Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Глава 26

Скачать Глава 26

   Я стоял в метро, прижавшись  к  стеклу,  не  замечая  ничего  вокруг.
Теперь я знал, что меня уже не остановить. Теперь у меня был  конкретный
объект ненависти. Из-за Дятлова погибли Зуев, Байрамов, Петрашку, Ленька
Свиридов. Мне нужно доехать до управления, позвонить Дятлову.  Он  сразу
прибежит, чтобы меня взять тепленьким. И вот здесь я его убью. Не важно,
что и меня потом убьют.

   Зато я убью Иуду.
   Только  одному  человеку  рассказал  Ленька  обо  мне.  Дятлову.  Все
остальные были у генерала. Значит, Дятлов был единственным, кто мог меня
предать. И теперь я знал, что испытываю к  Дятлову  какую-то  особенную,
холодную ненависть.
   Я сделал несколько переходов под  землей  и  вышел  совсем  в  другом
месте, постаравшись прошмыгнуть мимо  сотрудников  милиции,  стоявших  у
выхода. Я остановил попутную машину.
   Конечно, я не сразу поехал к нашей  проходной.  Мне  нужно  было  все
подготовить. У меня оставалось  немного  денег,  и  я  купил  спортивную
кепку,  чтобы  не  бросаться  в  глаза.  Проверил  оружие  и  поехал   в
управление, остановив машину за два  квартала.  Я  пошел  к  управлению,
представляя, из какой телефонной будки я позвоню.
   Я шел, думая о своем, и  чуть  не  налетел  на  девушку.  Пробормотав
извинения, я хотел обойти ее, как услышал за спиной:
   - И вам не стыдно?
   Я обернулся. Это была та самая журналистка. Как  ее  звали?  Кажется,
Людмила.
   -  Я  не  думала,  что  в  милиции  работают  такие  прохвосты,  -  с
возмущением заявила она.
   При чем тут прохвосты? Я уже забыл, что было утром. С тех пор  прошла
целая вечность.
   - А я вам поверила, - возмущалась она, - решила,  что  вы  нормальные
люди. А вы оказались такими врунами. Я целый час пыталась найти  Кирилла
Константинова.  Или  вашего  "мурашку".  Надо  мной  смеялись  все  ваши
сотрудники.
   Я молчал.
   - Почему вы мне солгали? - негодовала она. - Мы же  договаривались  с
вашим командиром, что я не напишу без его  согласия  ни  строчки.  Зачем
нужно было воровать мою кассету, галантно провожая меня до дома.
   Зачем нужно было врать, когда я спрашивала о вашем имени.  Вы  просто
могли не отвечать, - она покачала головой. -  Теперь  я  знаю,  что  все
гадости, которые про вас рассказывают, соответствуют действительности.
   Мы стояли на освещенном месте, когда я увидел  патрульную  машину.  Я
схватил ее за руку и втянул в подъезд. Машина прошла мимо.
   - Перестаньте, - вырвала она руку, - вы делаете мне больно.
   Она повернулась, чтобы уйти.
   - Подождите, - хрипло попросил я, - вам разве ничего не рассказали? У
нас погибли товарищи, - вдруг непонятно почему  сказал  я,  глядя  ей  в
глаза.
   Она поняла, что я говорю правду.
   - Что у вас случилось? - спросила она.
   -  Убили  майора  Зуева,  капитана  Петрашку,   старшего   лейтенанта
Байрамова.
   Убили моего друга Леню Свиридова.
   Она посмотрела мне в глаза:
   - Вы хотите, чтобы я об этом написала?
   - Да, я вам все расскажу. Я вам расскажу все, как было, но сначала вы
мне поможете.
   - Надеюсь, вы не попросите прыгать с вами в окно?
   - Нет. Мне нужно, чтобы вы позвонили и позвали  к  телефону  старшего
лейтенанта Дятлова.
   - И все?
   - И все. Потом дадите трубку мне. Мы вышли на улицу, и я  показал  ей
телефон-автомат.
   - Дятлова, - напомнил я ей. Она подняла трубку и набрала номер. Долго
не отвечали, наконец она кивнула мне.
   - Старшего лейтенанта  Дятлова,  пожалуйста,  -  она  закрыла  трубку
ладонью. - Говорят, что он вышел.
   - Спросите, кто говорит?
   - Кто со мной говорит? - спросила она и, кивнув мне, быстро сказала:
   - Капитан Хонинов.
   - Дайте мне трубку, - вырвал  я  трубку  из  ее  рук.  Она  удивленно
посмотрела.
