правительство, разрешенное сарнами, стало быть, мы служим сарнам в
ущерб интересам людей. Друнел умело играет на чувствах масс, но на самом
деле люди его совершенно не интересуют. Это борьба между лидерами, и не
более того. Только лидеры знают, почему они борются. Люди, которые
пойдут за Друнелом и будут сражаться против нас, - обманутые люди.
Только Друнел знает, чего он хочет, - власть и Дею. Еще он надеется
убедить Мать сарнов, что матриархат для людей неприемлем. Друнел уверен,
что сможет добиться компромисса с оккупантами...
- Ничего у него не выйдет, - тихо сказал Уэр. - Когда я работал
электротехником у сарнов, я часто находился неподалеку от Матери и
многое понял. У нее есть свои планы, именно такие, как сказал Грайт. Год
или два Друнел будет у власти. Его возненавидят те, кто пострадал от
него, но Мать сарнов будет защищать своего ставленника. Он получит
женщин, которых он добивался, но которые отвергли его, - Дею, Теру,
Косон, вы все их знаете. Затем Мать отвернется от него, и Друнел
погибнет. Какая-нибудь женщина отомстит за своего мужа...
Карон внезапно поднялся и зашагал по комнате. Его огромные руки
сжались в кулаки. Он побледнел от бессильного гнева.

***

Уэр задержался в кабинете Грайта, когда остальные уже вышли. Медленно
и тщательно складывал он свои приборы обратно в чемоданчик.
- Эзир, наш черный бог, кажется, еще далеко, вздохнул он.
Грайт молча кивнул, погруженный в свои мысли. Затем он взглянул на
Уэра:
- Ты можешь дать мне один из твоих демодуляторов, Уэр? Ты -
единственная надежда на успех, ты и твое изобретение. Нельзя, чтобы
видели, что ты слишком часто приходишь сюда и присутствуешь на закрытых
совещаниях. С помощью телепатии ты можешь следить за каждой
конференцией, и если ты научишь меня обращаться с этим демодулятором...
Обычная сутулость Уэра, его неприметность внезапно исчезли, когда он
выпрямился, - теперь перед Грайтом стоял высокий крепкий человек с
открытым мужественным лицом, с темными глазами, в которых светился ум.
Он медленно поднял руку и коснулся телепатического обруча на голове.
- Я думаю, мы оба будем заняты сегодня вечером, Грайт. Ты
встречаешься с людьми, которые тебе подчиняются, а я.., у меня встреча с
Эзиром, который мне не подчиняется. - Его губы слегка дрогнули в
невеселой улыбке. - Но если ты хочешь научиться самостоятельно
управляться с этими приборами, заходи ко мне в мастерскую завтра утром.
А сейчас мне надо еще многое сделать.
- Будем надеяться, что сегодня вечером наши планы не изменятся.
Хочется верить, что ни сарны, ни Друнел не догадываются об истинном
источнике опасности, - вздохнул Грайт. - Но сюда ты больше не приходи,
Уэр.
- Может, так оно и лучше, - кивнул мастер, беря в руки чемоданчик.
 




 
 
Страница сгенерировалась за 1.2895 сек.