Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Вежинов Павел - Барьер

Скачать Вежинов Павел - Барьер

Нине

   ...И все чаще подстерегает меня  по  ночам  одиночество,  прежде  такое
чуждое и непонятное мне чувство.  Оно  возникает  обычно  около  полуночи,
когда замирает все живое, утихают все шумы, кроме поскрипывания  панельных
стен, точно у коченеющего мертвеца потрескивают кости. В такие минуты меня
охватывает нелепое ощущение, будто я в разинутой пасти хищного зверя - так
явственно и отчетливо слышу я чье-то  близкое  дыхание.  Встаю  и  начинаю
нервно расхаживать по просторному холлу, служащему мне кабинетом. Спасения
нет. Чувство одиночества - не густое и липкое, а пронзительное  и  острое,
как лезвие кинжала. Оно настигает меня внезапно, пытаясь прижать  к  стене
подле дурацкой позеленевшей амфоры или фикуса,  задвинутого  в  угол  моей
домработницей.  Едва  нахожу  в  себе  силы  вырваться  из  его  тисков  и
выскакиваю за дверь, забыв погасить свет. Влетаю в лифт, спускаюсь  затаив
дыхание  с  пятнадцатого  этажа  на  первый.  Прекрасно  знаю,  что   если
застрянешь ночью  в  этом  скрипучем  катафалке,  то  скорее  умрешь,  чем
кого-либо дозовешься. Сажусь в машину, поспешно включаю мотор.  Его  тихий
рокот несравненно приятнее журчания  воспетых  поэтами  горных  потоков  и
мгновенно успокаивает меня.  Посмеиваясь  над  своей  глупостью,  медленно
трогаюсь с места. И все-таки не могу унять озноба, словно меня вытащили из
холодильника.  Поеживаясь,  открываю  окно,  чтобы  выветрилось  зловонное
дыхание зверя, преследовавшее меня до самой машины Что со мной происходит,
не пойму, наверное, после развода с женой сдали нервы.
   Шины шуршат  мягко  и  монотонно,  как  дождь.  Круто,  чтобы  услышать
укоряющий и вместе с тем ободрительный скрип тормозов, сворачиваю к аллее,
которую мы называем улицей. Фары перечеркивают темные фасады домов,  точно
проводят по ним пальцем. Далекая люстра, выхваченная их  светом,  сверкнет
на миг перед моими глазами и погаснет. Мелькнет и исчезнет  белая  тюлевая
занавеска. Но  я  уже  не  один,  со  мной  мотор.  Напрасно  поносят  это
терпеливое и непритязательное существо за то, что оно извергает смрад. Ну,
извергает, конечно, так по крайней мере делает это пристойно, а не рыгает,
как люди после кислого вина и чеснока.
   В это время открыт, пожалуй, только ночной ресторан гостиницы  "София".
Я оставил машину, как всегда, на площади и без особой решительности  вошел
в роскошный лифт. Я совсем было успокоился, и мне  уже  почти  расхотелось
идти в ресторан. Я не любитель выпить,  не  люблю  шумных  сборищ,  пьяных
болтунов, вообще богемы. И все-таки это,  можно  сказать,  моя  постоянная
среда, к ней влечет меня  инерция  повседневности.  По  натуре  я  человек
замкнутый, даже хмурый, губы у меня всегда крепко сжаты. Знаю, что вызываю
расположение, но не понимаю почему.  Похоже,  что  люди  молчаливые,  лишь
время от времени изрекающие едкий парадокс, вызывают большой интерес,  чем
записные остряки вроде тех,  какими  любила  окружать  себя  моя  жена.  Я
пересек зал, стараясь не смотреть по сторонам, и сел  за  столик  в  самой
глубине. Однако, вместо того, чтобы окончательно успокоиться, почувствовал
себя в каком-то странном вакууме.
   Заказал  белый  итальянский  вермут,  сладковатую  и  противную  бурду,
которую и пить-то не стоит. Но чем прикажете надираться  в  такой  поздний
час? Только теперь огляделся по сторонам. В этот вечер  в  ресторане  было
довольно пусто и непривычно тихо. Тишина словно въелась в красные плюшевые
занавески.  В  ее  прозрачной  паутине  бесшумно,  как  пауки,   скользили
официанты,  молчаливо  и  ловко  обслуживая  посетителей.  Это,   пожалуй,
основное  достоинство  этого  заведения,  потому  как  холодная  телятина,
которую мне подали, была жестковата. Я  выпил  еще  рюмку  вермута,  потом
чистое, с одним только кусочком льда виски.  По  телу  разлилось  приятное
тепло.
