Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Александр Иванович Шалимов - Приобщение к большенству

Скачать Александр Иванович Шалимов - Приобщение к большенству

Научно-фантастическая повесть

Большой темный конверт из полупрозрачного шелковистого пластика Рут
Доррингтон получил на пятый день после возвращения на Землю. Этот конверт
чем-то выделялся среди остальной корреспонденции, принесенной Ио - роботом
системы Модерн, предоставленным в распоряжение Рута с первых же минут
пребывания на родной планете. Рут решил оставить темный конверт на самый
конец...
Разбирая утреннюю почту, Рут Доррингтон презрительно усмехнулся.
Что за снобы! Кое-кто не поленился написать собственноручно старинным
рукописным шрифтом, некогда специально придуманным, чтобы излагать мысли
на бумаге. Наверно, рассчитывают заполучить его собственный автограф...
Как бы не так!
За годы, проведенные на Плутоне, Рут не написал ни строчки. Там было
не до этого... Магнитная лента, диктофон, в крайнем случае старый
полуавтомат, на котором можно печатать, чуть касаясь пальцами клавишей.
Шевеля губами, Рут с трудом разбирал причудливые знаки. Приходится
тратить время на такую чепуху!.. Некоторые буквы рукописного алфавита он
вообще забыл.
Что, например, обозначают эти закорючки? Придется заглянуть в
справочник. Сомнительное удовольствие - корпеть целое утро над
расшифровкой чьих-то каракулей. Времени им тут девать некуда!..
Впрочем, и его время теперь текло без особой пользы. Впервые за
десять лет... Ступив на бетон Центрального космодрома, он только и делал,
что пожимал чьи-то руки, пил, ел, улыбался в ответ на просьбы: <Еще улыбку
в эту сторону, дорогой мистер Рут!> Без конца отвечал на дурацкие
вопросы... Теперь по утрам еще ворох корреспонденции. Ничего не
поделаешь... <Через это надо пройти>, - шепнул вчера кто-то из
журналистов, подсовывая Руту под самый нос портативный экран
видеопередатчика. <Два слова, капитан. Миллионы ваших соотечественников,
прильнувшие сейчас к видеоэкранам, горят желанием услышать ваш голос и
узнать об урановых месторождениях, которые вы открыли на Плутоне>... Очень
нужны эти месторождения <миллионам соотечественников>! Тем более что
большинство, конечно, догадывается, для каких целей будет использован
уран...
Десять лет жизни - срок немалый! К тому же десять лет, прожитых им,
Рутом Доррингтоном! Здесь, на Земле, стрелки часов бежали быстрее. И
кое-что тут изменилось не в лучшую сторону. Он уже успел подметить. Да и
на Плутон доходили вести...
Рут раздраженно отбросил очередное письмо. Одно и то же - приглашения
на приемы, просьбы о <личных встречах>, предложения рекламных бюро и фирм,
краткие извещения (<Имею удовольствие сообщить, что вы избраны почетным
членом нашего клуба>), какие-то дипломы... Несколько гладких белых
пластинок - видеозвуковые письма... Надо будет потом прослушать их на
видеопроекторе.
Остается еще большой темный конверт. Может быть, необычная форма и
цвет на этот раз не обманут ожидание?
Рут заставил себя неторопливо вскрыть конверт. Изнутри выскользнула
полоска темной ткани с несколькими строками печатного текста:

РУТУ ДОРРИНГТОНУ

космическому пилоту первого класса - капитану трансуранового
планетолета <Метеор-3> - Командиру Второй экспедиции на Плутон

Отель <Парадиз>

Дорогой друг! Вам надлежит приобщиться к большинству не позднее
чем через десять дней с момента получения нашего письма. Вы сами
повинны в том, что обращаемся к Вам сразу же после Вашего
триумфального возвращения. Однако надеемся, что Вы в полной мере
оцените продолжительность предоставленного Вам срока. Вы первый, для
кого делаем это исключение в признание выдающихся заслуг. Мы
полагаем, что нет надобности объяснять Вам, что решение является
окончательным и ни при каких обстоятельствах не может быть отменено
или изменено. Попытка уклониться приведет к последствиям столь же
нежелательным, сколь и страшным...

С уважением и восхищением по поручению Высшего Совета Равных...

