Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


2

Скачать 2

       И еще один парадокс. Огромное большинство психотерапевтов считают,
    что быть  хорошим   психотерапевтом  -  это делать все интуитивно, что
    означает  иметь  развитое  подсознание, которое все делает за вас. Так
    прямо    они об этом не говорят, так как не любят слово "подсознание",
    но они  делают  то,  что  они делают, не зная, как они это делают. Мне
    кажется, что действия, совершаемые  с  помощью  подсознания могут быть
    очень полезными и хорошими. Но, те же самые психотерапевты говорят,что

     целью психотерапии является осознанное понимание своих проблем,инсайт.
     Таким образом, психотерапеты - это группа  людей, которые  утверждают,
     что они не знают, как они делают и вместе с тем убеждены, что    един-
     ственный путь достижения чего либо в жизни- это знания того, каковы же
     соответственно проблемы человека!

     Когда я  начал  впервые исследовать  процесс  психотерапии я спрашивал
     терапевтов к какому  результату они стремятся,меняя тему разговора или
     приближясь к  пациенту и прикасаясь  к нему определенным образом, либо
     же повышая или понижая голос.Они отвечали примерно следующее: "Ах,   у
     меня  не  было  никаких особых намерений" Я  тогда говорил:"Ну хорошо.
     Давайте же тогда  вместе с вами исследуем то,что произошло и определим,
     каким же был результат"На что они   отвечали: Нам это вовсе  не нужно".
     Они считали, что если они будут делать  определенные  вещи  с    целью
     достижения определенного результата, то будут совершать что-то плохое,
     называемое "манипулированием".
         Мы считаем себя людьми которые создают   "модели".Мы предаем очень
     мало значения тому,что люди говорят, и очень большое значение тому что
     люди делают. Затем мы строим модель того,что люди делают. Мы не психо-
     логи,  не теологи и не теоретики. Мы не думаем о том, какова же"реаль-
     ность" на самом деле.Функция моделирования-создавать описания, которое
     является полезным.Если вы заметите,что мы опровергаем что-то известное
     вам из научных исследований или из    статистики,то попробуйте понять,
     что мы  предлагаем здесь просто иной   уровень опыта. Мы не предлагаем
     ничего истинного, а предлагаем только полезное.
         Мы считаем,что моделирование является успешным,если можно система-
     тически получать результат, которого достигает  моделируемая личность.
     А если можем научить еще кого-то систематически достигать тех же самых
     результатов, то  это  является  еще  более  сильным тестом на успешное
     моделирование.
         Когда я сделал свои первые шаги в  области  изучения коммуникации,
     мне случилось  попасть  на   конференцию.   В зале сидело 650 человек.
     Очень известный  человек поднялся на трибуну и сделал следующее утвер-
     ждение: "Самое важное,что  мы  должны  понять  относительно психотера-
     пии и коммуникации - это то,  что  первым  шагом является установление
     личного контакта с человеком с которым вы общаетесь".  Это утверждение
     поразило меня в том смысле,     что мне оно всегда казалось очевидным.
     Этот человек говорил еще 6 часов но не разу  не  сказал,как же устано-
     вить этот контакт. Он не указал ни  на одну специфическую вещь которую
     каждый бы мог сделать,чтобы лучше понять другого человека,или,по край-
     ней мере, создать   иллюзию,   что его понимают.
         Затем я посещал курс"активного слушания".  Нас  учили перефразиро-
     вать то, что мы слышим от человека что означает   искажать услышанное.
     В последствии мы обратились  к  изучению  того, что в действительности
     делают те люди, которые считаются "корефеями" в психотерапии. Когда мы
     сравнивали двух таких терапевтов,   как В.Сатир и М.Эриксон, то пришли
     к выводу, что по видимости трудно найти трудно найти два более различ-
     ных способов действия.По крайней мере,я более резкого различия никогда
     не видел.  Пациенты работавшие с тем и другим терапевтом, также утвер-
     ждают что получили  при  этом  совершенно различный опыт. Тем не менее
     если рассмотреть их поведение и основные стереотипы и   последователь-
     ность действий,то они оказываются сходными.В нашем понимании, последо-
     вательность действий которые они используют, чтобы  достигать, скажем,
     драматических эффектов, весьма и весьма сходны.  Делают  они одно и то
     же но "упаковывают" совершенно по разному.
          То  же  самое  справедливо  относительно Ф.Персла. По сравнению с
     Сатир и Эриксоном - у него меньше количество стереотипов действия.  Но
     когда он действует  сильно  и  эффективно, у него обнаруживаются те же

