Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Юмор

Александр Торин - Мы-русские, других таких нет (рассказы)

Скачать Александр Торин - Мы-русские, других таких нет (рассказы)

О вреде пьянства

   Приключения мои начались совершенно случайным и непредсказуемым обра-
зом, теплым январским вечером, которые так приятны в Калифорнии... Тогда
я, чертыхаясь, понял, что дома снова совершенно нечего жрать, и  вечером
поехал в "Счастливчика".
   "Счастливчик" - это мой вольный перевод местной сети  продовольствен-
ных магазинов "Lucky". Впрочем, один пожилой дяденька, приехавший в Шта-
ты года два назад, и путавший русские буквы с латинскими,  изобрел  свое
собственное прозвище: "Пойдем в Лизку" - смеясь повторял он.
   Не знаю, кого эти супермаркеты делали счастливыми, должно быть  выжа-
тых как лимон после рабочего дня эмигрантов из развивающихся  стран,  да
странного вида личностей, от некоторых из которых так и  хотелось  спря-
таться за изящной башней, сложенной из рулонов туалетной бумаги. Моя те-
лежка катилась между рядами, постепенно наполняясь, пока рука провидения
как-то сама по себе не привела ее к длинному стеллажу, уставленному  ал-
когольными напитками. И тут, как по-волшебству, колесо у тележки  закли-
нило, в результате чего она намертво застопорилась.
   - А ну-ка, тпру, - твою... - неслышно выругался  я,  пнув  вместилище
продуктов ботинком. Тележка со скрипом тронулась, и вдруг совершенно от-
четливо начала меня соблазнять:
   "Пиво" - гадко взвизгивало колесо на каждом  обороте,  поразило  меня
то, что взвизгивание это происходило на чистом русском  языке.  -  Пиво!
Хо-лод-ное Пиво! Пиво! Пиво! Хо-лод-ное...
   - А, будь ты неладна, -искушение было сильным, и я уставился на  выс-
тавленные в ряд бутылки. До  пива  оставалось  еще  несколько  рядов,  и
тут... Дыхание мое на секунду остановилось. Бутылка, необычной формы, со
змеиными  витыми  изгибами  и  переливами,  наполенная  жидкостью  свет-
ло-коньячного оттенка, с золотой пробкой. В стеклянном чреве ее  плавали
какие-то корешки, своей корявой уродливостью более всего напомнившие мне
жень-шень.
   Алкоголизмом я вроде-бы не страдал, из всех спиртных напитков предпо-
читал русскую водку, иногда из вежливости выпивал бокал вина, и уж  сов-
сем не выносил всяческих изощренных настоек, шампанских, а тем более ли-
керов, считая их отравой для человеческого организма. Так что,  справед-
ливости ради, приходится признать, что столь преувеличенная реакция  при
виде подозрительной жидкости в бутылке непонятного  происхождения,  была
для меня совершенно нетипичной.
   - Ну надо же, красавица какая, - я чуть было не погладил бутылку, ус-
тыдился этого чувственного порыва, и, пожимая плечами, толкнул тележку.
   "Пиво. Пиво. Холо...Кррр-гхх...  Бутыл-ка.  Бутыл-ка.  Бутыл-ка.  Бу-
тыл-ка,." - Колесики у моей тележки провернулись и сменили пластинку.
   - Заткнись, дура, - я обращался с этой неодушевленной, заедающе-  ко-
лесообразной дрянью как с живым существом. - Что же это были за корешки,
- задумался я, и вдруг вспомнил про то, что когда я еще  жил  в  России,
один из моих друзей ездил в командировку в Северную Корею и  рассказывал
мне об необыкновенной водке, настоенной на корнях жень-шеня... По словам
моего знакомого, водка  эта  обладала  необычным  вкусом,  и,  выражаясь
по-Ерофеевски, значительно укрепляла дух, при этом  умеренно  расслабляя
члены. -А вдруг, - мне стало любопытно. - Чем черт не шутит, - и я реши-
тельно развернулся.
   От витого стеклянного сосуда исходило мягкое, ласкающее  тепло,  нас-
только ощутимое, что, взяв бутылку в руки, я от удивления чуть не  выро-
нил свою находку. Нет, корешки не были жень-шеневыми. Бутылка была  бра-
зильского происхождения, крепостью в 45 градусов. Названия, я,  к  стыду
своему, точно так и не помню, что-то среднее между Текилой  и  Кампареш-
той. "Этот редкий напиток, производимый в долине Амазонки, - с удивлени-
ем прочел я на этикетке, - поражает знатоков  своим  изысканным  вкусом.
Настоянный на кореньях, - дальше следовало название совершенно неизвест-
ного мне растения, растущего только в дельте тропической реки, - он дос-
тавит вам неземное удовольствие своей бархатной,  проникающей  откровен-
ностью и первозданной свежестью познания".
   - Ну и насочиняют, - я недовольно пожал плечами, - типичное рекламное