Вместо подписи вилась длинная спираль, похожая на ползущую змею.
Рут пожал плечами. Милая Земля!.. Уже начали шантажировать...
Дешевка! Интересно, что может означать <приобщение к большинству>? Что за
большинство? Выжившие из ума старые психопатки или хулиганствующие
молокососы?.. Надо будет при случае узнать, что это за <Высший Совет
Равных>...
Рут взглянул на часы. Ого, уже восемь! Удивительно, что никто еще не
беспокоил его сегодня. И переговорные экраны молчат... Что ж, тем лучше!..
Первая официальная встреча назначена на десять. Значит, в его распоряжении
еще два часа, которые можно провести по своему усмотрению.
Насвистывая, он принял душ, оделся, вышел на балкон. Отсюда, с высоты
сорок восьмого этажа отеля <Парадиз> - самого фешенебельного в Роктауне,
окрестность просматривалась на десятки километров, до далекого подножия
едва различимых синевато-фиолетовых гор. В голубоватой дымке раннего утра
лежали внизу квадраты кварталов огромного города. Из разноцветной мозаики
крыш, местами прорезанной полосками зелени, поднимались узкие стеклянные
коробки многоэтажных зданий, подобные <Парадизу>. На востоке, насквозь
пронизываемые лучами утреннего солнца, они мутновато просвечивали, на
западе ярко блестели, отражая застекленными стенами потоки солнечного
света. Вдали, за чуть уловимой границей города, зеленели равнины в
серебристой паутине дорог. В едва различимых узелках этой паутины еще
что-то поблескивало, и - до самого горизонта.
Рут глубоко вздохнул. Оперся на балюстраду. Это была Земля, которую
он не видел десять лет. Его Земля... Утренний ветер приятно холодил лицо,
приносил какие-то странные запахи свежести и гнили, едва уловимый аромат
цветов. А может быть, это только казалось... Ведь он забыл, как пахнут
цветы, трава и лес, забыл прикосновения земного ветра. Он вообще многое
позабыл за эти годы. Кондиционированный воздух в космическом корабле и на
их базе на Плутоне был стерильно чист; подобно дистиллированной воде,
лишен каких-либо свойств и признаков. Он просто не ощущался. Служил лишь
для дыхания. И никогда ни о чем не напоминал. А утренний ветер и эти
запахи сразу напомнили так много...
Рут прислушался. Было удивительно тихо. Внизу на улицах уже началось
движение, но сюда ни единый звук не доносился. Да, многое тут изменилось,
многое... Раньше не строили таких высоких зданий и городов таких не было.
В сущности, Роктаун - один из множества обычных городов, выросших на
Среднем Западе за последние десятилетия. Черт побери, десятилетия! Его
десять лет, прожитые на космическом корабле и под черным небом Плутона, -
это двадцать семь земных. Более четверти века! Он теперь на семнадцать лет
моложе своих сверстников, с которыми вступал в жизнь. Понятно, что никто
из старых друзей не встречал его. Ведь им уже давно за шестьдесят. Может
быть, многих нет в живых...
Даже Рэгги теперь гораздо старше его. Рэгги... Почему сегодня он
вдруг вспомнил о ней?.. Тогда, перед отлетом, десять лет или четверть века
назад, он приказал себе забыть о ней навсегда. На Плутоне он не нарушал
этого приказа. Только сегодня... Эх, Рэгги, Рэгги... Все могло бы быть
иначе, если бы... Рут стиснул зубы и тряхнул головой. К чему эти
воспоминания!.. Она не любила его. Даже не пришла проводить... У нее была
какая-то своя цель в жизни, непонятная ему. Удалось ли ей достигнуть этой
цели? Была ли она счастлива? Счастлива ли она сейчас? И главное, где
она?..
Рут вдруг с необыкновенной ясностью понял, почему он так пристально
всматривался в лица встречающих, почему внимательно просматривал утреннюю
почту, почему так подбирал слова в бесконечных интервью. В сущности, он
все время ждал только одной-единственной встречи, одного-единственного
письма и лишь к ней, единственной на Земле, он обращался, стоя перед
видеоэкранами. Знала ли она о его возвращении? Видела ли его? Слышала ли
его слова? Поняла ли, что они обращены к ней одной? А вдруг и ее уже нет в
