Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Сказки

Гете Иоганн Вольфганг - Рейнеке-лис

Скачать Гете Иоганн Вольфганг - Рейнеке-лис

 ПОЭМА

     ПЕСНЬ ПЕРВАЯ.

     Был  чудесный  весенний  праздник  -  троицын день.  В  зеленые  одежды
нарядился  лес,  мягким  нежно-зеленым  ковром  покрылись поля. На  горах  и
холмах, на деревьях, в кустах и на огородах садов снова запели звонкоголосые
птицы.  Долины  и луга  запестрели и  сладко запахли цветами.  Разукрасилась
земля, празднично сияло небо.
     Король  зверей  и птиц  лев по  имени Нобель,  собирался задать в своем
дворце  веселый  пир.  Ко  всем  знатным четвероногим и  крылатым  вельможам
королевства  были разосланы  гонцы с приглашением. Отказаться никто  не имел
права.
     Постепенно  все собрались. Не хватало только  Рейнеке-лиса. Слишком  уж
много преступлений совершил этот  плут, чтобы  рискнуть показаться на  глаза
тем, кто его обидел. А не пострадал от него  только один барсук Гримбарт, да
и тот доводился лису племянником.
     Трудно было сосчитать все жалобы, которые поступали на лиса.
     Вот и  теперь,  едва  только  гости  собрались,  как вперед  вышел волк
Изергим в окружении своих родных и друзей.
     - Милостивейший наш государь! -  начал он свою речь. -  Всем  известно,
какой  вы  великий  и  мудрый  правитель,  всем  известны   ваши  доброта  и
справедливость.  Примите  же мою  жалобу  на  Рейнеке-лиса,  от  которого  я
натерпелся слишком много горя и позора. Он не раз гнусно оскорблял мою жену,
он искалечил моих бедных детей, трое из которых ослепли.
     Я  мог бы  рассказывать  о  его  преступлениях  целую неделю  и  то  не
пересказал бы всего.
     Мое терпение иссякло,  государь, и я должен  ему отомстить во что бы то
ни стало!
     Потом  песик  Пустолайчик стал  было  рассказывать  по-французски,  как
Рейнеке похитил у него зимой последний кусочек колбасы. Но тут, злобно шипя,
вскочил со своего места раздраженный кот Гинце.
     -  О великий наш государь!  -  вкрадчиво промяукал  он. - Поверьте, что
никто  во всем собрании  не  пострадал  от Рейнеке  так, как  вы  сами.  Лис
подрывает ваш авторитет  - многие боятся его теперь больше,  чем вас, своего
короля.  А  собачья  жалоба  -   глупость,  и   Пустолайчику  следовало   бы
помалкивать.  Ведь  колбаса,  о которой он тут рассказывает, была не его,  а
моя! А дело было так.  Отправился я однажды ночью  на охоту. Иду - на дороге
мельница. Я вошел. Хозяйка спала. Я увидел колбасу и унес ее...
     Грозное рычание леопарда заглушило последние его слова:
     - Довольно  болтать!  Всем  известно,  что  Рейнеке  вор  и  разбойник,
способный на  любое преступление. Всем  известно, что лакомый кусок для него
дороже чести всего дворянства.
     Не далее чем вчера он прикинулся вдруг кротким, богобоязненным пастырем
и вздумал учить  нашего  скромного  и  безобидного  зайца Лямпе молитвенному
пению. Сели они
     друг против  друга и стали петь псалмы. Но не о молитвах думал Рейнеке.
Я  как раз проходил мимо, когда он  схватил зайца  за горло и тем самым, мой
государь, нарушил ваш
     строгий указ о мире между зверями. Конечно, он задушил бы Лямпе, если б
не я.
     Посмотрите на бедного зайца! Взгляните на его раны!
     - Горе тем, кто еще верит Рейнеке! - снова вмешался волк Изергим. -Если
негодяй  и на  сей раз останется безнаказанным, он их всех надует при первом
же случае...
     - Уважаемый Изергим!  - оборвал волка барсук Гримбарт, который, позабыв
всякий стыд,
     взялся защищать своего мошенника дядю. - Как же вы искусно клевещете вы
на Рейнеке!
     А  между тем разве это не вы заключили в свое время с лисом союз? Разве
не  вы клялись  ему в вечной дружбе? И, наконец,  разве не  вы причинили ему
потом столько зла?
     Вспомните  хотя бы,  как однажды  вы и Рейнеке  повстречали  на  дороге
крестьянина с полным возом рыбы и вы уговорили моего дядю-лиса лечь  посреди
дороги и прикинуться
     мертвым.  Рейнеке  согласился,  хотя  и   рисковал   при  этом  жизнью.
Крестьянин уже замахнулся на него топором, и стоило дяде хотя бы вздрогнуть,
тут бы ему и конец!  Но тот решил, что дядя  Рейнеке действительно мертв. Он
бросил его  на кучу рыбы и, размечтавшись о том, какой роскошный воротник на
шубу  получит его  жена,  поехал  дальше.  Тем временем  Рейнеке  потихоньку
пошвырял всю рыбу на дорогу. И  что  же? Когда  он  наконец спрыгнул с воза,
чтобы  полакомиться  рыбкой, оказалось,  что вы,  Изергим, сами уплели  все,
оставив своему
     другу только рыбьи кости.
     В другой раз вы и Рейнеке  решили похитить  у одного крестьянина свежую
свиную тушу.
     Дядя влез  в окно кладовой и выбросил  тушу вам, но тут на  него напали
собаки и жестоко его
     потрепали. Когда  же он, весь израненный, пришел к вам  за своею долей,
вы, Изергим, не
     моргнув глазом заявили, что оставили для  него самый лучший кусок сала,
и с этими словами дали лису палку, на которой раньше висела свинина. И таких
ваших проделок я мог бы назвать
     хоть целую сотню.
     Теперь,  мой великий  и благородный  государь,  позвольте  мне  сказать