словоблудие. "Изысканный, редкий" - чаще всего  означало  "Сделанный  из
отходов производства и признанный умеренно ядовитым". "Первозданная све-
жесть познания" скорее всего переводилась как "Мамочку родную  забудешь,
и будешь отходить два дня". Я уже протянул руку, чтобы поставить бутылку
на покрывшуюся пылью полку, но внимание мое привлекла красная  этикетка.
"Бразильская Теки...мпарешта" - гласила этикетка. Цена  $89.95.  Эксклю-
зивная распродажа: $15.95. Вы экономите $74.00. Не более одной бутылки в
руки. Предложение действительно 23 и 24 января с 10 до 11 часов вечера.
   Что-то как-будто оборвалось у меня внутри. Какое  сегодня  число?  Ну
да, двадцать четвертое. Времени пол-одиннадцатого. Шестнадцать баксов  -
дорого. . С другой стороны, интересно. А вдруг она действительно  родни-
ково-свежая и первозданная? Бутылка в девяносто баксов из Бразилии,  где
много диких обезъян... Да столько стоит очень, очень хороший коньяк. Эх,
была не была! - Я схватил экзотический напиток, и, зажмурив  глаза,  ри-
нулся к кассе.
   Стоит ли говорить, что приехав в свою холостяцкую комнатку, я  ожидал
свидания с излучающей тепло жидкостью, как молодой  повеса...  Торопливо
раскидав продукты по холодильнику, я проглотил бутерброд  с  колбасой  и
принялся за таинственный напиток.
   Пробка напоминала коньячную, она вытащилась без труда. К моему  удив-
лению, при этом несложном действе произошел сильный хлопок, и со дна бу-
тылки поднялись пузыри подозрительно фиолетового цвета.
   - А, ну вас к черту, не буду пить эту гадость, - проявил я кратковре-
менное благоразумие, но тут запахло чем-то пряно-ароматным. Так в юности
моей пахла хорошая медовая чача, и я немедля налил стопочку.
   Я считал себя человеком тренированным, в своем российском прошлом, я,
бывало, пил неразбавленный лабораторный  спирт.  Блажен,  кто  верует...
Жидкость немедленно обожгла мне горло и вызвала онемение языка. -  Поте-
рял класс, - расстроился я, а затем испугался, так как щеки у меня  пок-
раснели, на лбу выступили пятна противного красного цвета, и после этого
стало трудно дышать.
   - Аллергия, наверное, - пространство начало расплываться перед глаза-
ми, потом я вспомнил, что в аптечке лежит  присланная  мамой  из  Москвы
упаковка димедрола. - Нет, что же я делаю, мешать димедрол  со  спиртным
нельзя - возмутилось мое угасающее сознание. Впрочем, доползти до аптеч-
ки я уже все равно не мог, так как руки и ноги мои  совершенно  меня  не
слушались. Их как будто и не было, они превратились в гадко-желтого цве-
та когти, как у заморенных советских куриц.  Затем  занавески  уплыли  в
сторону, и из них, покачиваясь, показалась плоская  голова  змеи.  Резко
запахло стоячей водой и гнилью. Змея посмотрела  на  меня,  сидящего  на
ветке, как мне показалось, с презрением, и,  рассекая  чешуйками  черную
воду, поплыла куда-то в сторону кухни.
   На потолке, выпуклые,  неправдоподобно  зеленые,  колыхались  листья.
Визгливо кричали звери, пробежала, хватаясь за люстру, мелкая  обезъянка
неизвестной мне породы, и я полетел, поднявшись  из  тумана.  Джунгли  в
этот рассветный час особенно красивы. Вот и краешек солнца. Вверх!!! Как
хорошо быть орлом, расправляющим свои крылья... Смущало меня  только  то
обстоятельство, что время от времени шея моя становилась позолоченной, а
из нее наглым образом торчали две пакостные головы, развернутые в разные
стороны, примерно как на непривычном людям  моего  поколения  новом,  то
есть старом российском гербе. От этого раздвоения  болела  голова,  а  в
глазах все учетверялось. Как бы это назвать, - задумался я  на  секунду,
забыв о величественных джунглях. Стерео? Ну да, стереозрение, это  когда
два глаза. А у меня, пожалуй что, квадро... Квадрофония какая-то получа-
ется. А я в Россию, домой хочу. Я так давно не видел маму... - Я с нена-
вистью начал царапать когтистой ногой свою грудь, и, потеряв равновесие,
свалился сквозь крону деревьев вниз, здорово ободрав при этом спину.
   Какая зверюга... А какие у нее глаза... Желтые. Нет, скорее, зеленые.
Киска, нет, киска, не ешь меня! Я - хороший! У меня в детстве был кот, я
его любил, зараза! Взлетаем! Четыре, три, пуск! Под крылом самолета при-
зывно поет зеленое море...
   Какие-то морды, раскрашенные красками, извивающиеся тела....И снова я
парил над долиной Амазонки, падая камнем вниз. Пока не проснулся с  жут-
кой головной болью часов около четырех утра.

