Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детективы

Смейз Р. - Не упусти свой шанс

Скачать Смейз Р. - Не упусти свой шанс

 Глава 1
 
   В открытое окно доносился тихий шелест  волн,  а  нежный  ветерок  слегка
колыхал занавески.
   Было начало июня и еще не нахлынула волна отдыхающих,  а  поэтому  я  мог
уделять больше времени своей личной жизни.
   Роскошно убранная комната бунгало была слегка освещена. Я подошел к бару,
смешал два коктейля и вернулся к широкой кровати,  протягивая  один  из  них
Джулии.
   - Благодарю, милый, - произнесла она своим  приятным  грудным  голосом  и
нежно погладила мою руку.
   Я наклонился и нежно поцеловал ее в губы, затем оторвался от них, закурил
две сигареты и вставил одну из них между этими пухлыми, ярко-алыми  и  вечно
манящими губами.
   - Ты прелесть, Сид, - тихо сказала она, выпуская дым и  поднося  к  губам
бокал.
   Джулия была младшей дочерью Гарри Моулза, известного миллионера,  хозяина
слишком многих предприятий и обладателя множества акций, чтобы их всех можно
было запомнить. Но, честно говоря, мне на все это было наплевать.
   Она была прелесть. Это была первая женщина за последнее время, с  которой
мне не хотелось расставаться.
   Я внимательно взглянул на нее. Она напоминала мне  в  этот  момент  сытую
кошку: под простыней четко вырисовывалась ее гибкая, но не тощая  фигура,  а
пышные и упругие груди простыня не  прикрывала.  Ее  черные  густые  волосы,
рассыпавшись по подушке, обрамляли овальное лицо, на смуглом  фоне  которого
ярко выделялись алые губы и черные, как агат, глаза.
   Сейчас они были полузакрыты, что и  дополняло  весь  ее  облик,  создавая
впечатление сытой кошки. Медленно глотая коктейль между затяжками  сигареты,
она блаженствовала.
   Я устроился со своим стаканом и сигаретой в  глубоком  кресле,  обтянутом
темно-бордовым бархатом. Несмотря на бурно проведенные часы, она  все  равно
была желанна.
   - Джу, - тихо сказал я, еще боясь сам высказать эту мысль вслух, - выходи
за меня замуж...
   Я услышал какой-то неприятный звук, а потом покашливание, и подняв глаза,
понял, что это она поперхнулась коктейлем.
   - Ты с ума  сошел,  Сид,  -  сказала  она  все  тем  же  мягким  голосом,
отдышавшись.
   - Почему?
   - Я, дочь Гарри Моулза, и шериф - это же будет смешно.
   Я почувствовал, как  какая-то  тугая  волна  ударила  меня  в  грудь,  но
выработанная годами выдержка взяла верх.
   - Почему? - спросил я, не меняя тона, но прилагая усилия, чтобы мой голос
в этот момент не дрожал.
   - Неужели ты думаешь содержать меня на  свое  жалованье?  А  ведь  так  и
будет, если отец не даст нам денег. Или ты рассчитываешь на мое приданое?  О
нет, Сид, отец на такой брак никогда не согласится.
   - А ты сама? - все так же тихо и спокойно спрашивал я,  хотя  чувствовал,
что внутри у меня все кипело, и я готов был разорвать эту сытую кошку.
   - А что я? - Она лениво потянулась. - Не усложняй  жизнь.  Лучше  иди  ко
мне...
   - Значит, чтобы встречаться с тобой и проводить время в постели,  я  тебе
подхожу, да?
   - О, конечно, - спокойно ответила она. - Взгляни на себя, - и она указала
рукой на огромное зеркало, занимавшее большую часть стены.
   Я встал и взглянул на себя в зеркало, а сзади все тем же мягким спокойным
голосом комментировала Джулия:
   - Красивый мужчина, ростом шесть футов  и  два  дюйма,  с  которым  можно
приятно провести время.  Отличное  телосложение,  волевое  лицо,  приятен  в
обращении...
   Да, на меня из зеркала смотрел  мужчина  тридцати  трех  лет,  с  волевым
лицом, квадратным подбородком, с коротко остриженными темно-русыми волосами.
При легком  движении  под  кожей  переливались  мышцы,  а  на  коже  имелось
несколько шрамов, как память о некоторых моих служебных встречах.
   Но  она  говорила  так,  как  на  аукционе  скотопромышленник   оценивает
быка-производителя.
   И эти ее слова смогли бы вывести из равновесия любого, но только не меня.