 

                                   - 6 -


     самые последовательности действий,что и у них.Фриц обычно не стремить-
     ся к достижению определенных результатов. Если кто-то прийдет к нему и
     скажет: У меня истерический паралич левой ноги", то  он не будет прямо
     стремится к определенному устранению этого симптома. Милтон же и Верд-
     жиния нацелена на достижение определен- ного результата, что мне очень
     нравиться. Когда я захотел обучаться психотерапией то попал  на  такой
     учебный курс, где ситуация была  такова: вас высаживали на необитаемый
     остров и в течении месяца  каждый день бомюандировали информацией ожи-
     дая, что так или иначе вы что-нибудь себе подберете.Руководитель этого
     практического курса имел очень богатый опыт и  умел делать такие вещи,
     котолрые не кому из нас не удавались. Но когда он говорил о том,что он
     делает, то мы отнюдь не обучались  делать это. Интуитивно, или, как мы
     говорим, подсознательно,его поведение было систематизированно,но он не
     осозновал как оно   систематизировано. Это - комплимент его гибкости и
     способности отличать полезное от неполезного.
         Например, мы очень мало знаем о том, как пораждается   фраза. Умея
     говорить, вы так или иначе создаете сложные построения из слов, но ни-
     чего не знаете о том, как же вы это делаете, и не понимаете сознатель-
     ного решения о том, какой же будет фраза. Вы не говорите себе: "Так, я
     собираюсь себе что-то сказать... С   начала я поставлю существительное
     потом прилагательное, затем глагол, а в конце наречие, чтобы знаете,по
     красивее немножко получилось". Но все таки говорите на  языке, который
     имеет синтаксис и грамматику, т.е. правила настолько же четкие и ясные
     как математические постоянные. Люди, называющие себя транформационными
     лингвистами, исстратили много государственных денег, бумаги  для того,
     чтобы определить эти правила. Они, правда,не говорят, что с ними можно
     делать, но это их не интересует. Их  совершенно не интересует реальный
     мир, и я, живя в нем, иногда понимаю почему.
         Итак, человек,говорящий на любом языке,имеет безошибочную интуицию               (языкоаую). Если я скажу: "Понять вы
     да можете идею эту",то ваше впечатление от этой фразы будет совершенно
     иное, чем если бы я сказал:"Да,вы можете понять эту идею", хотя слова,
     состовляющие обе фразы совершенно одинаковы. Что-то на подсознательном
     уровне говорит вам,что вторая фраза сформулирована правильно, а первая
     нет. Задача моделирования,  которую мы себе ставим, заключается в том,
     чтобы выробатать  подобную систему различения для вещей более  практи-
     ческих. Мы хотим выделить и показать в ясном виде то,    что одаренные
     терапевты делают интуитивно или подсознательно, и  сформулировать пра-
     вило, которое желающий может выучить.
         Когда вы приходите на семинар происходит обычно следующее. Руково-
     дитель семинара говорит: "Все, что вы  должны делать,  чтобы научиться
     тому, что я умею, как опытный коммуникатор, это прислушиваться к тому,
     что делается у вас внутри". Это верно  в том случае, если у вас внутри
     вдруг окажется то же самое, что и у руководителя.
         И мы догадываясь,что по всей вероятности этого у нас нет. Я думаю,
     что если вы хотите иметь такую интуицию, как  у  Эриксона,  Сатир  или
     Персла, вы должны пройти через период тренинга, чтобы это  приобрести.
     Если вы пройдете через такой тренинг, то можете    приобрести такую же
     интуицию,настолько же бессознательную и систематическую, как языковая.
         Если понаблюдаете за тем, как работает В.Сатир,то на вас обрушится
     огромный поток информации-о том,как она двигается,каким тоном говорит,
     как меняет тему, какие сенсорные сигналы использует, чтобы  определить
     свою позицию по отношению к каждому члену семьи и  т.д. Это невероятно
     сложная задача - проследить за всеми выделяемыми ею сигналами ее реак-
     циями на них и реакциями членов семьи на ее вмешательство.
         Мы не знаем,что делает В.Сатир с семьями на самом деле.Но мы можем
     описать ее поведение так, чтобы дать  кому-либо то описание и сказать:
     "Вот, возьмите это.  Производите такие-то действия, в такой последова-

