Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Глава 19

Скачать Глава 19

   Прошло четыре дня, а розыски Гранделя и Пьязенны не принесли  никаких
результатов. Пери стал ворчливым и нетерпеливым,  что  случалось  с  ним
редко. Правда, он получил подкрепление в лице своего третьего инспектора
Траше.  После  двухмесячного  лечения  в  госпитале  -  его   ранили   в
перестрелке с бандитами - Траше приступил к работе.

   - Если Грандель с этим бывшим жокеем  удрали  за  границу,  мы  можем
закрыть наш отчет о деле Мажене-Гранделя кратким примечанием:  "Виновные
будут найдены на  том  свете  и  понесут  заслуженное  наказание.  Такие
простофили, как мы, неспособны выловить их здесь", - язвительно  заметил
Пери на совещании со своими инспекторами.
   - Я знаю о деле только из протоколов,  -  спокойным,  бодрым  голосом
сказал Траше, - но я убежден, что не только мы, но и  Де  Брюн  начинает
нервничать.
   - Почему? - спросил Пери.
   - Предположим, Грандель еще жив,  тогда  он  чрезвычайно  опасен  для
него.
   - Ну, а если он уже лежит в земле? - возразил Ситерн тихо, будто речь
шла не о Гранделе, а о близком родственнике.
   - Кроме него есть кому дать  показания  против  Де  Брюна,  -  сказал
Фонтано. - Эрера Буайо. Пьязенне также кое-что известно,  и  не  следует
сбрасывать со счетов бывшую любовницу Табора. Я  бы  уже  выжал  из  нее
показания.
   - Конечно, перед тобой не устоит ни одна баба, и как только я мог  об
этом забыть, ты... ты, "неотразимый любовник"! - взорвался Пери.
   Все ухмыльнулись, а Фонтано, которого  прежде  никогда  не  подводило
остроумие, лишь пролепетал в свое оправдание, что он криминалист,  а  не
обольститель глупых гусынь с миллионами. На это Пери сухо возразил,  что
успеха от кухарок и нянек  добьется  любой,  для  этого  государство  не
должно выплачивать по пятьдесят франков в день.
   - А если Грандель жив, - упорно настаивал Траше, - то Де Брюн  должен
чувствовать  себя  так  же  неуютно,  как  и  мы  при  мысли,  что  наше
расследование не даст никаких результатов. Некоторое  время  Пери  молча
смотрел на него и о чем-то размышлял.
   Траше было уже далеко за тридцать; с узким лбом и приплюснутым носом,
он походил на боксера-тяжеловеса. Глядя на него,  трудно  было  сказать,
что это очень интеллигентный человек, читавший больше, чем все остальные
инспектора вместе взятые. Он был  помолвлен  с  медицинской  сестрой,  и
ничто  не  было  ему  так  противно,  как  легкомыслие  и  ветреность  в
отношениях с женщинами. Он искренне верил  в  Бога  и  не  пропускал  ни
одного торжественного богослужения. Коллеги, которым было известно,  что
его перевели из  Тулузы  в  Париж  благодаря  протекции  дяди,  депутата
парламента, поначалу не очень-то жаловали его. Но вскоре усердие  Траше,
и прежде всего добрый нрав снискали ему всеобщее расположение.
   - Может быть, вы и правы, Траше, - произнес, наконец, Пери. -  И  что
же из этого следует?
   - То, что мы можем использовать Гранделя как приманку для  Де  Брюна,
сказал Траше.
   - Точно.
   - Ну, а как ты себе это представляешь? - поинтересовался Ситерн.
   Зазвонил телефон. Пери снял трубку.
   Неожиданно его лицо стало серьезным.
   Траше, собиравшийся было ответить Ситерну, замер на полуслове.
   - Хорошо, я приеду, - сказал наконец Пери и медленно  положил  трубку
на рычаг. - Ну, как вы думаете, кто это был?
   - Де Брюн? - предположил Ситерн.
   Пери кивнул.
   - Он хочет поговорить с вами? - нетерпеливо спросил Траше.
   - Он сказал, что со мной хочет поговорить Авакасов. Но я  уверен,  он
сам примет меня.
   - Следовательно, он еще не разыскал Гранделя.