живых? Нет-нет, быть не может. Если бы она ушла из жизни, он почувствовал
бы это даже на Плутоне. И тогда...
Рут горько усмехнулся. Трижды на протяжении этой бесконечной
десятилетней ночи он побывал на пороге гибели. Правда, в одном случае он
боролся за жизнь других. И совершил невозможное - спас их и себя вместе с
ними. Он посадил продырявленный винтокрыл в узкой расщелине в трех часах
пути от базы. И они дошли, дошли, несмотря на смертельную усталость,
несмотря на удушье - кислородные баллоны их скафандров были почти пусты.
Только у Джейн иссякли силы на последних сотнях метров. Но он донес ее до
входного шлюза базы... Тогда он спасал товарищей... Ну, а потом - в
Лабиринте Призраков и позднее, когда его свалила лучевая болезнь? Играть
пришлось один на один... И все-таки он ухитрился выиграть обе <партии>.
Как - он не сумел бы объяснить. Просто заставил отступить смерть. Ведь не
случайно оба раза его уже считали погибшим. Впрочем, как и при аварии
винтокрыла...
Что же это - простое везение? Нет, конечно! Он знал, что должен
вернуться на Землю. Должен, несмотря ни на что... Он сумел убедить себя в
этом. И вот вернулся... Зачем - это уже другой вопрос... Не ради же всей
этой кутерьмы, которая происходит сейчас вокруг него. И не ради земных
ветров, о которых просто не вспоминал, пока находился там... Так зачем же,
черт побери?!
Рут снова усмехнулся: <Уж коли разрешил себе думать об этом, не
притворяйся, старина... Ты же знаешь, почему так яростно сражался со
смертью один на один... Почему хотел вернуться. Она, только она... Она
постоянно была с тобой, несмотря на все запреты. Даже когда ты целовал
Джейн...>
Бедная Джейн... Она-то навсегда осталась там - в ледяной ночи
Плутона. Она оказалась хорошей подругой - преданной и нежной. Их связь не
была случайной. Кажется, она любила его. А он... Нет-нет, ему тоже бывало
с ней хорошо. Но когда нелепый случай унес ее жизнь, он не испытал
настоящего горя... Одиночество - да, горе - нет... Когда замуровывали
штольню, в которой был оставлен ледяной саркофаг Джейн, многие плакали, а
он... Его глаза оставались сухими. Бедная маленькая Джейн! Она так мечтала
о возвращении на Землю. Вместе с ним... Теперь на Земле он чаще вспоминает
о ней, чем там в последние годы. Лаборант Джейн Верра... Ее имя навечно
занесено в книгу Героев космоса. Так же, как и его собственное. Но он
возвратился...
Странно, однако, что никто не тревожит его сегодня. Бестолковая суета
первых четырех дней, последовавших за высадкой на космодроме Западной
пустыми, не оставляла времени думать. Сегодняшний день - первый, когда он
мог собраться с мыслями... Что же будет дальше, если свободного времени у
него окажется больше? Нет-нет, довольно об этом. У него еще час до
намеченной встречи. Надо спуститься вниз и посмотреть город.
Подойдя к двери, Рут вдруг вспомнил о странном конверте. Оглянулся.
Раскрытый конверт лежал на столе, рядом темнела полоска ткани. Рут пожал
плечами. Вернулся к столу. Взял темную полоску, еще раз перечитал ее,
усмехнулся и сунул в карман.
Скоростной лифт за несколько секунд опустил Рута в просторный холл.
Седоголовый портье вежливо поклонился ему из-за своей стойки. Рут кивнул и
вышел наружу. После кондиционированной прохлады холла горячая влажная
духота ошеломила. Дымился только что политый асфальт; пахло бензином,
потом и чем-то жареным. Узкая улица была запружена яркими машинами,
медленно плывущими в двух противоположных направлениях. По тротуарам,
обгоняя машины, торопливо шли люди. Кто-то сильно толкнул Рута, и он
поспешно отступил к огромной зеркальной витрине ювелирного магазина,
разместившегося по соседству с отелем. За стеклом на черном бархате лежали
колье, перстни и броши, искрящиеся бриллиантами. Рут вспомнил алмазные
копи Плутона. В одной из них погибла Джейн... Может быть, некоторые алмазы
были оттуда? Он вдруг почувствовал головокружение, и ему захотелось
вернуться в прохладный сумрак холла.