 

                                 - 7 -


     тельности. Продолжайте до тех пор, пока эта система действий не станет
     постоянной часть вашего   подсознания, и вы  сможете вызывать такие же
     реакции, как и Сатир". Мы не проверяли наше описание на   точность или
     соответствие научным данным. Мы хотим лишь    понять, является ли ваше
     описание адекватной моделью того,  что мы делаем, работает  оно или не
     работает, можете ли использовать ту же последовательность действий,что
     и Сатир, и при этом достигать аналогичных результатов?Наши утверждения
     не имеют отношения ни к "истине", ни к тому, что "на самом деле проис-
     ходит". Но мы знаем, что наша модель поведения Сатир эффективна. Рабо-
     тая по нашим описаниям, люди научились действовать настолько же эффек-
     тивно, как и Сатир,но стиль каждого при этом оставался индивидуальным.
     Если вы научитесь говорить по французски, то все   равно выражать себя
     на этом языке вы будете по своему.
         Вы можете использовать наше сознание для того, чтобы принять реше-
     ние о приобретении определенных навыков,   которые, видимо, будут  вам
     полезны в вашей профессиональной деятельности. Используя  наши модели,
     вы можете тренировать эти навыки.После некоторого периода сознательной
     тренировки вы можете позволить новым навыкам функционировать подсозна-
     тельно. Своим умением водить машину все мы обязаны сознательной трени-
     ровке. Теперь мы можем водить машину на далекие  расстояния и не осоз-
     новать, как мы это делаем, пока какая-то исключительная    ситуация не
     привлечет нашего внимания.
         Эриксон и Сатир и все успешно работающие терапевтами уделяют   ог-
     ромное внимание тому, как человек представляет себе, то о чем говорит,
     использует эту информацию самым разнообразным   путем. Например, пред-
     ставьте, что я клиент Сатир и говорю ей: "Вы знаете, Вирджиния, как...
     мне тяжело...  ситуация моя очень тяжелая...  Моя жена...   попала под
     поезд... Вы знаете, у меня четверо детей, и двое из них   гангстеры...
     Я постоянно думаю о том, что я ... не могу  понять в чем дело".
         Я не знаю, видели вы как работает Вирджиния,но она работает очень,
     очень красиво. То, что она,делает, кажется волшебством,несмотря на то,
     что я убежден,что волшебство имеет свою структуру и может быть доступ-
     но всем вам.Одна из целей,которую она преследует,отвечая тому человеку
     - это приближение, присоединение к   этому  человеку в его модели мира
     примерно следующим образом: "Я понимаю, что у вас что-то есть, что вас
     гнетет,и вы как человек не хотите для себя тяжести,которую внутри себя
     вы постоянно ощущаете. Вы надеетесь на другое".
         На самом деле не важно, что она ему ответит, пока  она  использует
     подобные слова и тон голоса,что и пациент. Если бы тот же самый клиент
     пошел к другому психотерапевту, то диалог мог  бы  выглядеть  так: "Вы
     знаете доктор Бэндлер, мне очень тяжело. Знаете,  похоже,  что не могу
     сам с этим справиться".
         - "Я вижу это мистер Гриндер..."
         - "Кажется я сделал что-то не то, со своими детьми,но не знаю, что
     же именно. Я думаю, может быть, вы помежете мне помочь понять это".
         - "Конечно я вижу, о чем вы говорите. Сосредоточимся на  одном  из
     конкретных аспектов. Постарайтесь дать мне свою собственную точку зре-
     ния на происшедшее. Скажите, как вы видете ситуацию в данный момент.
         - "Но ... знаете ...я...я чувствую, что,что кажется не могу ничего
     ухватить".
         - "Я вижу это.Для меня важно -что стало ясным из вашего красочного
     описания - для меня важно, чтобы мы  увидели  дорогу,  по  которой  мы
     пройдем вместе".
         - "Я пытаюсь рассказать вам о том, что моя жизнь была полна  тяже-
     лейших событий. И стараюсь найти способ..."
         - "Я вижу, что   все выглядит разрушенным ... по крайней мере, это
     следует из вашего  описания. Тона. в которой вы все у меня спрашиваете
     отнюдь не веселы".