   В таких случаях воображение сразу  же  оживает  и  расправляет,  словно
готовясь взлететь, тонкие, синие, как у стрекозы, крылышки. Но на сей  раз
оно только-только зашевелилось, как один из официантов подошел  ко  мне  и
вежливо сказал:
   - Товарищ Манев, вас приглашают за длинный стол.
   Никакого длинного стола я, проходя, не заметил.
   - Кто приглашает?
   - Большой Жан.
   - Пьяный?
   - Нет, нисколечки.
   Я вздохнул с досадой. Большой  Жан  был  мой  портной.  Обижать  своего
портного, особенно если хочешь быть хорошо одетым, нельзя.
   - Скажите, что сейчас приду, - ответил я.
   Доел, не торопясь, телятину и мрачно направился  к  столу,  за  который
меня пригласили. Да, Жан действительно собрал с десяток своих  почитателей
и клиентов. Завидев меня,  он  стал  в  своем  безукоризненно  выглаженном
костюме  немыслимого  сиреневого  цвета.  Этот  человек,  с  таким  вкусом
одевавший других, совершенно не умел одеваться сам.
   - Представлять моего  гостя,  думаю,  нет  необходимости,  вы  все  его
знаете.
   Вряд ли, подумал я,  садясь  на  почетное  место  рядом  с  ним.  Я  не
эстрадный композитор,  чтобы  на  меня  с  восторгом  глазели  девушки  из
модерновых кафе. К счастью, я увидел за столом несколько более  или  менее
знакомых  физиономий,  режиссера  со  студии  мультфильмов,  барменшу   из
дневного бара. Как часто случается в последнее время, женщин было  больше,
чем мужчин, и они вовсю веселились, что-то кричали уже визгливыми от  вина
голосами. В конце концов, я сам виноват: даже острый кинжал одиночества не
так страшен, как подвыпившая, шумная и скучная компания.
   Но могло быть и хуже, если б они, скажем, были  бы  совсем  пьяные  или
спорили о машинах и футбольных матчах. Эти по  крайней  мере  толковали  о
фильмах, хотя и болгарских. Жизнь моя полна  таких  бесцельно  проведенных
вечеров и ненужных знакомств, которые иногда  обременяют  меня  годами.  Я
уставился в рюмку, стараясь не  отвечать  на  вопросы,  не  улыбаться,  не
проявлять излишнего интереса ни к кому и ни к чему.  В  общем,  смертельно
скучал. И этот вечер, наверно, бесследно  исчез  бы  из  моей  памяти,  не
случись нечто необыкновенное. Но это случилось немного позже, а  сейчас  я
сидел, изнывая от скуки, не ведая, что меня ждет. Только  иногда  украдкой
поглядывал на часы, которые  тикали  все  так  же  равномерно,  нимало  не
интересуясь  тем,  каково  мне  сидеть  в  этой  компании.  И  когда   они
подтвердили, что я  отсидел  положенное  воспитанному  человеку  время,  я
встал, извинился и ушел. Я чувствовал, что Жан не вполне доволен мной,  но
что поделаешь? Пошлю ему приглашение на премьеру в оперный театр, ведь  он
так любит премьеры.
   На улице заметно похолодало, ветер гнал низко над городом желтые рваные
тучи. Храм был словно залит густым абрикосовым соком,  купола  его  смутно
поблескивали на фоне неба. На площади не было ни  души,  если  не  считать
изваянных на памятнике,  которые,  казалось,  шествовали  навстречу  своей
извечной судьбе. Я был в одном костюме и потому поспешил сесть  в  машину.
Но, едва проехав несколько метров, я почувствовал, что за  спиной  у  меня
кто-то шевелится. Я так испугался, что остановил машину. И резко обернулся
назад, уверенный, что сейчас на меня обрушится страшный удар  -  вероятнее
всего, железной трубой, завернутой в тряпку. Ничего подобного, конечно, не
произошло - с заднего сиденья расширенными  зрачками  на  меня  уставилось
женское лицо, продолговатое, бледное, испуганное. Я не верил своим глазам.