   - Сергей, - быстро сказал  я,  -  это  Никита.  Дятлов  предатель.  -
Хонинов молчал.
   - Ты слышишь, Сергей? - закричал я.
   - Сука ты, Никита, - сказал мне вдруг Сергей, - настоящая сука.  Будь
ты проклят, гад, за то, что  предал  своих  товарищей.  Я  тебя,  гниду,
из-под земли достану.
   Он бросил трубку. Я стоял с открытым ртом. Это  я  предатель?  Это  я
п-р-е-д-а-т-е-л-ь?
   У меня был вид такой убитый, что журналистка осторожно дотронулась до
моей руки:
   - Вы что, заснули?
   Я растерянно закивал головой. Потом  решительно  сунул  ей  трубку  в
лицо.
   - Держите, я позвоню еще раз. Скажите, чтобы трубку  взял  кто-нибудь
из группы Звягинцева. - Она исправно все повторила.  Я  выхватил  у  нее
трубку.
   - Кто говорит? - спросил Бессонов.
   - Миша, это я, - быстро  сказал  я,  глядя  на  часы.  Главное  -  не
говорить больше полминуты, чтобы не засекли.
   - Ты где?
   - Это не важно, что у вас случилось? Где Сергей?
   - Он вышел. Как тебя найти? У нас здесь все тебя ищут!
   - Потом расскажу. Я  позвоню  через  час.  Предупреди  ребят.  Дятлов
предатель. Ты меня слышишь? Дятлов предатель.
   Бессонов молчал. И этот тоже молчит.
   - Ты слышал, что я сказал?
   - Слышал. Влад не предатель.
   - Он подставил всех нас. Он нас всех предал! - истошно закричал я.
   - Его убили полчаса назад, - сухо сказал Бессонов, - скажи, как  тебя
найти?
   Я не поверил. Но полминуты истекли, и я повесил трубку. Дятлов убит.
   Значит, его хозяева решили, что он сыграл свою роль,  и  убрали  его.
Собаке собачья смерть. А если это не он? Тогда почему его убили?
   - У вас есть деньги? - спросил я Людмилу, которая смотрела  на  меня,
ничего не понимая.
   - Немного есть.
   - Давайте, - протянул я руку.
   - Сначала вы воруете мои кассеты, а  потом  требуете  моих  денег,  -
возмутилась она. Но все-таки достала кошелек.
   - Идемте. Нам нужно еще раз позвонить, - увлек я ее, поднимая руку.
   В машине мы сидели рядом. Она посмотрела на меня:
   - Вы в каком-то  лихорадочно-возбужденном  состоянии.  Вам  никто  не
говорил, что больным лучше не  выходить  на  работу?  У  вас,  по-моему,
высокая температура.
   - У меня нет температуры, - покачал я головой, но сильно закашлял.
   Кажется,  я  действительно  простудился.  Я   назвал   адрес   улицы,
находившейся на полпути между центром и ее домом. Как раз там  машина  и
остановилась. Молодой водитель с интересом смотрел на Людмилу.
   - Подожди здесь, - сказал я, протягивая  ему  двадцать  тысяч  из  ее
денег.
   И снова потащил ее к телефону. На этот раз она просто сказала:
   - Кого-нибудь из группы Звягинцева. Я взял трубку. Это был Маслаков.
   - Что у вас случилось? - спросил я.
   - Дятлов убит, - сухо сказал Маслаков,  -  а  нам  сообщили,  что  ты
застрелил у метро своего друга Леонида Свиридова и скрылся.
   - Нет, - закричал я, - это не так! Я его не убивал!
   В трубке что-то щелкнуло и замолкло. Нас просто прервали, не дав  мне
ничего рассказать.
   - Господи, - сказал я, прислонившись к телефонной будке, - Господи.
   - Вам плохо, - сказала она, - идемте в машину. Сидя в  автомобиле,  я
смотрел в окно, уже не соображая, что происходит. Она заплатила водителю
и посмотрела на меня. Я пожал плечами.
   - Они обвиняют вас в предательстве? Наверно, у  меня  в  глазах  была
такая мука, что она дрогнула.
   -  Идемте  со  мной,  -  предложила  она,  -  вы  больны.  Вам  нужно
успокоиться.
   Я покорно вылез и пошел за ней. Уже в лифте я почувствовал, что  щеки
у меня действительно горят. А когда мы вошли в ее квартиру,  я  чуть  не
свалился на пол. Она буквально оттащила меня к дивану.
   - Сейчас я дам вам аспирин, - пообещала она. У меня плыла голова.