несколько  слов  о случае с  зайцем Лямпе.  Это  правда,  Рейнеке задал  ему
трепку, но ведь  за  то, что заяц плохо  выучил  слова  молитвы! Так неужели
учитель не вправе наказывать своих учеников за  лень и невнимание? Кто может
судить его за такой поступок?
     О колбасе, о которой  скулил  здесь песик Пустолайчик, лучше  вообще не
упоминать. Ведь, как  вы  сами изволили слышать, мой государь,  колбаса  эта
краденная,  и мой дядя  имел  полное  право наказать вора  и отнять  у  него
незаконно присвоенное.  Мне  кажется,  следовало  бы даже  наградить за  это
Рейнеке.  Увы,  мой  дядя видит так мало  благодарности  за  свою неустанную
борьбу с преступлениями! Что же касается вашего указа  о  мире,  то никто не
блюдет его строже, чем Рейнеке.  С того дня, как указ был издан, он не берет
больше в рот мяса и питается
     только растительной пищей.  Мало  того, он  решил  стать  благочестивым
отшельником, сменил
     роскошные одежды на грубую  власяницу и,  отказавшись от  своего  замка
Малепартус, строит
     себе скромную монашескую келью.  А как он побледнел, как  исхудал! Будь
он сам здесь,
     он бы  лучше, чем  я,  сумел  посрамить  своих врагов и опровергнуть их
клевету!..
     Барсук Гримбарт умолк. И тут во двор королевского замка с мрачным видом
торжественно
     вступил  петух  Геннинг.  Справа  и слева  от  него  выступали  старшие
сыновья,  красавцы  богатыри  Кукарек и  Звонкопев.  Следом  за ними два  их
младших брата несли носилки, на
     которых   лежала  их   обезглавленная  сестра  курочка  Скребоножка,  -
последняя жертва Рейнеке.
     -  Милостивый король! -  с глубоким  вздохом сказал Геннинг,  подойдя к
королю Нобелю.
     - Умоляю о сострадании  мне  и моим детям в  нашем  тяжелом горе!  Этой
весной, когда все зазеленело и зацвели первые цветы, и  я был  счастливейшим
отцом большого семейства. Десять сыновей  и четырнадцать  дочерей  воспитала
моя жена за  одно только  прошлое лето. Все дети были  крепкие, здоровые и с
малолетства  умели находить себе корм.  Мы  живем при  богатом  монастырском
дворе,  где  нас  охраняют  шесть  больших  собак.  Но не  по  душе пришлась
Рейнеке-лису наша  мирная  и  счастливая жизнь! Часто  шнырял он  носами под
стенами  монастыря  и  пытался  пробраться  в  ворота.  Зачуяв  его,  собаки
поднимали  тревогу, но он каждый раз удирал. Только раз они изрядно покусали
его, но он унес ноги и оставил нас в покое не надолго.
     А недавно появляется вдруг  в монастыре в одежде святого  отшельника  и
приносит  ваш королевский указ. Я читаю его и  узнаю,  что вы  провозгласили
навеки мир между всеми животными и птицами.  А Рейнеке-лис уверил  меня, что
отныне он стал смиренным отшельником, и поклялся искупить все свои  грехи, в
которых чистосердечно признается. "Пусть, - сказал он, -  меня никто  больше
не  боится. Я никогда больше не буду питаться ничьим  мясом, а  значит ни на
кого не буду нападать."
     Он дал мне пощупать свою  монашескую рясу и грубую власяницу под ней  и
дружелюбно сказал:
     "Да хранит вас бог! Будьте здоровы!"
     С этими словами он ушел, читая молитву, хотя уже тогда таил в душе свой
злодейский замысел.
     Вне себя  от радости я поспешил  к своей семье  и  сообщил  ей  о вашем
королевском указе. Ах,  как счастливы были моя  жена  и дети! "Если  Рейнеке
стал монахом, - думали мы все, - нам некого больше опасаться."
     И  тогда я  впервые  решился выйти с детьми  погулять  за  монастырскую
ограду. Только мы вышли  -- из-за кустов как  выскочил лис и схватил лучшего
из моих сыновей! С  этого дня нам не  стало житья. Ни охотники, ни собаки не
могли уберечь нас  от злодея! Из  двадцати четырех моих детей  не осталось в
живых никого -- он, проклятый  зарезал! Не далее как вчера разбойник погубил
последнюю мою дочь! Собаки спасли ее обезглавленный труп. Вот он здесь перед
вами. Пожалейте же нас, государь, заступитесь!
     Грозно нахмурился  король,  подозвал  барсука  Гримбарта,  который  так
ревностно защищал Рейнеке-лиса, и сказал:
     -Вот оказывается как  постится и  искупает грехи ваш  скромный дядюшка!
Что ж, скоро придется ему действительно покаяться. Мы созовем совет и решим,
как нам покарать этого неисправимого мерзавца.
     Король приказал отслужить панихиду по убиенной курочке и возложил на ее
могилу красивую мраморную плиту с такой надписью:
     "Здесь погребена Скребоножка, Дочь многоуважаемого петуха Геннинга. Она
неслась лучше всех и замечательно скребла землю."
     Вскоре  король созвал своих умнейших придворных советников. Было решено
послать к дерзкому преступнику гонца, дабы он привел его на королевский суд.
Выбор пал на медведя Брауна.
     - Будьте с этим хитрецом осторожны! -- наставлял его король. -- Рейнеке
зол  и  коварен. Он пойдет  на  любые  плутни:  будет  льстить,  обманывать,
изворачиваться, как только он умеет...
     - Э,  нет,  дудки! -- зарычал медведь. --  Будьте  спокойны,  государь!
Пусть этот негодяй только попробует меня одурачить! Клянусь вам, я так с ним
разделаюсь, что он своих не узнает!
     И Браун с решительным видом отправился в путь.