   За свои одиннадцать лет службы я повидал  слишком  много,  чтобы  чему-то
удивляться, но  такой  неприкрытый  цинизм  двадцатилетней  девушки  все  же
покоробил меня.
   - Так что же тогда тебя не устраивает, если ты так меня расхваливаешь?  -
спросил я, как можно спокойнее и безразличнее. -  Может  я  тебе  чем-то  не
угодил в вопросах любви?
   - О нет! В этом вопросе ты тоже прелесть, но... - Она  сделала  небольшую
паузу. - Оклад шерифа - это не для меня... Впрочем, поговори с  моим  отцом.
Он, кажется, относится к тебе неплохо... Если он назовет тебя  своим  зятем,
то с моей стороны ты не встретишь препятствий. Ну, иди же ко мне... иди...
   Я постоял несколько мгновений, не зная на что решиться.
   Моя сигарета тихо догорала в  пепельнице,  а  бокал  стоял  на  небольшом
столике у кресла.
   Да, я хорошо знал мистера Гарри Моулза. Даже пару раз оказывал ему услуги
по службе, разумеется в рамках закона. Я часто бывал у него дома,  составляя
ему компанию для игры в покер. Конечно, я не очень подходил для собиравшейся
там  компании,  но  мое  искусство  игрока,  мое  терпение   и   необычайная
способность  блефовать  вызывали  у   всех   игравших   настоящий   восторг.
Проигранные ими несколько сот долларов не имели  никакого  значения,  а  мне
как-то не мешали. К тому  же  я  получал  истинное  удовольствие  от  самого
процесса игры, зависящей  не  только  от  карт,  но  и  от  выдержки  и  ума
играющего.
   Да, я неплохо знал Гарри Моулза...
   - А что, если я действительно поговорю с твоим отцом, Джу? -  спросил  я,
направляясь к постели.
   Несмотря на ее высказывания, вызвавшие бурю в моей душе, мне не  хотелось
ее терять.
   - Поговори, милый, - тихо сказала она, протягивая ко мне руки. - Конечно,
если он согласится, я не буду против, но... менять состояние  отца  на  твой
заработок - такой подвиг не для меня, - закончила она, находя своими жаркими
губами мои губы...
   - Джу, все же ты первая поговори с ним, подготовь его, чтобы он  знал,  о
чем я буду с ним говорить, - тихо проговорил я, когда, мы вновь закурили.
   - О, Сид, ты все о том же, - лениво произнесла она, сладко потягиваясь. -
Дай мне с наслаждением покурить...  -  Она  выпустила  дым,  и  только  тут,
кажется, до нее дошел смысл моих слов. - Хорошо, милый, я поговорю...
   - О'кей, - сказал я. - Даю тебе на это два-три дня, идет?
   - О, сразу чувствуется, что имеешь дело с шерифом, - засмеялась она.
   - Да, да еще с таким, который хочет на всю  жизнь  заключить  тебя,  -  я
сделал паузу и закончил со смехом, - в свои объятия...
   - Пожалуй, я буду одной из самых удачливых среди заключенных, -  ответила
она в тон мне.
   Оказавшись на следующее утро у себя в кабинете,  я  первым  делом  открыл
свой сейф и достал объемистую папку.
   В ней у  меня  были  собраны  материалы  на  всех  известных  людей,  как
миллионеров, так и бандитов, за шесть лет моего пребывания на посту шерифа.
   Я смог бы ответить почти на любой вопрос: как появилось состояние у  того
или иного "уважаемого гражданина" нашего города, кто и  как  пытался  обойти
закон и насколько успешно, кто и  когда  совершал  настоящий  или  прикрытый
законом грабеж, и на многие другие.
   Правда, я знал, что за эти шесть лет я нажил себе намного больше  врагов,
чем друзей. Меня уважали, боялись,  но,  я  думаю,  что  меньше  всего  меня
любили, потому что я никогда не шел ни на какие сделки, не переступал  рамки
закона.
   Конечно, мне тоже предлагали, и не раз, деньги за некоторые  сомнительные
услуги, но я всегда отвергал  эти  предложения,  имел  только  наградные  за
безупречную службу и... массу неприятностей.
   Я нашел бумаги на Гарри Моулза, закурил сигарету и принялся еще  раз  все
перечитывать.
   Сейчас я уже читал их под другим углом: этот человек мог  стать  на  моем
пути.
   К тому же, все эти записи я вел бессистемно, так,  на  всякий  случай,  и
прибегал к ним довольно редко, а мистер  Моулз  пока  не  давал  мне  повода
заняться им серьезно. Но теперь, прочитав их, я как бы окунулся  в  огромную
ванну с дерьмом.
