Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Сказки

Свифт Джонатан - Приключения Гулливера

Скачать Свифт Джонатан - Приключения Гулливера

 ЧАСТЬ 1
   Путешествие в Лилипутию

   Трехмачтовый бриг "Антилопа" отплывал в Южный океан.
   На корме стоял корабельный врач Гулливер и смотрел в подзорную  трубу
на пристань. Там остались его жена и двое детей: сын Джонни и дочь  Бет-
ти.
   Не в первый раз отправлялся Гулливер в море. Он любил путешествовать.
Еще в школе он тратил почти все деньги, которые присылал  ему  отец,  на
морские карты и на книги о чужих странах. Он усердно изучал географию  и
математику, потому что эти науки больше всего нужны моряку.
   Отец отдал Гулливера в учение к знаменитому в  то  время  лондонскому
врачу. Гулливер учился у него несколько лет, но не переставал  думать  о
море.
   Врачебное дело пригодилось ему:  кончив  учение,  он  поступил  кора-
бельным врачом на судно "Ласточка" и плавал на нем три с половиной года.
А потом, прожив года два в Лондоне,  совершил  несколько  путешествий  в
Восточную и Западную Индию,
   Во время плавания Гулливер никогда не скучал. У себя в каюте он читал
книги, взятые из дому, а на берегу приглядывался к тому, как живут  дру-
гие народы, изучал их язык и обычаи.
   На обратном пути он подробно записывал дорожные приключения.
   И на этот раз, отправляясь в море, Гулливер захватил с собой  толстую
записную книжку.
   На первой странице этой книжки было написано:
   "4 мая 1699 года мы снялись с якоря в Бристоле"
   Много недель и месяцев плыла "Антилопа" по Южному океану. Дули попут-
ные ветры. Путешествие было удачное.
   Но вот однажды, при переходе  в  Восточную  Индию,  корабль  настигла
страшная буря. Ветер и волны погнали его неизвестно куда.
   А в трюме уже кончался запас пищи и пресной воды.
   Двенадцать матросов умерли от усталости и голода. Остальные едва  пе-
редвигали ноги. Корабль бросало из стороны в сторону, как ореховую скор-
лупку.
   В одну темную, бурную ночь ветер понес  "Антилопу"  прямо  на  острую
скалу. Матросы заметили это слишком поздно. Корабль ударился об  утес  и
разбился в щепки.
   Только Гулливеру и пяти матросам удалось спастись в шлюпке.
   Долго носились они по морю и наконец совсем выбились из сил. А  волны
становились все больше и больше, и вот самая высокая волна подбросила  и
опрокинула шлюпку.
   Вода покрыла Гулливера с головой.
   Когда он вынырнул, возле него никого не было. Все его спутники утону-
ли.
   Гулливер поплыл один куда глаза глядят, подгоняемый ветром  и  прили-
вом. То и дело пробовал он нащупать дно, но дна все  не  было.  А  плыть
дальше он уже не мог: намокший кафтан и тяжелые, разбухшие башмаки тяну-
ли его вниз. Он захлебывался и задыхался.
   И вдруг ноги его коснулись твердой земли.
   Это была отмель. Гулливер осторожно ступил по песчаному дну  раз-дру-
гой - и медленно пошел вперед, стараясь не оступиться.
   Идти становилось все легче и легче.  Сначала  вода  доходила  ему  до
плеч, потом до пояса, потом только до колен. Он  уже  думал,  что  берег
совсем близко, но дно в этом месте было очень отлогое, и  Гулливеру  еще
долго пришлось брести по колено в воде.
   Наконец вода и песок остались позади.
   Гулливер вышел на лужайку, покрытую очень мягкой и очень низкой  тра-
вой. Он опустился на землю, подложил под щеку ладонь и крепко заснул.
   Когда Гулливер проснулся, было уже совсем светло. Он лежал на  спине,
и солнце светило прямо ему в лицо.
   Он хотел было протереть глаза, но не мог поднять руку;  хотел  сесть,
но не мог пошевелиться.
   Тонкие веревочки опутывали все его тело от подмышек до колен; руки  и
ноги были крепко стянуты веревочной сеткой;  веревочки  обвивали  каждый
палец. Даже длинные густые волосы Гулливера были туго  намотаны  на  ма-
ленькие колышки, вбитые в землю, и переплетены веревочками.
   Гулливер был похож на рыбу, которую поймали в сеть.
   "Верно, я еще сплю", - подумал он.
