Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Глава 21

Скачать Глава 21

   Я сразу дал сильный газ, когда Михалыч втянул тело Иона в машину.  Во
время войны о таких, как Петрашку, слагали песни  и  награждали  высшими
знаками отличия посмертно. По существу, он спас командира, прикрывая его
своим телом.

   Видимо, оставшиеся у дома нападавшие в первый момент растерялись,  но
потом я увидел в зеркале, как за нами едут сразу два автомобиля, которые
быстро нас догоняли.
   - Сворачивай с  дороги,  -  крикнул  Звягинцев,  тоже  увидевший  эти
машины, - мы не сумеем от них оторваться на трассе, мощности  мотора  не
хватит.
   Я сразу повернул направо, на боковую  улочку.  Михалыч,  как  всегда,
прав.
   У них "БМВ" и "фиат". А у нас допотопная  модель  "волги",  хотя  сам
автомобиль довольно новый. Но с "БМВ" состязание он не  выиграет  -  это
точно. Я несколько раз сворачивал, чтобы они теряли свое преимущество на
поворотах. Прохожие в ужасе разбегались.
   - Как Ион? - крикнул я во время одного из таких поворотов.
   - Убит, - мрачно ответил Михалыч, - дай мне  твой  пистолет,  у  меня
кончились патроны. Может, я все-таки остановлю этих ублюдков.
   - Вы же ранены, - крикнул я ему.
   - Ничего. Пуля прошла навылет. Я могу держать пистолет. Бросай!
   - У меня осталось всего четыре патрона, - предупредил я его.
   В разбитые окна врывался ветер, было довольно холодно. На этой  улице
некуда было сворачивать. Сзади послышалась автоматная очередь.  Они  нас
снова догоняли.
   - Стреляйте, - попросил я подполковника, - они нас догоняют.
   Не думал я, что доживу до такого. Подполковник встал, как в кино,  и,
не обращая внимания на автоматную  очередь,  сделал  четыре  выстрела  в
"БМВ".
   Заскрежетали тормоза. Автоматная очередь прекратилась,  и  машина  на
полном ходу врезалась в соседний дом. Раздался страшный удар,  крики,  а
потом взрыв. Машина загорелась, перекрывая узкую улицу.
   - Попал, - сполз на сиденье подполковник. Я еще раз свернул в улочку.
   - Едут? - спросил Михалыч мрачно. Я посмотрел в зеркало:
   - Оторвались.
   - Хорошо. А то у нас на двоих два пустых пистолета.
   - У Иона должен быть пистолет. Подполковник перевернул  тело  Иона  и
достал пистолет. Вытащил обойму и проверил патроны.
   - Полная обойма, - выдохнул он, - пусть теперь попробуют сунуться.  -
Он достал несколько патронов и переложил в мой магазин, возвращая мне.
   - Держи свой пистолет, Никита. Ты сегодня просто молодец.
   - Куда поедем? На работу? - спросил я подполковника.
   - Нет. Они нас будут ждать там. Живыми в здание мы не войдем. А  если
войдем, нас убьют. У нас в группе кто-то их информирует.
   - Там  их  осталось  пятеро,  -  напомнил  я  командиру,  -  Хонинов,
Маслаков, Бессонов, Дятлов, Аракелов. Вы  думаете,  кто-то  из  них  мог
предать?
   - Уверен. О фотографиях никто не знал. А  Панкратов  позвонил  мне  и
спросил о них. И ему об этом сказал  первый  заместитель  министра.  Сам
Александр Никитич. Ты понимаешь, на  каком  уровне  идет  игра?  Нас  не
пустят живыми дальше приемной, Никита.
   - Что делать?
   - Нужно бросить машину. И придумать, что делать с телом Иона.  Нельзя
его так оставлять. Они сейчас будут искать нашу машину по всему  городу,
чтобы заставить нас замолчать.  Нужно  въехать  в  какой-нибудь  двор  и
бросить машину.
   Черт возьми, если бы Горохов был на месте, я бы ему позвонил.
   - Вы ему верите? Он же нас обманул.
   -  Мы  же  не  знаем,  почему  он  так  сделал.  Нам   сейчас   важно
продержаться, Никита, немного продержаться. Найди глухой двор и  въезжай
туда.
   - Ас Ионом как?
   Михалыч помолчал, потом решительно сказал:
   - Вызовем "скорую помощь". И милицию. Как будто это обычное  дорожное
преступление. Они на такое  не  рассчитывают.  Одному  из  нас  придется
остаться здесь, чтобы проконтролировать всю ситуацию. Потом связаться  с
нашей группой. А второй должен найти Горохова и все ему рассказать.
   - Вы хотите рассказать ему? - не поверил я.
   - Он единственный человек, который  почти  полностью  в  курсе  всего
происходящего. Я должен его найти.