   Правда, все факты нарушения им закона "не были доказаны", тем более,  что
последние десять лет у него был молодой, но талантливый адвокат Ник Джемсон,
но если бы все это удалось доказать, то двери федеральной, тюрьмы сомкнулись
бы за спиной этого "уважаемого человека" на срок намного  превышающий  жизнь
человека с момента рождения.
   Я задумался: стоит ли вообще  мне  браться  за  это?  Стоит  ли  пытаться
входить к такому человеку в семью?
   Еще с детства, когда мои родители мирно разошлись, а потом  создали  себе
благополучные семьи, отдав меня сестре отца тетушке Элис, я возненавидел всю
ложь и подлость. От меня все пытались скрыть, отец и мать  выкручивались  по
очереди передо мной, хотя я все понимал в те свои восемь лет.
   Так у меня осталось на всем белом свете  только  одно  дорогие  для  меня
существо - Элис Керт, у которой тоже никого не было, кроме меня.
   Нет, я не гнался за тем, чтобы  стать  зятем  "уважаемого  человека",  но
Джулия мне была далеко не безразлична. При всех ее недостатках,  она  стоила
того, чтобы ее любить...
   От моих раздумий меня отвлек звонок телефона.
   Звонил секретарь мэра Джонни Лотшоу и просил приехать к мэру.
   Я был рад оторваться от этих бумаг и от своих  мыслей,  а  потому  бросил
папку в сейф и покинул кабинет...
   Вечером я смотрел в своей квартире  шоу  по  телевизору,  когда  раздался
телефонный звонок.
   - Керт слушает, - сказал я, сняв трубку.
   - Хеллоу, Сид, - пророкотал в трубке голос Гарри Моулза.
   - Рад тебя слышать...
   - Добрый вечер, мистер Моулз.
   - О, зачем так официально?! Так ты меня  называй  только  при  исполнении
служебных обязанностей. Ведь за карточным столом ты называешь меня  "Гарри",
- и в трубке раздалось его хихиканье.
   - О'кей, Гарри, - согласился я. - Я слушаю вас.
   - О, нет, Сид, это я  тебя  буду  слушать.  Буду  слушать  завтра...  Ну,
скажем, в десять часов... Идет?
   - Вполне, - ответил я, внутренне весь напрягаясь.
   - Только одно меня удивляет, Сид. Ты же слывешь отчаянным парнем и  вдруг
назначаешь мне разговор через Джулию... Что это?
   - Это...
   - Вот это, - перебил он меня, - объяснишь мне завтра.  А  пока  спокойной
ночи, - он снова рассмеялся в трубку и положил ее.
   Я услышал короткие гудки.
   Несколько минут я еще держал трубку, размышляя, а потом тихо  опустил  ее
на аппарат.
   Я встал, выключил телевизор, потому что шоу меня уже не  интересовало,  а
потом закурил и стал ходить по  комнате,  "проигрывая"  в  голове  возможные
варианты предстоящей беседы, и убеждаясь, что  их  может  быть  бесчисленное
множество.
   Когда в пепельнице уже валялось несколько окурков, я  понял,  что  завтра
придется вести игру вслепую, ожидая ответного хода партнера, а  поэтому  лег
спать.
   Как никогда, в эту ночь я слишком долго не мог уснуть.
   Утром к десяти часам я был уже в конторе мистера Моулза, если  так  можно
назвать апартаменты на двенадцатом этаже нового дома на Хоул-стрит.
   В огромной приемной, устланной толстым  ковром,  заглушающим  шаги,  меня
встретил,  улыбаясь,  Марк  Хамберт,  секретарь  мистера  Моулза.  Это   был
подтянутый,  спортивного  вида  мужчина  лет  сорока,  с  густыми  и  слегка
вьющимися каштановыми волосами.
   - Мистер Моулз ждет вас, шериф, -  сказал  он,  провожая  меня  до  двери
кабинета.
   С волнением я переступил порог огромного кабинета.
   За столом огромных размеров, сделанным  по  личному  заказу,  в  глубоком
кресле сидел Гарри Моулз, худощавый  мужчина  лет  шестидесяти,  с  резкими,
будто вырубленными из цельной глыбы, чертами лица, которое меняло  выражение
в зависимости от желания хозяина.
   Справа,  у  огромного  окна,   сидела   в   кресле   Джулия,   казавшаяся
заинтересованной каким-то журналом.