 

                                    - 8 -


         Вот  сейчас  вы сидите и смеетесь, а мы не можем даже сакзать, что
     сгустили краски по сравнению с тем, что происходит в "реальной жизни".
     На наблюдение того, что происходит в психиатрических клиниках и  амбу-
     латориях, мы потратили массу времени. По нашим мнениям, очень   многие
     терапевты путаются подобным образом.
         Мы приехали из Калифорнии, где полно электронных фирм. У нас  было
     много клиентов, которые называли себя "инженерами". Не знаю почему, но
     обычно инженеры имеют одни и теже принципы, заставляющие их прибегнуть
     к терапии. Я не знаю, почему,   но  они  приходят  и  говорят примерно
     следующее: "Знаете примерно в течении,длительного времени я чувствовал
     себя на под[еме, много достиг, но приближаясь к вершине я  оглянулся и
     увидел, что моя жизнь пуста" Видите ли вы это? То есть,видели вы, чтоб
     у человека моего возраста были подобные проблемы?
         - "Да, я начинаю схватывать суть ваших мыслей -вы хотите изменить-
     ся".
         - "Подождите минуту, я хочу попытаться показать  вам, как  я  вижу
     всю картину. Знаете..."
         - "Я чувствую, что это очень важно"
         - "Да, я знаю, что каждого человека что-то тревожит,но я хочу дать
     действительно ясное представление о том, как я аижу проблему,чтобы  вы
     смогли показать мне, что я должен знать для этого,чтобы найти выход из
     положения,поскольку,откровенно говоря, я чувствую себя очень подавлен-
     ным. Видите ли вы, как это может быть?
         - "Я чувствую,   что это очень важно. В том, что вы говорите, есть
     многое, за что можно  ухватиться.   Нужно   только  работать  над этим
     вплотную".
         - "Я действительно хотел бы услышать вашу точку  зрения".
         - "Но я не хочу,чтобы вы избегали подобных чувств.Пойдемте  вперед
     и дадим им свободно течь,  чтобы они  смыли этот ад,  который вы здесь
     изобразили".
         - "Я не вижу, чтобы это нас к чему-нибудь привело".
         - "Я чувствую,  что вы наткнулись на барьер в наших отношениях. Не
     хотите ли вы обсудить ваше сопротивление."
        Не заметили ли вы случайно стереотипа в этих диалогах? Мы   наблю-
     дали терапевтов,которые проигровали этот стереотип в течение 2-3  дней
     Сатир же действует совершенно иным путем-она присоединяется к клиенту,
     а другие психотерапевты - нет. Мы заметили у человеческих существ одну
     интересную черту. Если они замечают, что какой-то  результат действия,
     которое они имеют производить,  не  дает  результатов,   они все равно
     повторяют его. У Скиннера была группа студентов, долго   эксперементи-
     рующих с крысами в лабиринте. И кто-то однажды их  спросил: "Какова же
     реальная разница между человеком и крысой?" Не  побаясь на наблюдения,
     бихевиористы тут же решили, что для решения    этого вопроса необходим
     эксперимент. Они построили огромный лабиринт рассчитанный на человека,
     затем подобрали контрольную группу крыс, и    учили их проходить через
     лабиринт, в центре которого находился кусочек    сыра. Группу же людей
     стимулировали 50-ти доллоровой бумажкой. В  этой  части   эксперимента
     значимых различий между  людьми  и  крысами не было.  Лишь  на  уровне
     вероятности 95% обнаружили,  что  люди обучаемы несколько быстрей, чем
     крысы.
         Но действительно значительные различия появились во второй   части
     эксперимента, когда из лабиринтов убрали сыр и 50-ти доллоровые бумаж-
     ки. После нескольких попыток крысы отказались ходить в лабиринт.  Люди
     же никак не могли остановиться! Они все бегали. И даже ночью проникали
     в лабиринт с этой целью.
         Одной из мощных процедур,обеспечивающих рост и развитие   большин-
     ства областной деятельности,  является правило: если то,что вы делаете
     не срабатывает, сделайте что-либо другое.