     ПЕСНЬ ВТОРАЯ

     Долго  шел  медведь  Браун,  пока  позади  осталась  огромная  песчаная
пустыня, и он добрался наконец до гор, где обычно охотился хитрый лис. Много
укрепленных  замков  понастроил  Рейнеке  в этих местах,  но  самым большим,
надежным и неприступным из них был Малепартус. Подойдя к его крепко запертым
воротам, Браун потоптался немного на месте, а потом рявкнул во  всю медвежью
глотку:
     - Дома ли вы, кум Рейнеке? Это я, медведь Браун! Меня к вам прислал сам
король.  Он поклялся, что  вы явитесь на его королевский суд, и я должен вас
туда  привести. Идемте скорей! В противном случае вы поплатитесь  жизнью. За
неявку в суд  грозит  виселица. А  уж  суд  разберет, виновны ли вы или нет!
Поторопитесь!
     Рейнеке все это отлично слышал. Он  лежал и прикидывал в уме как бы ему
отомстить косолапому грубияну за такое нахальство.
     Замок  Рейнеке  был  выстроен  очень  хитроумно: много было в нем  нор,
подземелий,  переходов,  узких  лазеек и  темных  тупичков,  много  потайных
дверей. Лис мог при первой же опасности спрятаться  здесь так, что никому бы
его не найти. К тому же разные глупые зверюшки часто попадались разбойнику в
этих подземельях.
     Убедившись в том, что медведь пришел один, Рейнеке вышел ему на встречу
и воскликнул:
     - Дорогой мой дядюшка  Браун! Здравствуйте! Простите, что  заставил вас
ждать, но я как раз читал вечернюю молитву. Большое спасибо, что вы  пришли!
Удивляюсь только, как это король не  пожалел  вас и послал  в такой  трудный
путь! Боже, как же  вы вспотели и как задыхаетесь! Впрочем, я очень рад, что
пришли именно вы.  Надеюсь, вы  поможете мне  при  дворе, где  меня  так зло
оклеветали. Я  и  сам собирался отправиться  завтра к королю,  хотя мне и не
здоровится. Я вчера слишком много съел  кое-чего, и у меня начались страшные
рези в желудке...




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1029 сек.