Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Шефнер Вадим - Рассказы

Скачать Шефнер Вадим - Рассказы

Фантастаческая повесть

        Имя  моего  деда   Серафима   Васильевича   Пятизайцева
(1947-2008)  известно всем. Во многих городах нашей планеты ему
воздвигнуты памятники, о нем написана не  одна  книга.  Теперь,
когда  близится  столетие  со  дня  его  кончины, настало время
опубликовать и то, что он сам о себе написал.
        Все  знают,  что  Серафим  Пятизайцев  умер  в   полной
безвестности.  Всемирная  слава  осенила его посмертно, когда в
архиве давно  ликвидированного  ИРОДа  (Института  Рациональной
Организации   Досуга)  были  случайно  обнаружены  чертежи  его
гениального изобретения и  пояснительная  записка  к  ним.  Что
касается  данной  рукописи,  то  она  хранилась у нас дома. Моя
бабушка  Анастасия  Петровна  Пятизайцева,  намного  пережившая
своего  мужа,  была  против  публикации его автобиографического
произведения, ибо считала, что это может бросить  тень  на  нее
лично  и  -  главное  - исказить у публики представление о ее
муже. Ведь уже при ее  вдовьей  жизни  СТРАХОГОН  был  пущен  в
массовое производство, и об его изобретателе начали восторженно
писать  поэты,  писатели и журналисты. Что касается моей матери
Татьяны Серафимовны Пятизайцевой,  то  она  тоже  считала,  что
рукопись  отца  не  преумножит  его  славы.  Бабушки моей нет в
живых, матери - тоже. А я на старости лет решила  опубликовать
исповедь  своего  деда  -  и  тем  самым  выполнить его давнее
желание. Ибо это произведение писалось им явно не для  дома,  а
для мира, не для семейного архива, а для печати. Знаю, у многих
землян  при  чтении  "Небесного  подкидыша"  возникнет  чувство
обидного изумления - и даже негодования. Ведь  в  бесчисленных
произведениях поэтов и писателей дед мой трактуется как человек
сказочной  отваги. По их убеждению, именно врожденная храбрость
натолкнула его на открытие Формулы  Бесстрашия.  Всем  известны
строки  поэта Некукуева: "Герой поделился бесстрашием личным со
всеми людьми на Земле!" Но,  вчитавшись  в  произведение  моего
деда,  люди узнают, что дело обстояло иначе. Они узнают Правду.
Правда эта, по моему убеждению,  не  унизительна  для  Серафима
Пятизайцева. Но это поймут не сразу и не все.
        Будучи  по  специальности  литературоведицей, не скрою,
что правдивое повествование деда не лишено недостатков. Начну с
того, что рукопись производит  впечатление  незаконченности,  и
даже  даты под ней нет. Полагаю, что автор хотел завершить свое
повествование главой о том, что его идея получила  практическое
осуществление.  Но,  как  мы  знаем,  при  его  жизни  этого не
произошло.  Заметят  читатели  и  то,  что   это   произведение
внутренне   противоречиво,   в   нем  много  недоговоренностей,
неясностей. Огорчает и то,  что  излишне  много  места  уделено
различным  служебным склокам и абсурдным проектам, - и в то же
время о своем изобретении автор пишет  походя,  невнятно;  суть
его  прибора  им  не расшифрована. К счастью, мы все знаем, чем
Серафим Пятизайцев одарил человечество! Благодаря ему на  Земле
не стало страха. Остался страх перед Совестью, но все остальные
разновидности  страха  - побеждены, и люди действуют разумно и
смело при  самых  экстремальных  ситуациях.  Мы  стали  смелее,
честнее, правдивее. И срок жизни землян - удлинился.
        Возвращаясь к недочетам повествования, посетую, что дед
порой разрешает   себе   некоторую   игривость  стиля,  смакует
вульгарные  словечки,  не  брезгует  блатным  жаргоном   своего
времени.  Однако я сохранила текст в полной неприкосновенности,
ибо сознаю свою ответственность, перед человечеством.

 Марфа Гуляева-Пятизайцева
 Земля No 253
 Ленинград, 2107 год.