   При виде меня мистер Моулз изобразил  на  лице  улыбку,  хотя  его  глаза
смотрели холодно.
   - О, Сид, - он поднял руку в знак приветствия, - рад тебя видеть! Садись,
- и он указал рукой на кресло у стола напротив него. - Может быть выпьем?  -
он повернул голову  влево,  где  стоял  столик  с  весьма  недурным  набором
напитков.
   - Нет, благодарю вас, мистер Моулз.
   - Гарри, Сид... - поправил он меня.  -  Гарри...  Мы  не  на  официальном
приеме.
   - Благодарю, Гарри, - покорно повторил за ним я.
   - Вот так уже, пожалуй, лучше, - как бы раздумывая, проговорил он. -  Так
о чем ты хотел поговорить со  мной,  как  сказала  моя  дочь?  -  Он  открыл
массивную, инкрустированную драгоценными камнями коробку для  сигар,  достал
оттуда сигару, а потом двинул эту коробку в мою сторону. - Закуривай...
   - Благодарю, но я курю сигареты, - ответил я, доставая  пачку  сигарет  и
закуривая.
   - Так я тебя слушаю, Сид, - вновь сказал мистер Моулз,  медленно  обрезая
золотым ножичком кончик сигары и закуривая.
   - Мы с Джулией хотим пожениться, - скорее выдохнул вместе  с  дымом,  чем
сказал я.
   - О!.. Вы хотите! - он усмехнулся. - Вы хотите, но,  к  сожалению,  этого
слишком мало. Она просто глупая девчонка, начитавшаяся "Плейбоя", у  которой
после этого секс занял весьма определенное место в жизни. Но я надеюсь,  что
у нее пока еще хватит здравого смысла не  менять  мое  состояние  на  доходы
шерифа... - Он поднял предостерегающе руку, увидев, что я хочу возразить,  и
продолжил все тем же равномерным и спокойным тоном. - Нет,  я,  конечно,  не
против, что она развлекается с тобой. Конечно,  Сид,  я  согласен,  что  это
пробел моего воспитания, но она росла без матери. Так уж  пока  пусть  лучше
будешь  ты,  чем  какой-нибудь  проходимец...   Девочке   надо   же   как-то
развлекаться. - Он выпустил дым и так же спокойно продолжил.  -  Мне  вполне
хватает и одного зятя-дармоеда,  несчастного  щелкопера,  возомнившего  себя
великим специалистом только потому, что подвизается в "Паракаунте", но  если
еще добавить и шерифа... - Он деланно рассмеялся. - Это уже слишком!
   Я почувствовал, как кровь ударила мне в виски. Я  готов  был  вскочить  и
разбить эту красивую, но массивную коробку для сигар об его голову.
   Теперь я понял, для чего здесь была Джулия: она только усиливала  чувство
унижения, да и сама проходила через это же.
   - Вы... вы чудовище, - не сдерживаясь прохрипел я, - мистер Моулз...  Это
с вашим-то прошлым говорить так презрительно о людях!.. Вспомните, как к вам
пришло ваше богатство... Вы... Вы...
   - Ну, давай, шериф, позорь меня, выкладывай все, что знаешь... -  На  его
лице блуждала улыбка превосходства, а глаза сверлили меня тяжелым  взглядом.
- Ну, я тебя слушаю. Только учти, что у  тебя  нет  доказательств  и,  кроме
пустой  болтовни,  ты  ничего  не  сможешь  сделать.  А  я   человек   менее
щепетильный... - Он затянулся, выпустил дым и прищурился. - Нет, я  не  буду
нанимать  убийц,  но  с  шерифом  может  случиться  несчастный  случай   или
пострадать его репутация...
   - Папа, ну зачем ты так... - вдруг взмолилась Джулия.
   - А ты молчи, маленькая потаскушка. Если бы не твое стремление к красивым
самцам, мне бы не пришлось сейчас так разговаривать с  моим  хорошим  другом
Сидом...
   - Я не этого ожидала  от  тебя,  -  резко  бросила  Джулия,  поднялась  и
выбежала из кабинета.
   - Ну так что же, шериф, ты мне все-таки расскажешь обо мне?  -  обратился
он ко мне, будто ничего и не произошло в его кабинете.
   Все во мне кипело, но выдержка и умение игрока в покер начали брать верх.
   Я вспомнил аналогичную ситуацию за игорным столом.
   Тогда у меня  на  руках  было  "каре",  но  я  вот  так  же  подзадоривал
партнеров, зная, что эту партию я выиграл. И моя тактика тогда принесла свои
плоды.
   
   Теперь мы поменялись местами.