   - Ну и жидкость, - мне было нехорошо, а самое противное, не оставляло
ощущение полной реальности происходившего,  я  даже  осторожно  потрогал
свою шею, с облегчением убедившись, что она не раздваивается.  -  И  все
это с одной маленькой рюмки. Жень-Шень, мать вашу, так еще и гербом ста-
нешь! - Я решительно взял бутылку, и вылил ее в раковину. - Да я их  за-
сужу, - почему-то идея мести овладела мной той ночью. - Где этот чек?  -
Я судорожно начал шарить по карманам. - Они не имеют права продавать та-
кие жидкости. Или, хотя бы, предупреждать надо. "Первозданная свежесть",
маму вашу! А если бы я выпил две рюмки? Дя я бы наверняка помер! -  Нет,
где же этот чек? - мне стало неспокойно, тревожно, почему-то я был убеж-
ден, что стоит найти эту бумажку, как жизнь сразу улучшится.
   Скомканный чек, наконец, был найден в мусорном баке, и тут я осознал,
что вылив жидкость в раковину, совершил непростительную ошибку. - Как же
они сделают химический анализ, - расстроился я, - пойди им теперь докажи
что к чему, - и от расстройства тут же уснул.

   На следующий день я почувствовал себя лучше, и уже начал забывать  об
этом досадном эпизоде, но через пару дней мы с Патриком  решили  сделать
вылазку в английский бар.
   О Патрике - разговор особый. Он - мой коллега по работе, сидит в  со-
седнем "кубике". Кроме того, он - ирландец и холостяк. Эти два последних
обстоятельства роднят нас, двух в меру интеллигентных  мужчин  в  полном
расцвете сил, оказавшихся на чужбине. Вообще я  заметил,  что  ирландцы,
как и русские, обладают повышенным чувством  юмора,  некоторой  дикостью
характера, общей дружелюбностью, а также обожают вечеринки,  на  которых
часто надираются и дебоширят.
   Итак, мы с Патриком пошли в бар. Подобные вылазки становились  доброй
традицией. Начинались они подтруниванием друг над другом, потом  расска-
зами о том, с какими потрясающими девушками в том или ином баре познако-
мился знакомый его или моих знакомых, а, когда  девушек  не  обнаружива-
лось, заканчивались умеренным дружеским пьянством.  На  прошлой  неделе,
например, я угощал Патрика "Столичной", которую он  не  оценил.  Скривив
губы, он иронично прошелся по поводу того, что  "Столи"  напоминает  ему
лабораторный спирт, используемый для очистки  поверхностей.  Я,  обидев-
шись, пытался рассказать ему про 63 спектральных линии, без которых вод-
ка не может называться таковой, потом, исчерпав все аргументы, вспомнил,
что спирт мы в старые времена тоже пили.
   - Дикари! - возмутился Патрик. - На следующей неделе  я  угощаю  тебя
настоящим напитком, приготовься!
   "Настоящий" напиток оказался выдержанным шотландским виски.  Прелести
этого зелья, отдававшего сивушными маслами  и  болезненно  напоминавшего
мне сельский самогон, я не понимал, но отказаться было неудобно.  Патрик
сделал вялую попытку познакомиться с двумя дамами  среднего  возраста  и
абсолютно шлюховатого вида, но, купив им пару  коктейлей,  остыл,  и  мы
предались распутной дегустации вязкой, пахнущей дымком жидкости.
   - Так и вспоминаю, - разливался я соловьем. - Типичный первач.
   - Что такое "Первач"? Это "товарищ"?
   - Представь себе, Патрик, ты какой университет заканчивал?
   - Дублинский. А что?
   - Ну как же. Накануне защиты долгожданной ученой  степени,  на  полях
Ирландии уродилась свеколка.
   - Что уродилось? - Патрик недоумевал?
   - Неважно, капуста, например. И она гниет на корню.
   - Как это гниет?