- Вздор, - сказал он вслух. - К этому надо привыкнуть.
Он заметил, что какая-то девушка внимательно взглянула на него.
Кажется, она была недурна: овальное, почти детское личико, пышные темные
волосы, стройные загорелые ноги. На ней было светлое, очень короткое
платье и тонкая золотая цепочка на открытой шее. Цепочка заставила его
сердце сжаться. Такую же носила Рэгги. На конце ее цепочки в тонком
золотом обруче был миниатюрный силуэт старинного парусника. Рут готов был
побежать вслед за девушкой, чтобы взглянуть еще раз на цепочку...
- Ну, возьми себя в руки, старина, - снова произнес он вслух, - что
за мальчишество!
Он медленно пошел в противоположную сторону навстречу потоку
прохожих.
Вдруг кто-то дернул его за рукав. Рут оглянулся. Молодой, нагловатого
вида парень в мятом сером костюме и темных очках протягивал на грязной
ладони маленький темный пакетик.
- Что это? - спросил Рут.
- Бери, не пожалеешь, - парень подмигнул.
- Наркотик?
- Вроде... Дает вечное забвение... Ты ведь Рут Доррингтон, не так ли?
- Откуда меня знаешь и кто ты такой?
- Неважно, для тебя неважно. Так берешь?
Рут покачал головой.
- Ну, как хочешь... Только зря отказываешься... Самый лучший способ,
- парень хихикнул, - заснешь и все...
Рут стремительно повернулся. Глянул на него в упор. Широкая, какая-то
рыхлая, угреватая физиономия без бровей, глаз под темными очками не видно.
- Ты что плетешь? Откуда ты взялся?
Парень презрительно сплюнул:
- Подумай... Догадаешься. - И, уже повернувшись, чтобы уйти, негромко
бросил через плечо: - Зря ты вернулся... Зря...
Рут замер на месте. Первой мыслью было схватить и задержать наглеца.
Потом вспомнилась полученная утром записка. Рут машинально сунул руку в
карман, но там ничего не оказалось. Он растерянно обшарил все карманы.
Полоски темной ткани нигде не было. Может, он опустил записку мимо кармана
и она лежит теперь на полу в его номере? Рут огляделся по сторонам. Парня
в сером костюме и темных очках уже не было видно. Некоторое время Рут
стоял неподвижно, пытаясь сообразить, что, собственно, с ним происходит.
Неужели ему почудилось?.. Нет, парень в темных очках не мог быть
галлюцинацией. Рут еще ощущал кисловатый запах его давно немытого тела.
Что же это означает?.. Неужели именно теперь, когда все позади, у него
начинают сдавать нервы?
Рут внимательно посмотрел вокруг. Прохожие шли торопливо,
безразличные ко всему. Несмотря на солнечный день, лица были сумрачны и
озабоченны. Непрерывными потоками плыли машины. На перекрестке
автомат-полицейский поднял руку в белой перчатке, и потоки машин мгновенно
застыли. Еще раз мелькнула белая перчатка - движение возобновилось. Рут
решительно повернул к отелю. Город больше не интересовал его.
Первое, что бросилось в глаза Руту, когда он вошел в прохладный
сумрачный холл, была та девушка в светлом платье. Она сидела в низком
кресле, плотно сдвинув колени и положив подбородок на сплетенные пальцы.
Теперь, в полумраке холла, она не показалась Руту красивой. Лицо, каких
много, крупный рот с пухлыми губами, чуть вздернутый нос. На вид ей было
лет восемнадцать. Смуглая кожа выдавала примесь африканской крови.
<Южанка>, - решил Рут. Девушка подняла на него глаза, их взгляды
встретились. Рут слегка поклонился. Она не ответила, но и не выразила
неудовольствия. Только чуть шевельнула бровью и медленно отвернулась.
Заметив Рута, портье заспешил навстречу.
- Просили передать вам тысячу извинений, капитан, - портье протягивал
на блестящем подносе темный конверт, - встреча, назначенная на десять
утра, откладывается. Позднее они позвонят еще раз.
- Благодарю, - Рут взял конверт. - Больше ничего?
- Больше пока ничего.
Открывая конверт, Рут поймал себя на мысли, что отмена встречи
странно обеспокоила его. Сейчас ему меньше всего хотелось оставаться
одному. Он медленно развернул полоску темной ткани, почти убежденный, что
<Совет Равных> снова напоминает о себе. Так и было.
  




 
 
Страница сгенерировалась за 2.3542 сек.