Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Глава 13

Скачать Глава 13

   Пери сидел в кабинете и  пристально  разглядывал  дыру  от  гвоздя  в
стене. Год назад он вбил его, чтобы повесить игрушечного паяца, которого
купил в магазине. Смешная игрушка оживляла казенную обстановку кабинета.
Пери, улыбаясь, дергал иногда потешного человечка за  веревочку,  и  тот
выделывал забавные фигуры, будто  танцевал.  Какая-то  уборщица  стянула
паяца, по-видимому, для своего сынишки или внука.

   Теперь, глядя на дырку в стене, Пери закипал от ярости.
   Его  шеф  Фюшон,  которого  он  терпеть  не  мог  за  пристрастие   к
политическим интригам и полное незнание дела,  вызвал  Пери  и  попросил
доложить  о  ходе  расследования  несчастного  случая  с  Мажене.  Фюшон
держался с ним подчеркнуто любезно,  как  несколько  дней  назад,  когда
задним числом сообщил ему об освобождении Гранделя.
   - Мне кажется, мой дорогой,  вы  разрабатываете  ложные  версии,  это
тормозит вашу работу, иначе вы продвинулись бы значительно дальше,  -  с
умным видом прогнусавил  Фюшон.  -  Во  всяком  случае,  я  советую  вам
подальше держаться  от  предположений,  которые  могут  привести  вас  к
неудачам, как в случае с Гранделем. Вам известно, что на следующий  день
после его ареста пресса весьма нелестно отозвалась о нас? - И, помолчав,
прибавил: - Вам следует серьезно заняться  Ламбером.  Держу  пари,  этот
парень причастен к смерти Мажене больше, чем кто-либо другой.
   Пери стиснул зубы, чтобы не высказать Фюшону все, что о  нем  думает.
Решение раскрыть убийство Мажене еще более окрепло в нем. Он  достаточно
долго прослужил в уголовной полиции, поэтому сейчас понимал: дело  имело
закулисную сторону, куда заглядывать было опасно. Но он, черт побери, не
Фюшон и не собирался делать карьеру его методами.
   Было уже восемь, и большинство кабинетов на набережной  Орфевр  давно
опустело, лишь в нескольких окнах еще горел свет, но Пери по-прежнему  в
раздумье разглядывал стену. В ожидании сведений о Гранделе из Интерпола,
он перебрал в уме множество вариантов, наконец  около  девяти  поступило
сообщение. Пери ждало разочарование.  Интерполу  также  ничего  не  было
известно о Гранделе.
   И материал, собранный Ситерном о Пьязенне и Веркруизе,  не  продвинул
дела. Веркруиз, заключавший мелкие комиссионные сделки  на  антиквариат,
не имел столкновений с полицией. Список судимостей Пьязенны был длинным,
он неоднократно сидел за кражи со взломом,  однако  с  момента  убийства
жены, которое так и осталось нераскрытым,  Пьязенна  не  был  замечен  в
нарушении закона.
   Больше всего Ситерн разузнал о Ламбере. Он  был  внебрачным  ребенком
священника, изучал право, затем начал  работать  судебным  репортером  в
одной из парижских газет. Но вскоре он поссорился со своим начальством и
по договору с другой газетой переселился в Соединенные Штаты.  В  Чикаго
ему удалось проникнуть в преступный мир,  и  его  репортажи  тех  лет  о
связях  политиков  и  бизнесменов  с  мафиози  вызывали   сенсацию.   По
возвращении на родину Ламбера приняли на  должность  ведущего  репортера
"Всемирного обозрения",  которое  выпускал  Мажене.  Однако  между  ними
произошла  серьезная  стычка  из-за  статьи,  которую  Мажене  отказался
публиковать.  Другой  причиной  их  раздора  была  приятельница  Мажене,
ставшая любовницей Ламбера.
   - Ты  проверил,  где  он  находился  вечером  одиннадцатого  октября?
спросил инспектора Пери.
   - По его словам, у любовницы своего шефа, чтобы помочь  ей  скоротать
долгие, томительные часы в ожидании любовника. Он, разумеется, выражался
намного крепче и циничнее. - Ситерн прискорбно покачал  головой:  -  Так
или иначе, сказанное им невозможно проверить. Если  любвеобильная  особа
откажется от своих прежних показаний, у нас нет оснований для  обвинения
Ламбера.
   - Я еще раз допрошу эту девицу, - решил Пери.
   Ситерн сморщился, будто от зубной боли.
   - У меня такое впечатление, что и Ламбер идет по  следу,  на  который
напали мы.
   - Одно не исключает другого, - изрек Пери. -  Наоборот.  Предположим,
Ламбер,  несомненно  пронырливый  парень,  узнает  о  каких-то  делишках
Гранделя, дает материал Мажене, а тот боится его публиковать. Он, хоть и
любит затрагивать в  своем  "Всемирном  обозрении"  пикантные  темы,  не
допускает на его страницы ничего, что грозило  бы  серьезным  скандалом.
