Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Военные книги

Быков Василь - Круглянский мост

Скачать Быков Василь - Круглянский мост

      "1"

   Проснулся Степан на рассвете.
   Разбудили его голоса - близкий говор людей, смех, прокуренный кашель  и
бряцание пустых котелков. Еще не одолев дремоту, он  понял,  что  это  шли
завтракать - рядом в ольшанике была тропинка к недалекой кухне, запах дыма
от которой давно уже доносился до его ямы.  Обостренным  обонянием  Степка
улавливал соблазнительный запах жареного  и  тогда  даже  во  сне  не  мог
заглушить в себе сосущее чувство голода. Но до еды, пожалуй, было  далеко.
С  пробуждением  на  него  хлынул  поток  самых  неприятных  воспоминаний:
перепутанные картины вчерашнего ожили все сразу, и он со щемящей  болью  в
душе ощутил этот переход  из  сонного  забытья  в  слишком  беспокойную  и
нерадостную теперь для него действительность.
   Больше уже не заснул.
   Им снова овладела тревога, на несколько часов  прерванная  сном,  опять
потянулось ожидание, которое, однако, не предвещало  ничего  хорошего.  Он
пошевелил головой - шея по-прежнему не сильно, но как-то  надоедливо  тупо
болела, чирьи,  кажется,  нарывали  все  больше;  один,  содранный  вчера,
наверно, присох к рубашке, и теперь,  шевельнувшись,  Стенка  почувствовал
короткую острую боль в плече.
   В яме было прохладно, от утренней свежести тело пробирала дрожь,  зябли
руки. Струхлевшая соломенная подстилка на дне отсырела, стала волглой, как
скошенная завядшая трава, и не грела. Где-то, невидимое за лесом, всходило
солнце; в высоком просторе неба, предвещая погожий день, белело  спокойное
облачко. Ниже под ним высилась усыпанная шишками  вершина  ели,  несколько
шишек лежало и в яме, на утоптанной соломе, возле его босых и грязных ног.
   Яма была не очень глубокая, когда-то второпях выкопанная для  картошки,
небольшой запас которой хранили тут до весны. С осыпавшихся земляных  стен
свисали  еловые  корни;  те,  что  потолще,  торчали  из  земли   твердыми
узловатыми обрубками. Вылезти отсюда было  нетрудно  даже  и  ребенку,  но
Степка вылезать не собирался, терпел и уповал на справедливость  -  должна
же быть на земле  справедливость!  Теперь,  понемногу  успокаиваясь  после
вчерашнего, он начинал понимать, что погорячился, не стерпел, что не  надо
было доводить все до беды. Но разумные мысли обычно запаздывают,  и  того,
что случилось, уже не исправить.
   Затаив  дыхание,  Степка  начал  различать  какие-то  невнятные  звуки,
которые не сразу понял,  а  потом  стало  ясно,  что  поблизости  стругали
палочку или какой-нибудь  прутик:  слышался  тихий  шорох  ножа,  натужное
посапывание. Потом он  расслышал  и  негромкое  постегивание  по  упругой,
усыпанной хвоей земле.  И  парню  вдруг  нестерпимо  захотелось  туда,  на
свободу, хоть бы оглядеться вокруг, высунуться из этой сырой,  провонявшей
струхлевшей соломой ямы.
   Но он знал,  что,  пока  не  приедет  комиссар,  никто  его  отсюда  не
выпустит.
   Между тем  на  тропинке  под  елями  сначала  едва-едва,  а  потом  все
отчетливей  слышатся  чьи-то  широкие  торопливые  шаги,  доносится  шорох
задетых ветвей, мерное позвякивание в такт шагу -  оружия  или  чего-то  в
карманах. Слышно, как поблизости встает часовой, ударами  ладони  небрежно
отряхивает  полу  одежды;  резко  щелкает  ножик.  Степка   с   опозданием