     1.  ОДИН ИЗ 7 000 000000

        Начну с того, что никакой я не писатель.
        "Банальное предупреждение", - усмехнетесь вы.
        Согласен:   банальное.   Более    того:    затасканное,
затрепанное,  затертое,  замызганное.  Но  правдивое.  И к сему
добавлю, что профессиональным литератором стать не собираюсь.
        Закончу это свое единственное прозаическое произведение
- и больше ни гу-гу. Другое дело - поэзия. Иногда,  когда  моя
изобретательская  мысль отдыхает, я строчу стихи. Этот побочный
творческий  продукт  время  от  времени  публикуется  в   нашей
институтской  стенгазете  "Голос  ИРОДа". Но в печать со своими
стихами я не стремлюсь.

 Я в славе вываляюсь весь,
 Когда придет мой час, -
 Но слава ждет меня не здесь,
 Тут ни при чем Пегас.

        Впрочем, это я так, для красного  словца;  может  быть,
нигде никакой славы не будет.
        А  это  свое автобиографическое произведение я пишу для
вашей же  пользы,  уважаемые  землякиземляне.  Учтите,  нас  на
Земле,  по  данным  последней  переписи,  семь  миллиардов душ,
включая и мою. И из всех этих  миллиардов  пока  что  лишь  мне
довелось  побывать на другой планете. При этом сразу скажу, что
никаких  умственных,  творческих  усилий  я  к  этому  делу  не
приложил.  Устроился  в  полет  по дружеской протекции, а грубо
говоря - по межпланетному блату. И  через  это  влип  в  такую
передрягу, что еле ноги унес.
        Правда, пребывание на Фемиде натолкнуло меня на .важное
изобретение.  Но возможен был и смертельный исход. Вот тебе мой
совет, уважаемый читатель: опасайся таких блатных путешествий!

 Всегда и всюду действуй честно,
 И сам штурмуй любой редут.
 Ни блат земной, ни блат небесный
 К добру тебя не приведут!