Мажене говорит: "Вы сошли с ума, Ламбер", -  сам  же  тайно  информирует
тех, кого напрямую затрагивают разоблачения Ламбера.
   Ситерн сложил губы трубочкой, точно собирался свистнуть. С печальным,
как у таксы, лицом он заметил:
   - Если все обстоит именно так, то наш  дорогой  префект  Фюшон  может
оказаться прав. Жаль, конечно, но убийство есть убийство.
   Пери ничего не сказал. Он  отпустил  Ситерна  и  еще  раз  просмотрел
донесения, лежавшие перед ним на столе. Он хотел  уже  закрыть  папку  с
делом и отправиться домой, когда в кабинет ворвался Фонтано с  известием
об убийстве Табора.
   Телефон Ситерна был занят. Пери догадался, что его друг, обычно сразу
после  звонка  бравший   трубку,   видимо,   увлекся   своим   хобби   -
приготовлением особенно тонких кулинарных блюд. Чтобы неожиданный звонок
не помешал ему в этот ответственный момент, он просто снимал  телефонную
трубку.
   - Итак, вызови машину, мы поедем к нему и устроим военный совет прямо
на кухне, - решил Пери.
   - Надеюсь, сегодня у него не  будет  этой  сицилийской  шайки  обжор,
добродушно проворчал Фонтано. - Всякий раз, когда я еду к нему,  надеясь
набить свой живот изысканнейшими блюдами, эта  банда,  оказывается,  уже
все сожрала. О, да здравствует кровная месть!
   Опасения Фонтано оправдались.
   Папаша Бенутти, мамаша Бенутти и восемь сорванцов  Бенутти  -  соседи
Ситерна по этажу - сидели в кухне за большим столом, а  хозяин  в  белом
поварском колпаке, сияя от счастья, смотрел, как они ловко, один быстрее
другого накручивают на вилки и так же быстро отправляют в рот  спагетти,
приготовленные Ситерном по старинному неаполитанскому рецепту.
   - Мастер, дозволь хотя бы облизать кастрюльку, - с  тоской  в  голосе
попросил Фонтано.
   - Я приготовлю для вас нечто особенное, - пообещал Ситерн. -  У  меня
еще есть кусок телячьего филе...
   -  Приготовься  к  тому,  что  в  ближайшие  дни  будешь  есть   одни
бутерброды, - сказал Пери. - Они убили Табора.
   Не переставая благодарить, семья Бенутти наконец ушла, и лишь сеньора
Бенутти,  пышная,  темноволосая  женщина,  осталась,  вымыть  посуду   и
прибрать в кухне.  Тем  временем  Пери  и  оба  инспектора  обсуждали  в
гостиной план действий на ближайшие дни.
   - Один из нас должен немедленно отправиться  в  Клинкур.  Туда  можно
добраться за три часа. Какие будут предложения?
   Ситерн нерешительно кашлянул.
   - Понятно, тебя, Эдмонд, я не пошлю, - успокоил его Пери. - Эту Леору
Дессон необходимо серьезно взять в оборот, для этого ты не годишься.
   - Леора, неплохо звучит. - Фонтано мечтательно прикрыл глаза. -  Шеф,
что, если вы отправите туда меня?
   - Я сам поеду, а ты не спускай глаз с Гранделя!
   - Сказать-то просто, - тяжко вздохнул молодой инспектор. -  Но  я  со
скорбью думаю о наших старых рыдванах, из которых больше двух  сотен  не
выжать, поэтому заранее предвижу фиаско.
   - Если это произойдет, ты у меня целый месяц будешь дежурить в ночную
смену и твоя новая пассия - секретарша Расто, не так ли? -  найдет  себе
другого приятеля.  Эдмонд,  займешься  Пьязенной.  В  его  отношениях  с
Гранделем не все чисто. Антиквар обращается с ним как со своим рабом,  а
тот почему-то покорно все сносит. Не забудь также про старого Веркруиза.
Мне кажется, он что-то скрывает.
   - Не забывай, - возразил Ситерн, - этот Веркруиз, какими бы делишками
ни занимался, - потомственный дворянин, и мы можем легко  нажить  с  ним
неприятности.
   - Знаю. Но я же не прошу тебя сразу тащить его на набережную  Орфевр.
Слегка припугни его, потом прими свой обычный кроткий телячий вид, пусти
для пущей убедительности слезу, точно уже представляешь его  лежащим  на
тюремных нарах. Со времен революции  эти  аристократы  испытывают  перед
тюрьмой панический страх. А теперь мне нужно позвонить Симоне, чтобы она
приготовила все необходимое для поездки.
   Когда Пери ушел в соседнюю комнату, Фонтано проворчал:
   - Черт вселился в него. Хм, целый месяц дежурить в  ночь,  если  этот
проходимец удерет от меня?!
   - Это же будет для тебя отдыхом! - лицемерно вздохнул Ситерн.
   - Старая обезьяна! - шутливо воскликнул Фонтано. - Поджарил бы  лучше
кусок мяса. Если кто-нибудь из этой банды ухлопает меня, то в  мир  иной
я, по крайней мере, отправлюсь на сытый желудок.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1707 сек.