 

                                  - 9 -

         Если вы инженер, собравший ракету и вы нажимаете кнопку, а  ракета
     не взлетает, вы меняете свое поведение ищете, какие изменения в   кон-
     струкции надо произвести, чтобы преодолеть тяжесть.
         Но в психиатрии дело обстоит иначе: если сталкиваетесь с ситуацией
     в которой ракета не взлетает, то это явление имеет определенное назва-
     ние  "сопротивляющийся клиент  " Вы  констатируете факт,  что то,  что
     вы делаете, не срабатывает, и обвиняете в этом клиента.Это освобождает
     вас от ответственности  и необходимости изменять свое  поведение. Или,
     если вы более гуманно настроены, вы"разделяете с клиентом чувство вины
     за неудачу" или говорите, что "клиент еще не готов".
         Другой проблемой в психиатрии является одного и того же  несколько
     раз.   То,   что делает Фриц и Вирджиния, делалось и до них.  Понятия,
     используемые в трансактном анализе (например "разрешение"), были   из-
     вестны еще по работам Фрейда. Интересным является то, что в психиатрии
     названия не передаются.
         Когда люди научились читать, писать и передавать друг другу инфор-
     мацию, количество знаний начало увеличиваться. Если кто-то     изучает
     электронику, то сначала он увеличивает и овладевает всем тем, что было
     достигнуто ф этой области, чтобы идти дальше и открывать при этом что-
     то новое.
         В психотерапии мы сначала полагаем,   что   человек пошел в школу,
     после  ее   окончания он начинает заниматься психотерапией - вообще не
     существует  способов  обучения психотерапевтов.   Все, что мы делаем -
     это предоставляем им клиентов, и провозглашаем, что они имеют "частную
     практику" т.е. практикуют частным образом.
         В лингвистике существует   понятие  "номинализация". Номинализация
     происходит тогда, когда мы берем процесс и описываем его  как вещи или
     явление. При этом сильно запутываем себя и окружающих, если  не  будем
     помнить, что используем, скорее, представление,  нежели  часть  опыта.
     Это явление может быть полезным. Если вы- член правительства то имеете
     возможности говорить о таких номинализациях, как например, "националь-
     ная безопасность" - люди начнут волноваться за эту   безопасность. Наш
     президент   с[ездил в   Египет и   заменил слово  империализм на слово
     приемлимый и  вот мы снова стали дружить с Египтом. Все, что он сделал
     - это заменил слово.
         Слово "сопртивление"-это тоже номинализация. Оно описывает процесс
     как вещь, не говоря о том, как он функционирует. Честный, вовлеченный,
     аутетичный терапевт из   последнего  диалога описал бы своего пациента
     как холодного, нечувственного и настоль удаленного от всех чувств, что
     он не способен даже эффективно обращаться с психоттерапевтом.   Клиент
     действительно сопротивляется.
         Клиент же пойдет искать другого   психотерапевта,   поскольку этот
     психотеоапевт нуждается в очках, он абсолютно ничего не видит.
         И конечно же они оба правы.
         Итак, заметил ли кто-либо из вас тот стереотип, о котором мы гово-
     рили, он действительно будет для нас исходным пунктом нашего движения.
         Женщина:  В последнем диалоге   клиент употребляет,   в  основном,
     визуальные слова, напрмер: "смотреть, видеть, показать,  взгляд".  Те-
     рапевт употребляет кинестетические слова: "взять, схватить,   ощутить,
     тяжелый".
         Человек, с которым вы впервые встречаетесь, мыслит по всей вероят-
     ности, в одной из трех этих систем представлений. Он может внутри себя
     генерировать визуальные образы, испытовать кинетические   ощущуния или
     говорить что-то самому себе. Определить систему    представлений можно
     обращая внимание на слова, обозначающие процессы   (глаголы, наречия и
     прилагательные), которые человек использует, чтобы описать свой  внут-
     ренний опыт. Если вы уделите этому внимание, то сможете построить свое
     поведение так, чтобы вызвать желаемую реакцию. Если вы хотите  устано-
     вить хороший контакт с человеком, вы можете использовать те же   самые
     процессуальные вопросы, что и он. Если хотите установить    дистанцию,
     можете намеренно употреблять слова из другой системы  представления, и
     это было в последнем диалоге.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1095 сек.