   Вдруг что-то живое быстро вскарабкалось к нему на ногу, добралось  до
груди и остановилось у подбородка.
   Гулливер скосил один глаз.
   Что за чудо! Чуть ли не под носом у него стоит человечек - крошечный,
но самый настоящий человечек! В руках у него - лук и стрела, за спиной -
колчан. А сам он всего в три пальца ростом.
   Вслед за первым человечком па Гулливера взобралось еще десятка четыре
таких же маленьких стрелков.
   От удивления Гулливер громко вскрикнул.
   Человечки заметались и бросились врассыпную.
   На бегу они спотыкались и падали, потом вскакивали и один  за  другим
прыгали на землю.
   Минуты две-три никто больше не подходил к Гулливеру. Только под  ухом
у него все время раздавался шум, похожий на стрекотание кузнечиков.
   Но скоро человечки опять  расхрабрились  и  снова  стали  карабкаться
вверх по его ногам, рукам и плечам, а самый смелый из  них  подкрался  к
лицу Гулливера, потрогал копьем его подбородок и тоненьким, но  отчетли-
вым голоском прокричал:
   - Гекина дегуль!
   - Гекина дегуль! Гекина дегуль! - подхватили тоненькие голоса со всех
сторон.
   Но что значили эти слова, Гулливер не понял, хотя и знал много иност-
ранных языков.
   Долго лежал Гулливер на спине. Руки и ноги у него совсем затекли.
   Он собрал силы и попытался оторвать от земли левую руку.
   Наконец это ему удалось.
   Он выдернул колышки, вокруг которых были обмотаны сотни тонких, креп-
ких веревочек, и поднял руку.
   В ту же минуту кто-то внизу громко пропищал:
   - Тольго фонак!
   В руку, в лицо, в шею Гулливера разом вонзились сотни стрел. Стрелы у
человечков были тоненькие и острые, как иголки.
   Гулливер закрыл глаза и решил лежать не двигаясь,  пока  не  наступит
ночь.
   "В темноте будет легче освободиться", - думал он.
   Но дождаться ночи на лужайке ему не пришлось.
   Недалеко от его правого уха послышался частый,  дробный  стук,  будто
кто-то рядом вколачивал в доску гвоздики.
   Молоточки стучали целый час.
   Гулливер слегка повернул голову - повернуть ее больше не давали вере-
вочки и колышки - и возле самой своей головы увидел только что построен-
ный деревянный помост. Несколько человечков прилаживали к нему лестницу.
   Потом они убежали, и по ступенькам медленно поднялся на помост  чело-
вечек в длинном плаще.
   За ним шел другой, чуть ли не вдвое меньше ростом,  и  нес  край  его
плаща. Наверно, это был мальчик-паж. Он был не больше Гулливерова мизин-
ца.
   Последними взошли на помост два стрелка с натянутыми луками в руках.
   - Лангро дегюль сан! - три раза прокричал человечек в плаще и развер-
нул свиток длиной и шириной с березовый листок.
   Сейчас же к Гулливеру подбежали пятьдесят человечков и  обрезали  ве-
ревки, привязанные к его волосам.
   Гулливер повернул голову и стал слушать, что читает человечек в  пла-
ще. Человечек читал и говорил долго-долго. Гулливер ничего не понял,  но
на всякий случай кивнул головой и приложил к сердцу свободную руку.
   Он догадался, что перед ним какая-то важная особа, по всей  видимости
королевский посол.
   Прежде всего Гулливер решил попросить у посла, чтобы его накормили.
   С тех пор как он покинул корабль, во рту у него не было ни крошки. Он
поднял палец и несколько раз поднес его к губам.
   Должно быть, человечек в плаще понял этот знак. Оп сошел с помоста, и
тотчас же к бокам Гулливера приставили несколько длинных лестниц.
   Не прошло и четверти часа, как сотни сгорбленных носильщиков потащили
по этим лестницам корзины с едой.
   В корзинах были тысячи хлебов величиной с горошину, целые окорока - с
грецкий орех, жареные цыплята - меньше нашей мухи.
   Гулливер проглотил разом два окорока вместе с тремя хлебцами. Он съел
пять жареных быков, восемь вяленых баранов, девятнадцать копченых  поро-
сят и сотни две цыплят и гусей.
   Скоро корзины опустели.
   Тогда человечки подкатили к руке Гулливера две бочки с  вином.  Бочки
были огромные - каждая со стакан.
   Гулливер вышиб дно из одной бочки, вышиб  из  другой  и  в  несколько
глотков осушил обе бочки.