     2.  ЗАГАДОЧНЫЙ ВЗЛОМ

        Скромность украшает мудрых. Поэтому  пока  что  отпихну
себя  на  второй  план  и  сообщу вам кое-какие сведение о моем
друге Юрке Птенчикове. Однажды, в давние времена, в нашем  доме
на  Н-ской  линии  Васильевского  острова  произошло загадочное
событие. Дом тогда еще дровами отапливался. Дров было маловато,
в квартирах было холодновато и сыровато - поэтому белье  после
стирки  сушили  на чердаке. Дверь чердачную запирали. И вдруг в
одно воскресное утро  дом  облетела  весть  роковая:  чердачная
дверь  взломана! И взлом тот был не простой, а загадочный. Сами
подумайте: дверь взломана, а все  белье,  что  сушилось,  -  в
целости.  Там  из  трех  квартир белье висело - и, представьте
себе, ни одна наволочка, ни одни кальсоны не пропали! Для  чего
тогда, спрашивается, взлом было делать?!
        Дабы  внести  в  это дело уголовную ясность, побежали в
милицию, мильтона привели. Он констатировал печальный факт: да,
замок взломан. Причем не с  лестницы,  а  с  чердака.  То  есть
кто-то  с  крыши  через  чердачное  окно проник на чердак и, не
покусившись на чужую нижнюю одежду, взломал дверь,  ведущую  на
лестницу, - и удалился. При таком повороте события все жильцы,
как тогда говорилось, опупели от удивления, весь дом загудел от
толков   и   домыслов.  Анфиса  Степановна,  старушка  из  27-й
квартиры, та даже утверждала, что это на чердаке  не  люди";  а
ангелы  побывали.  Потому  что  как  же это так: белье свободно
висит, бери что хошь,  а  они  ничего  не  тронули!  Но  прочие
обитатели  дома  логически  отвергли эту божественную гипотезу.
Во-первых, двери взламывать - это поступок, что там ни говори,
не ангельский.  Вовторых,  будь  то  даже  ангелы-распроангелы,
никакого особого благородства они не проявили тем, что белье не
уперли; ведь у них, у ангелов, свое небесное обмундирование, им
сорочек  или  там  бюстгальтеров  не  требуется.  И, в-третьих,
никаких ангелов нет, их зарубежная пропаганда  выдумала.  Через
неделю,  после  горячих  споров  и  теоретических  рассуждений,
жильцы пришли к выводу, что в этом деле явно замешана гаванская
шпана. Хулиганы тайно проникли на чердак соседнего дома, откуда
по крыше перебрались на наш чердак и совершили  взлом  дверного
замка,  дабы  быстренько  вынести все белье по лестнице и затем
забодать его  на  толкучке.  Но  в  последнюю  минуту  гаванцам
почудилось,  что  их зашухерили, и они в жуткой панике покинули
чердак, не успев совершить замышленного злодеяния. Как  видите,
уважаемый  читатель,  весь  этот вывод построен на недоказанных
домыслах. Но не будем смеяться над жильцами дома! Ведь в то, не
такое уж отдаленное, время  никто  на  Земле  еще  не  ведал  о
наличии  неопознанных  летающих  тарелок, никто знать не знал о
том, что  Земля  регулярно  посещается  иномирянами.  Знай  это
жильцы дома - у них бы хватило ума догадаться, что побывали на
их  крыше  и  чердаке  никакие  не  гаванцы,  а просто-напросто
инопланетники.
        Та чердачная сенсация - так  заполонила  умы  жильцов,
что совершенно заслонила собой другое событие. А состояло оно в
том,  что в ночь, предшествующую тому утру, когда был обнаружен
взлом, кто-то позвонил в квартиру No 25,  находившуюся  на  той
лестнице,  что  вела  на чердак. В этой однокомнатной квартирке
(бывшей швейцарской) одиноко обитала бухгалтерша ЖАКТа  Клавдия
Борисовна  Птенчикова.  Она,  естественно, была удивлена - кто
это будит ее среди ночи?! Когда она сквозь дверь спросила: "Кто
там? Чего вам надо?" - ей  никто  не  ответил.  Но  затем  она
услыхала  детский  писк  -  и  открыла  дверь.  На  лестничной
площадке стоял, аккуратно закутанный в добротную теплую одежду,
малыш; на вид ему было годика два.
        -  Подкидыш!..  Только  этого  мне  не   хватало!   -
воскликнула  тетя  Клава.  Затем  внесла  ребенка  в  квартиру,
уложила на кушетку - не оставлять же его на лестнице. И  вдруг
малыш  улыбнулся  ей, да так ласково и весело, что она мысленно
повторила: "Только этого мне не хватало!" Но  повторила  уже  в
ином,  самом  положительном  смысле.  Короче говоря, она решила
усыновить дитя, и вскоре осуществила  это,  оформив  его  через
загс на свою фамилию и присвоив ему имя Юрий.
        Родителей    своих    Клавдия   Борисовна   не   знала,
воспитывалась в детдоме, потом  окончила  бухгалтерские  курсы,
устроилась   счетоводом   в  наш  ЖАКТ,  получила  квартиру.  А
вообще-то, судьба ее не баловала. Замуж вышла поздно, да и  муж
попался  какой-то несерьезный - вскоре покинул ее ради другой,
что  покрасивше.  Красотой,  честно  говоря,  тетя   Клава   не
блистала.  Зато  блистала  она добротой своей. Если в доме кому
помощь нужна - все к  тете  Клаве  бегут.  Она  и  за  больным
поухаживает  безвозмездно,  и  обиженного утешит, и деньгами из
последних своих средств поможет. За ней не только в нашем  доме
добрая  слава  утвердилась,  но  и в соседних домах. Мало того,
слава та, по каким-то космическим каналам, и до  одной  дальней
планеты  дошла;  иначе  не  подкинули  бы  тете Клаве иномиряне
своего ребенка. Впрочем, о том, что он не  из  мира  сего,  она
знать  не  знала,  ведать  не  ведала. И даже позже, когда Юрик
признался ей, что он на Земле гость, а не хозяин,  она  ему  не
поверила,  за  выдумку сочла. А та загадочная чердачная история
произошла, когда я еще совсем маленьким был. Услыхал я об  этом
много позже, уже в мало-мальски разумном возрасте. Мне взрослые
рассказали.  Загадочный  взлом  так въелся в их память, что они
много лет спустя его переживали и пережевывали.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0596 сек.