   Значит, меня обвинили в убийстве Лени Свиридова. Маслаков сказал, что
я убил Леню у метро.  Но  мы  договаривались  с  Ленькой  встретиться  у
вокзала. Почему Маслаков сказал, у метро?  Леню  действительно  убили  у
метро, но я ведь просил передать им обо всем. Значит, Дятлов не передал.
Значит, он предатель. Все-таки я был прав. Он сукин сын. Но почему тогда
ребята считают меня предателем?
   Неужели они верят, что я мог убить Леньку Свиридова?
   Я  очнулся,  когда  увидел  Людмилу,  протянувшую  мне  лекарство.  Я
благодарно кивнул.
   - Я сейчас уйду.
   - Сидите, - строго сказала она, - в таком состоянии вам лучше  никуда
не уходить.
   Почему они решили убрать Дятлова? Он ведь мог принести им  еще  много
пользы. Они могли подставить его, чтобы выманить меня  и  подполковника.
Почему они его убили? А может, не они? Может, Дятлов и не предатель?  Он
им ничего не рассказал о моей встрече со Свиридовым. Из слов Маслакова я
это понял. Значит,  он  настоящий  предатель.  Почему  он  не  рассказал
ребятам о том, что ему сказал Свиридов?
   - Вам уже лучше? - спросила Людмила, внося поднос с  двумя  стаканами
чая. Она успела переодеться  и  теперь  была  в  джинсах  и  в  каком-то
необъятном пуловере дикого ярко-красного цвета.
   - Да, спасибо, - я закрыл глаза. Был бы на моем месте Михалыч, он  бы
давно все понял. А у меня не хватает ни опыта,  ни  знаний.  Почему  они
убрали  Дятлова  в  самый  нужный  момент?  Он  ведь   им   был   нужен.
Получается... получается, что он не предатель.
   Я даже застонал от этой мысли. Если бы он работал на другую  сторону,
его бы ни за что не убили. Ему бы обязательно дали  шанс  выманить  нас.
Значит, он не предатель. Тогда почему его убили? Он сидел  в  управлении
на телефонах.
   Леонид рассказал мне, что, когда  всех  вызвали  к  генералу.  Дятлов
остался один.
   Именно тогда ему все и рассказал Свиридов. Он  ему  все  рассказал  и
поехал на встречу со  мной.  А  Дятлова  вызвали  к  генералу.  Там  он,
конечно, ничего не мог рассказать. А когда  они  вернулись,  то  Дятлова
кто-то убил, а за Леней была организована слежка. Зачем  же  им  убивать
своего человека? Я схватился за голову. Я все понял. Какой кретин я был,
Господи, какой ублюдок. Я подозревал своего товарища.  Сережа  правильно
сказал, что я гнида. Значит, Дятлова убрали, чтобы он  не  успел  ничего
рассказать другим. И сразу поехали брать меня у Рижского  вокзала.  Ведь
если бы Дятлов был их человеком, он бы спокойно ждал, когда меня возьмут
и все будет в порядке. Даже после смерти Лени им нужен был осведомитель.
Обязательно нужен, пока они не найдут Звягинцева, который самый  опасный
среди нас. И самый опытный.
   Теперь я примерно представлял себе, как все это было. В нашей  группе
не знали о том, что  именно  я  сказал  Свиридову,  но  Леня  успел  все
рассказать Дятлову. Если Дятлов предатель, он бы не стал  никому  ничего
рассказывать, а спокойно сидел бы в группе, обвиняя меня в предательстве
и смерти Лени. Но его самого тоже убрали. Значит, он  успел  рассказать.
Он рассказал не всем, только одному из оставшихся четырех ребят. Одному.
Который и оказался тем самым сукиным сыном. Этот предатель все рассчитал
правильно. Он убрал Дятлова, чтобы тот не успел рассказать обо мне  всем
остальным. Убил его, чтобы никто не знал о том, что  произошло  с  нашей
группой. Как же я  сразу  не  догадался?  Дятлов  получил  от  Свиридова
информацию и фамилию полковника Баркова. Того самого,  который  приказал
взорвать квартиру Метелиной. Его имя никто не должен был знать. И  когда
Дятлов попытался рассказать об этом, его  убрали.  Его  убил  кто-то  из
наших. Один из тех, кому он доверился. И этот убийца знал имя Баркова.
   Теперь я не сомневался, что один из оставшихся  четверых  и  был  тем
самым предателем. Прости меня, Влад, я плохо о  тебе  подумал.  Это  все
сегодняшний проклятый день. Прости меня, дорогой.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0973 сек.