   - Тогда решено. Вы едете искать Горохова, а я остаюсь у машины и  жду
"скорую помощь", - выдохнул я, уже въезжая во двор.
   - Все правильно, Никита.  Еще  одна  просьба:  если  не  вернусь,  вы
найдете Иуду и сделаете так, чтобы об этом узнали и другие.  Не  доверяй
начальникам. Они за лишнюю  звездочку  и  за  свое  кресло  мать  родную
продать готовы. Прощай. - Он наклонился  и,  поцеловав  Иона  в  голову,
вылез из автомобиля.
   Я вышел вслед за ним и видел, как он идет по  двору.  Сердце  у  меня
щемило, словно я чувствовал, что вижу  его  в  последний  раз  в  жизни.
Звягинцев ушел, а я,  оставшись  один  и  не  обращая  внимания  на  уже
собравшихся вокруг машины мальчишек, достал брезент и укрыл  тело  Иона.
Он лежал на заднем сиденье и словно спал. Я поправил его  форму.  Прости
меня. Ион. Не думал я, что мне тебя отпевать придется.
   Я пошел к телефонной будке звонить в "скорую помощь" и в милицию.
   Врачам я сказал, что здесь мертвый  человек.  А  в  милицию  позвонил
через минуту и сообщил, что произошло убийство. Убит офицер милиции  Ион
Петрашку. Подумав немного, я еще раз позвонил в  милицию,  на  этот  раз
прямо в МУР, и сообщил, что на  Ленинградском  проспекте  в  перестрелке
убит офицер ФСБ майор Валерий Шурыгин.
   Это мой подарок нападавшим. Пусть попробуют за несколько минут убрать
трупы и смыть пятна крови. Я уже не  говорю  о  десятках  свидетелей.  А
исчезнувший Шурыгин будет лучшим доказательством моих слов.
   Ждать мне пришлось достаточно долго. Эти машины "скорой помощи" стали
ездить, как наши старые троллейбусы, медленно, с  остановками  и  не  по
расписанию. Наконец врачи приехали, я хотел объяснить, что произошло, но
в этот момент приехала и родная милиция.
   Я стоял в толпе и смотрел, как  грузят  тело  Иона  Петрашку,  нашего
боевого товарища. За сегодняшний понедельник мы  потеряли  троих  ребят.
Хотя я не правильно считал. Мы потеряли  четверых.  Один  из  оставшихся
членов нашей группы был Иудой, который нас предавал, и поэтому я считал,
что мы потеряли и его. Если бы я знал, кто из ребят был этим предателем.
   Я запомнил номера автомобилей и пошел звонить  в  управление.  Теперь
нужно было придумать, как связаться с нашими. Я решил позвонить Леньке в
уголовный розыск. Он к этому времени должен был уже вернуться на работу,
рассудил я, набирая его номер. Он сразу меня узнал.
   - Никита, это ты? Что случилось? - спросил он тревожно.
   - Слушай меня внимательно, Леня, - нервно сказал я, - и не перебивай.
   Нашу группу кто-то все время подставляет. Только что был убит капитан
Ион Петрашку. Сейчас ты пойдешь в нашу группу и сообщишь  об  этом.  Его
увезла машина "скорой помощи", с ними была местная  милиция.  Запиши  их
номер. Или лучше запомни.  Передай,  что  Шурыгин  убит.  Запоминай  все
фамилии точно. Скажи - майор Шурыгин убит.
   - Ясно, что-нибудь еще?
   - Передай, что ему приказал полковник Барков. Полковник ФСБ Барков.
   Скажи, что Метелину спрятали сотрудники ФСБ на явочной  квартире.  Мы
ее достать не смогли.
   - А как ты?
   - Я пока в порядке. Будь  осторожен,  наши  телефоны  прослушиваются,
может быть, и в комнатах установлены "жучки". Поэтому говорите обо  всем
в коридоре.
   - Понял!
   - Скажи,  что  о  фотографиях  знал  Александр  Никитич,  наш  первый
заместитель министра. Информация идет к нему и дальше. А куда именно, мы
не знаем.
   - Попал ты в историю, - сочувственно сказал мне Леня.
   Я ничего не ответил.
   - Леня, нам нужно обязательно встретиться, - сказал я в заключение, -
лучше, если ты приедешь за мной. Я буду на  Рижском  вокзале  через  два
часа.
   Только не говори этого у нас в группе.
   Я уже собирался положить трубку, когда вспомнил и добавил:
   - Если спросят о подполковнике, скажи, что он  поехал  на  встречу  с
Гороховым.
   - С нашим Гороховым? - быстро спросил Леня. - Он в больнице.  Полчаса
назад сообщили,  что  он  попал  в  автомобильную  аварию.  Он  в  нашем
госпитале.
   Врачи подозревают сотрясение мозга. - Я опустил трубку. Только  этого
нам не хватало.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1193 сек.