   - Сгноили проте... - Ты не протестант, случайно?
   - Я - католик! - Патрик обиделся. - Так что?
   - Ну, в общем, погибает капустка, - я решил не затрагивать  болезнен-
ные религиозные конфликты. - И вас, студентов университета, посылают  на
поля спасать урожай.
   - Кто посылает? - Патрик потряс головой. - Чего ты несешь?
   - Английская королева. Впрочем, неважно,  -  я  почувствовал  себя  в
культурном вакууме. - Представь себе: поле, на горизонте виден  трактор,
а бригадир разливает в рюмки сделанный в простой русской деревне напиток
из свеклы. И напиток этот по вкусу точь-в точь ваш шотландский виски!
   - Откуда на поле взялись рюмки и виски? Я  понял,  ты  уже  пьян.  Из
свеклы делают русский борщ!
   - Я пьян? После бокала этого машинного масла, разбавленного льдом?  -
Я возмутился. - Да я...
   Тут я запнулся, так как со мной явно происходило что-то странное. Но-
ги мои были голыми, на бедрах намотана шерстяная юбка, а рукой я придер-
живал арбалет. С гор спускался туман, там, внизу, в долине стоит лагерем
неприятель. Я ненавидел их всей душой, этих отвратительных  красномордых
захватчиков. Они еще услышат про нас! - И тут изо рта моего против  воли
вырвались гортанные звуки, подхваченные такими же, как я, стоящими рядом
мужчинами.
   - Хэлло? - Патрик тряс меня за плечо. - Все-таки я удивляюсь эрудиции
вас, русских. Откуда ты знаешь эту песню?
   - Какую песню? - Реальность медленно возвращалась сизыми клубами  си-
гаретного дыма. Ах, добрые старые времена, тогда в барах Калифорнии  еще
можно было курить!
   - Это боевая песня шотландцев, тринадцатого века. Я ее  слышал  всего
один или два раза, в детстве. А ты откуда ее знаешь?
   - Не обращай внимания, - от слов Патрика мне стало не по  себе.  -  Я
просто перебрал, пора домой возвращаться.
   - Ага! - Патрик довольно ухмыльнулся. - А говорил, машинное масло.

   - Итак, - рассуждал я, вернувшись домой. - Со мной происходит  что-то
странное. Возможно, это совпадение. Глубоко надеюсь, что  это  не  белая
горячка. Вроде бы, не с чего. Ну да, скорее всего, я схожу с ума. Но как
же интересно! Не поставить ли на себе научный эксперимент?  Или  бросить
пить окончательно и бесповоротно? Как зависит интенсивность  видений  от
дозы выпитого?
   Каюсь, на следующий день я с чисто научной целью купил бутылку Ямайс-
кого рома "Капитан Морган". - Пятнадцать человек на сундук  мертвеца,  -
твердил я про себя. - Йо-хо-хо. И бутылка рома....
   Вечером я отключил телефон, запер входную дверь и налил стопку  проз-
рачного напитка, которую выпил безо всякого удовольствия. В квартире бы-
ло тихо, я зажмурил глаза... И со мной решительно ничего  не  произошло,
только лицо слегка покраснело.
   - Ну и слава Богу, значит совпадение, - решил  я.  -  А  то  так  еще
сопьешься.
   Некоторое время я занимался уборкой квартиры, потом  включил  телеви-
зор, пощелкал каналами, выругался, наткнувшись на фильм ужасов с  вампи-
рами перегрызавшими горло молоденькой актрисе, и понял, что  делать  мне
сегодняшним вечером совершенно нечего.
   - А вдруг галлюцинации включаются при определенной концентрации алко-
голя в крови? - Природные задатки естествоиспытателя не  оставляли  меня
ни на секунду, и я решил выпить еще стопочку ямайского рома. Вместо сто-
почки получился стакан. Как и следовало ожидать, ничего не произошло, но
жутко захотелось спать.   




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0637 сек.