   "Что ж, - подумал я, - попробую принять твою игру".
   - А что бы вы, мистер Моулз, хотели от меня услышать? - спросил я тихо.
   - Гарри, дорогой мой Сид, - поправил он меня спокойно.  -  Я  думаю,  что
такое  небольшое  выяснение  обстоятельств  не  испортит   наших   дружеских
отношений?
   - Разумеется, - ответил я, закуривая новую  сигарету.  -  Просто  я  тоже
погорячился, высказав предположения о возникновении вашего капитала...
   - А кого сейчас волнует этот вопрос? - усмехнулся он. - Главное  -  я  не
упустил свой шанс... Я достиг многого только благодаря этому  принципу:  "не
упусти  свой  шанс".  Даже  такой  кретин,  как  мой  дорогой  зять,  и  тот
прислушался к моим словам и не упустил своего шанса. Он  нашел  талантливого
молодого парня Дика Лоренса, которого взял в секретари, а теперь  живет  его
головой. Он без Дика ничего не стоит, но и  тот  без  связей  и  денег  Арчи
ничего не может. Вот так в жизни каждый и использует свой шанс. Как  видишь,
и в жизни моя теория верна.  А  чего  достиг  ты?  Уже  шесть  лет  шериф  в
Делрэй-Бич? Конечно, это недалеко от Майами, но это не Майами. Да  ты  и  не
стремишься туда. А кому ты там нужен, парень?.. - Снова  усмехнулся  он,  но
теперь на его лице была снисходительная усмешка с оттенком сожаления. - Я  к
тебе хорошо отношусь, Сид, а потому все это тебе сказал не в обиду. Если  ты
не будешь лезть в мои дела, то я охотно останусь в  дружеских  отношениях  с
тобой.
   Я уже полностью успел взять себя  в  руки,  хотя  во  мне  бушевал  целый
вулкан.
   - О'кей, Гарри, я понял многое, - спокойным тоном произнес я.  -  Значит,
если бы я брал взятки, шел бы на всякие махинации, создавая себе капитал, то
тогда был бы уважаемым человеком. Все бы меня  уважали  и  любили.  Выходит,
так, да?
   - Ну, положим, не любили бы,  но  уж  уважали  бы  точно.  Всех  людей  с
положением уважают, - ответил он нравоучительно, не чувствуя подвоха.
   - Да... - задумчиво протянул я, - но ведь мне предлагают все мелочь, а  я
хочу сразу как минимум миллион... Да, если бы у  меня  был  миллион,  ты  бы
выдал за меня Джулию, даже не поинтересовавшись, откуда я его взял?
   Он уставился на меня удивленным взглядом.
   - К чему это ты клонишь, шериф?
   - Я здесь не шериф, а твой друг, Гарри, - напомнил я  ему,  -  а  поэтому
прошу: ответь мне на вопрос...
   На несколько секунд воцарилось молчание.
   - Если говорить честно, - начал мистер Моулз, - я был бы крайне  удивлен,
узнав, что ты смог добыть миллион,  но  дал  бы  согласие  на  твой  брак  с
Джулией, не поинтересовавшись, где ты его взял. Если ты смог его  достать  и
при этом не угодить за решетку, то ты достойный человек...
   - Это значит: не упустил свой шанс, - закончил я за него.
   - Вот именно, Сид. Но ты, к сожалению, не сможешь этого, - закончил он.
   - Хоть мне и противна такая теория подонков, но я  ловлю  вас  на  слове,
мистер Моулз, - выделил я обращение. - И получив миллион, приду за  Джулией.
Надеюсь, вы не откажетесь от своих слов?
   - О, нет, - надменно усмехнулся он, - да еще и дам богатое  приданое  как
любимому зятю... А пока оставь девчонку в покое. Так будет  лучше  для  тебя
же...
   - О, вы уже начинаете проявлять заботу обо мне, - усмехнулся я.
   Он понял, что я блефовал, а поэтому его лицо стало багровым:
   - Вон! Убирайся вон отсюда! - взревел  он.  -  Ты  же  порядочный,  а  мы
подонки!.. Убирайся!.. Ты здесь частное лицо, а не шериф!
   - Благодарю за теплый прием  и  дружеский  откровенный  разговор,  мистер
Моулз, - с улыбкой  сказал  я,  поднимаясь.  -  Всего  вам  доброго,  мистер
Моулз...
   У двери я остановился и добавил:
   - Не забудьте про свое обещание, мистер Моулз...
   - Вон!.. - донеслось мне вслед.
 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0546 сек.