догадывается: идут сюда.  Может,  за  ним?  Он  ждет  этого  и  готов  уже
обрадоваться, но вместо обычных в таком случае слов слышит другие.
   - Ну, иди подрубай!  -  раздается  голос  довольного  собой  и,  видно,
позавтракавшего уже человека.
   Неожиданно близко  и  хрипловато  после  долгого  молчания  откликается
часовой:
   - Что там? Опять ячная?
   - Кулеш с салом.
   - Ну и то лучше. Эта ячная уже в горло не лезет.
   - Полезет. А как твой бандит? - вдруг спрашивает пришедший.
   - Тихий, как мышь. Спит все.
   - Тихий, говоришь...
   Голоса незнакомые, наверно, кто-то из новых. Степка чувствует, что идут
к нему, и, усевшись, принимает независимый вид.
   Скоро над краем ямы появляются две головы -  одна  в  шапке,  другая  в
немецкой пилотке, - а затем и сапоги, трофейные, подбитые шипами, - это  у
того, что пришел на смену. Тот, что  отстоял  свое,  держится  поодаль,  и
Степка видит его только до пояса.
   -  Привет!  -  с  наигранной  легкостью  бросает   новый   часовой,   с
любопытством ощупывая его быстрыми глазами.
   Степка медленно опускает голову - ему не до шуточек  и  нелепых  теперь
разговоров. Часовой, наверно, понимает это и сгоняет с лица улыбку:
   - Ничего. Приедет комиссар, разберется. Ты из какой роты?
   - А тебе что? - тихо говорит  Степка,  поднимая  на  него  холодный,  с
укором взгляд.
   - Да так.
   - Что ты его допрашиваешь! - нетерпеливо перебивает другой. - Из  какой
бы ни был, теперь его дело труба.
   -  Ну  почему  труба?  А  если  смягчающие  обстоятельства?  Пошлют  на
"железку", искупит вину и будет бегать! - бодро говорит часовой.
   Степка прислушивается и хмуро  еще  вглядывается  в  этого  человека  с
седоватой щетиной на щеках и морщинами у рта, который  кажется  ему  почти
пожилым, во всяком случае постарше многих. По разговору парень определяет:
нездешний, наверно, из окруженцев или бывшего районного начальства. Степка
уже готов приободриться, но улавливает в  его  тоне  нотки  неискренности,
наигрыша и опять опускает голову.
   - Приедет  комиссар,  он  ему  покажет  смягчающие,  -  недобро  ворчит
сменившийся.
   - Ничего. Главное, не дрейфить! Если что - мол, под мухой  был.  А  под
мухой оно все возможно.
   Они поворачиваются и уходят.  Степка  с  облегчением  вытягивает  ноги,
слушать их бодрую болтовню ему уже становилось  невмочь.  Что  бы  там  ни
ожидало его впереди, лишь бы скорее. Ему уже кажется,  что  он  сидит  тут
бесконечно  долго,  и  его   встревоженное   нетерпение   то   заглушается
воспоминаниями, то нестерпимо обостряется. Наверно, уж лучше одному, когда
никто не донимает  его  ни  угрозами,  ни  бесполезным  теперь  утешением.
Скорчившись от холода, он жмется плечом к волглой земляной стене,  одну  к
другой сводит озябшие ступни - так вроде становится теплее.
   Невдалеке, наверно на кухне, рубят дрова: доносятся размеренные  удары,
короткий стук дерева, временами тонко отзванивает топор. Так  и  он  рубил
два дня назад и, пожалуй, рубил бы и теперь, и завтра... И  надо  же  было
ему подвернуться в недобрый час, напроситься на это задание! Он и  до  сих
пор не может понять, в самом ли деле подрывник  Маслаков  разыскивал  его,
чтобы взять в группу, или, может, случайно повстречал в лесу и позвал.
   Впрочем, на Маслакова  обиды  у  него  нет  -  у  того  были  наилучшие
намерения, и его ли вина, что обстоятельства повернулись столь неожиданным
образом...