   - Что вы здесь делаете? - крикнул я со злостью.
   Впрочем, я не столько  разозлился  на  нее,  сколько  устыдился  своего
страха. Хотя было от чего разозлиться - с какой стати  она  забралась  без
спросу в мою машину?
   - Ничего, - испуганно ответила она. - Но вы сразу поехали...
   - Зачем вы сюда залезли?
   - А вы меня не узнаете? - спросила она удивленно.
   - Да откуда мне вас знать? - ответил я почти грубо.
   Конечно,  не  в  таком  тоне  следует  разговаривать   с   молоденькими
девушками. А она и впрямь была молоденькой, лет двадцати,  не  больше,  и,
как мне показалось в тот момент, не очень опрятной, даже потасканной.
   - Мы же с вами сидели за одним столом в ресторане... И вы на меня еще с
интересом поглядели.
   Что за ерунда - с интересом! Может, и посмотрел, но только уж наверняка
думал о чем-то другом. Я вообще не люблю сшивающихся по ресторанам  девиц,
этих пиявок, которые за вечер могут высосать водки больше любого грузчика.
Да и как их разглядишь, если они вечно окутаны клубами табачного дыма!
   - Ну положим! Но это еще не причина, чтобы забираться в чужую машину.
   Злость моя прошла, осталась легкая досада.
   - Но я ждала вас, - пояснила она. - Вы же сказали, что уходите... А  на
улице очень холодно.
   - А как вы догадались, какая из машин моя?
   - Другого "пежо" не было... И дверца была не заперта.
   - Ну ладно. Зачем же вы меня ждали? Если мне позволено, конечно,  будет
спросить?
   Такая ирония вряд ли понятна подобного рода  девицам,  этим  пиявочкам,
хочу я сказать. Она только моргнула и простовато ответила:
   - Я хотела попросить вас отвезти меня домой... Уже поздно, и трамваи не
ходят.
   Ну и ну! Не такой уж глупый предлог... На такую удочку обычно клюют те,
кто помоложе или постарше меня.
   - А где вы живете?
   - Возле Центральной тюрьмы, - ответила она серьезно.
   Хорошенькое местечко! Пожалуй, это не предлог!  Туда  ночью  пешком  не
потащишься. Конец порядочный.
   - Вот что, девушка, - сказал я уже другим тоном. - Вы сами видели,  что
я выпил не одну рюмку... Как я поеду через весь город в  таком  состоянии?
Представьте, что меня остановит ГАИ!
   - Но ведь вы все равно собирались ехать на машине?! - удивилась она.
   - Собирался, но по боковым улицам, где темно.
   - Раз так, делать нечего! - ответила она покорно  и  взялась  за  ручку
дверцы.
   Позднее, когда  эта  невзрачная  и  нескладная  девчонка  неведомо  как
сделается частью  моей  жизни,  эта  ее  тихая  покорность  не  раз  будет
надрывать мне сердце.
   - Подождите! - сказал я. - Куда это вы?
   - Но раз нельзя...
   - Я вас подвезу хотя бы до стоянки такси.
   - Спасибо, не нужно.
   И вышла из машины. Увидев ее  понурую,  какую-то  неловкую  походку,  я
помимо воли выскочил за ней. Когда я нагнал девушку, она  плакала,  правда
безмолвно, но слезы ручьем текли по ее лицу. Я совсем растерялся.  Человек
я довольно хладнокровный и не слишком мягкий, но на женские слезы спокойно
смотреть не могу. Похоже, что девушка  была  не  из  тех,  за  кого  я  ее
принимал.
   - Если у вас нет денег на такси, - сказал я, - я  вам  с  удовольствием
одолжу. Не пойдете же вы ночью пешком!
   - Нет, нет! - воскликнула она. - Не нужно!
   Гордая к тому же! Если б она не плакала, я бы ее опять отчитал. Гордая,
а забирается в чужие машины!
   - Хорошо, пойдемте, я вас отвезу! - сказал я. - Пока вы  не  утонули  в
слезах.
   И сердито зашагал  к  машине.  Но  не  услышал  шагов  позади  себя.  Я
обернулся: она стояла ко  мне  спиной  и  смотрела  на  небо  так,  словно
собиралась взлететь. Мне даже почудилось, что ее вот-вот унесет  ветром  -
такой легкой и бесплотной показалась мне она.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0635 сек.