   Человечки всплеснули руками от удивления. Потом они знаками попросили
его сбросить на землю пустые бочки.
   Гулливер подбросил обе разом. Бочки перекувырнулись  в  воздухе  и  с
треском покатились в разные стороны.
   Толпа на лужайке расступилась, громко крича:
   - Бора мевола! Бора мевола!
   После вина Гулливеру сразу захотелось спать. Сквозь сон  он  чувство-
вал, как человечки бегают по всему его телу вдоль и поперек, скатываются
с боков, точно с горы, щекочут его палками и копьями, прыгают  с  пальца
на палец.
   Ему очень хотелось сбросить с себя десяток-другой этих маленьких пры-
гунов, мешавших ему спать, но он  пожалел  их.  Как-никак,  а  человечки
только что гостеприимно накормили его вкусным, сытным обедом, и было  бы
неблагородно переломать им за это руки и ноги. К тому же Гулливер не мог
не удивляться необыкновенной храбрости этих  крошечных  людей,  бегавших
взад и вперед по груди великана, которому бы ничего не стоило уничтожить
их всех одним щелчком.
   Он решил не обращать на них внимание и, одурманенный  крепким  вином,
скоро заснул.
   Человечки этого только и ждали. Они нарочно подсыпали в бочки с вином
сонного порошка, чтобы усыпить своего огромного гостя.
   Страна, в которую буря занесла Гулливера, называлась Лилипутия.  Жили
в этой стране лилипуты.
   Самые высокие деревья в Лилипутии были не выше нашего куста  смороди-
ны, самые большие дома были ниже стола. Такого великана, как Гулливер, в
Лилипутии никто никогда не видел.
   Император приказал привезти его в столицу. Для этого-то  Гулливера  и
усыпили.
   Пятьсот плотников построили по приказу императора огромную телегу  на
двадцати двух колесах.
   Телега была готова в несколько часов, но взвалить  на  нее  Гулливера
было не так-то просто.
   Вот что придумали для этого лилипутские инженеры.
   Они поставили телегу рядом со спящим великаном, у  самого  его  бока.
Потом вбили в землю восемьдесят столбиков с блоками наверху и надели  на
эти блоки толстые канаты с крючками на одном конце. Канаты были не толще
обыкновенной бечевки.
   Когда все было готово, лилипуты принялись за дело. Они обхватили  ту-
ловище, обе ноги и обе руки Гулливера крепкими повязками и, зацепив  эти
повязки крючками, принялись тянуть канаты через блоки.
   Девятьсот отборных силачей были собраны для этой работы со всех  кон-
цов Лилипутии.
   Они упирались в землю ногами и, обливаясь потом, изо всех сил  тянули
канаты обеими руками.
   Через час им удалось поднять Гулливера с земли  на  полпальца,  через
два часа - на палец, через три - они взвалили его на телегу.
   Полторы тысячи самых крупных лошадей из  придворных  конюшен,  каждая
ростом с новорожденного котенка, были запряжены в телегу  по  десятку  в
ряд. Кучера взмахнули бичами, и телега медленно покатилась по  дороге  в
главный город Лилипутии - Мильдендо.
   Гулливер все еще спал. Он бы, наверно, не проснулся  до  конца  пути,
если бы его случайно не разбудил один из офицеров императорской гвардии.
   Это случилось так.
   У телеги отскочило колесо.  Чтобы  приладить  его,  пришлось  остано-
виться.
   Во время этой остановки нескольким молодым людям  вздумалось  посмот-
реть, какое лицо у Гулливера, когда он спит. Двое взобрались на  повозку
и тихонько подкрались к самому его лицу. А третий - гвардейский  офицер,
- не сходя с коня, приподнялся на стременах и пощекотал ему левую ноздрю
острием своей пики.
   Гулливер невольно сморщил нос и громко чихнул.
   "Апчхи!" - повторило эхо.
   Храбрецов точно ветром сдуло.
   А Гулливер проснулся, услышал, как щелкают кнутами погонщики,  и  по-
нял, что его куда-то везут.
   Целый день взмыленные лошади тащили связанного Гулливера  по  дорогам
Лилипутии.
   Только поздно ночью телега остановилась, и  лошадей  отпрягли,  чтобы
накормить и напоить.
   Всю ночь по обе стороны телеги стояла на  страже  тысяча  гвардейцев:
пятьсот - с факелами, пятьсот - с луками наготове.
   Стрелкам приказано было выпустить в  Гулливера  пятьсот  стрел,  если
только он вздумает пошевелиться. 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0562 сек.