   - Выходит - так.
   - На вашем месте, шеф, я взял бы  с  собой  чемоданчик,  -  отважился
наконец заговорить Фонтано. - Не  иначе  он  собирается  предложить  вам
кругленькую сумму на вдов и сирот  полицейских,  убитых  при  исполнении
служебных обязанностей. Для чего же еще вы ему нужны?
   - На этот раз, Фонтано, ты можешь оказаться прав, -  улыбнулся  Пери.
-Я удивляюсь лишь одному: почему умные мысли посещают тебя,  лишь  когда
ты шутишь и ни разу - во время серьезного расследования?
   - Ваша мудрость, шеф, подавляет меня. - Заметив, что Пери  больше  не
сердится на него, Фонтано  вновь  пришел  в  хорошее  настроение.  Затем
добавил: - Траше прав, утверждая, что живой Грандель представляет для Де
Брюна постоянную опасность. А что, если этот славный антиквар, очевидно,
один из главных агентов Де Брюна,  пустился  в  бега,  прикарманив  пару
фунтов героина? Это ведь не одна сотня тысяч франков!
   - Может быть и так.
   - А теперь, шеф, выслушайте, пожалуйста, меня спокойно, только крепче
держитесь за стул.
   - Не болтай чепуху, говори по существу!
   - Признаюсь, с внучкой этого бомбового короля я слишком громко бил  в
литавры и барабаны, короче,  я  с  треском  провалился.  Но  это  только
потому, что Ламбер опередил меня. Чем больше дерзостей  он  кидал  ей  в
лицо, тем больше пылало ее сердце, а когда он кончил свою речь  и  гордо
удалился, в ней загорелся настоящий огонь. Итак...
   - Пожалуйста, короче, - приказал Пери.
   - Не исключено, что Ирэн, чтобы снова помириться с Ламбером,  все  же
поговорила со своим дедушкой. И не без успеха. Если  это  так  и  старик
серьезно отчитал Де Брюна, то потемки, в которых мы до сих пор блуждали,
осветит слабый луч.
   -  Хорошо  бы,  -  сказал  Ситерн,  -  тогда  ситуация  принципиально
изменится. Трудно схватить крысу, которая залезла в  свою  нору.  Совсем
иное дело, когда она из нее вылезет. - Он печально склонил голову, будто
глубоко скорбел о печальной судьбе бедной крысы.
   - Ладно, не будем гадать,  подождем,  что  скажет  Де  Брюн.  -  Пери
закончил совещание.
   Инспекторы поднялись, но он жестом остановил их.
   -  Вы  двое,  Фонтано  и  Траше,  поедете   со   мной.   Мы   возьмем
пуленепробиваемую машину. А ты, Эдмонд, - обратился он к Ситерну,  -  до
нашего возвращения останешься здесь и, если узнаешь какие-нибудь новости
о Гранделе или Пьязенне, сообщишь нам по селекторной связи. Все ясно?
   - Нет. - Фонтано энергично покачал головой.  -  Неужели  вы  думаете,
шеф, что Де Брюн осмелится поднять на вас руку?
   - В "монастыре" Авакасова шестьдесят помещений,  -  спокойно  пояснил
Пери, - и охраняется он людьми Де Брюна строже, чем тюрьма особо опасных
преступников. Если один из них случайно обнаружит  меня  в  каком-нибудь
углу, где имеет обыкновение бывать Авакасов, заподозрит во мне убийцу  и
пристрелит, потому что я - как покажут под  присягой  пятеро  свидетелей
первым схватился за оружие, что тогда?
   - Тогда возьмите хотя бы нас с собой.
   - Де Брюн недвусмысленно дал понять, что я должен прийти один. И я не
хочу упустить шанс поговорить с этим парнем. - Решение  за  вами,  месье
Пери, - несколько официально сказал Траше, мы лишь выполняем приказ.  Но
мне это дело не по вкусу.
   - Согласен, - сказал Пери. - Но государство  платит  мне  не  за  то,
чтобы я  зажигал  по  вечерам  уличные  фонари.  Кроме  того,  жалование
назначено мне из такого расчета, чтобы  моя  молодая  вдова  могла  жить
безбедно.
   Это был юмор висельника, и ни  у  кого,  кроме  Пери,  он  не  вызвал
улыбку.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0948 сек.