        "2"

   Срубив несколько ольховых жердей, Степка возвращался на кухню.
   Нетолстые те жерди он сперва нес, потом тащил  за  шершавые,  набрякшие
весенним соком комли - верхушки и неровно обрубленные сучья  драли  прелую
залежь прошлогодней листвы, цеплялись за кусты и деревья. Комли же  просто
отрывали руки. А тут  еще  винтовка,  свисавшая  с  плеча  на  длинноватой
веревке вместо ремня, беспрестанно  путалась  прикладом  меж  ног,  мешала
идти, и он, притомившись, бросил олешины,  так  и  не  дотащив  до  кухни.
Затем, помедлив, и сам устало опустился на землю  в  редковатом  ольшанике
возле стежки. Было тепло и затишно, он угрелся,  под  суконным  венгерским
мундиром вспотела спина. Он расстегнул воротник, бросил наземь  старенькую
измятую шапку, от мокрой подкладки которой шел пар.  Несколько  минут  он,
сопя, отдыхал, думая, что шапка - пустяк: всю зиму носил, и еще,  наверно,
послужит. Так же, как и коричневый венгерский мундир, и черные, со светлым
кантом полицейские штаны, а вот с сапогами ему  решительно  не  повезло  -
сапоги развалились. Левый уже с неделю  был  перевязан  куском  оранжевого
немецкого провода, а правый невозможно было и связать: перед  сгнил  почти
полностью. В сапогах всегда было мокро, ноги постоянна стыли. Наверно,  по
этой причине Степку стали донимать чирьи: на боках, под мышками, а  теперь
вот еще и на шее - не повернуть головы.
   Впрочем, насчет сапог он был виноват сам: мог стащить  с  какого-нибудь
фрица  (их  тогда  немало  валялось  после   неудачной   засады)   обычные
солдатские, а не зариться на офицерские. Офицер  этот  подвернулся  ему  в
канаве, куда Степка предварительно швырнул гранату  и  тут  же,  не  теряя
времени, снял с него ремень с парабеллумом и эти вот сапоги. Парабеллумом,
однако, попользовался недолго - уступил новому начальнику  штаба,  который
имел какой-то  длинноствольный  музейный  наган.  Ремень  отдал  взводному
Бойченко, потому что ремень у Степки а старый был неплохой. На хромовые же
сапоги, чересчур шикарные для лесной жизни,  поменяться  никто  не  хотел,
пришлось носить самому.
   Вообще в этом отряде Степке не везло всю зиму. Началось с того, что его
спутали с одним партизанским связным,  тоже  по  фамилии  Толкач,  который
где-то выдал отрядных разведчиков и за которым охотились  партизаны.  Пока
разбирались, Степку с неделю продержали в  запертой  землянке.  Потом  его
выпустили, но первое же задание за пределами лагеря едва не стало для него
последним. Небольшая группа их заночевала тогда в пуньке. Степка с  вечера
стоял на посту и, сменившись, только  задремал  в  сене,  как  на  деревню
налетели полицаи.  Ребята  огородами  драпанули  в  лес,  а  его  впопыхах
разбудить забыли. Пришлось до полдня, не шевельнувшись, простоять у косяка
за воротами в десяти шагах от пьяных полицаев, расположившихся  на  гумне.
Когда же назавтра он пришел в отряд, все очень удивились его  невероятному
спасению.  Какое-то  время  Степку  подозревали,  вызывали  к  начальству,
слушали  его  короткое  объяснение,  верили  и  не  верили.  Потом,  когда
подозрение  несколько  улеглось,  ему  не  стало  отбою   от   Грушецкого,
остряка-балагура из Полоцка, не  пропускавшего  случая  позубоскалить  над
парнем. Как-то не стерпев, Степка огрел его прикладом по  голове,  за  что
тут же получил прозвище Псих - самое обидное их всех, которые он  имел  за
свою не очень складную восемнадцатилетнюю жизнь.
   В прежнем отряде имени Ворошилова жилось ему куда  лучше.  Там  он  был
едва не самым старым бойцом, с партизанским стажем ненамного меньшим,  чем
у самого командира отряда  лейтенанта  Крутикова.  Правда,  там  его  тоже
дразнили, но прозвища были более сносные: Белый - это за волосы и брови  -
и еще Здыхля, потому что худой, хотя  худых  в  отряде  и  без  него  было
немало. Но там он чувствовал себя наравне с другими,  полноценным  бойцом,
не то что у этих чапаевцев. К сожалению, тогдашняя  жизнь  его  неожиданно
оборвалась  со  смертью  лейтенанта  Крутикова,  немногочисленные  остатки
отряда которого разбрелись по соседним лесам и бригадам.
   Самое худшее, конечно, было не в смене отрядов и даже не в отношении  к
нему партизан. Ребята, понятно, иногда  насмехались  над  ним,  молодым  и
слабосильным, но делали это не по злобе,  а  скорее  ради  потехи.  А  вот
начальство, то шуток не знало. С начальством партизан Толкач был в давнем,
застаревшем конфликте: Степка считал, что к нему придираются, а начальники
держались того мнения, что Толкач - разгильдяй, к которому надо относиться
строго.  Так  говорил  взводный   Бойчейко,   когда   жаловался   на   его
самоуправство с выселковским  старостой,  которого  Степка  подстрелил  по
дорога с задания. За разгильдяйство ругал его начальник штаба,  когда  он,
переведенный в хозяйственный взвод, упустил с поводка  продуктовую  корову
штаба. Отряд тогда выходил из блокады, хозяйственники с возами пробирались
какими-то овражками, на шоссе их  перехватили  каратели,  начался  обстрел
трассирующими, и черная шустрая рогуля метнулась в кустарник как  бешеная,
только он  ее  и  видел  в  сумерках.  Искать  было  бессмысленно.  Степка
погоревал и, перейдя шоссе, вынужден был с оборванным  поводком  предстать
перед начальником штаба. Думал, это для него плохо кончится.  Хорошо,  что
вокруг  было  полно  карателей,  и  партизаны  таились,  как  мыши,  боясь
хрустнуть веткой.
   - Толкач!
   Степка от неожиданности вздрогнул и оглянулся: отстраняя рукой ветки, в
кустарнике пробирался  Маслаков  -  подрывник,  кадровый  красноармеец,  с
которым они однажды зимой ходили на "железку".  Последнее  время  Маслаков
залечивал в санчасти раненую руку и время от времени наведывался к  ним  в
хозяйственный взвод.
   С некоторым удивлением глядя на подрывника, Степка молчал, не  понимая,
зачем понадобился ему. Рука у Маслакова  была  уже  без  перевязи,  однако
двигал он ею осторожно, на ладони все еще белел замызганный бинт  повязки.
Подрывник выбрался из зарослей - тонкие ветки ольшаника упруго  прошуршали
по его зеленой расстегнутой телогрейке.
   - Как жизнь, Толкач?   




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1552 сек.