Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Глава 12

Скачать Глава 12

Когда  Табор  прибыл  в  Клинкур,  багровые  лучи  заходящего  солнца
пробивались между двумя грядами облаков, серое  небо  отделяла  от  моря
кроваво-красная полоса.
   Еще полвека назад Клинкур был аристократическим  морским  курортом  с
всемирно известным казино. Туда съезжалась французская знать, богачи  из
Англии  и  России.  Теперь   новые,   современные   курорты   отняли   у
потускневшего  Клинкура   отдыхающих.   Большинство   помпезных   отелей
обанкротилось, остальные пустовали, ожидая сноса.

   Войдя в огромный вестибюль отеля, в котором некогда царило оживление,
Табор  не   увидел   за   регистрационной   стойкой   привычной   фигуры
администратора.  Между  витыми  гипсовыми  колоннами  стояли   засохшие,
покрытые пылью пальмы в кадках, и, хотя  за  окном  сгустились  сумерки,
нигде не горел свет.  Кроме  Табора,  Леоры  и  администратора  в  отеле
проживали еще две престарелые англичанки.
   "Если молодчики, что охотятся за мной, найдут это место, - пронеслось
в голове Табора,  -  то  шансов  на  спасение  не  больше  чем  в  парке
Веркруиза". На него снова напал панический страх; одним духом он взбежал
по  широкой  мраморной  лестнице,  застланной   потертым   ковром,   как
затравленный зверь, промчался  по  просторному  коридору,  рванул  дверь
своего номера и запер ее за собой на защелку.
   Леора, как обычно, лежала развалившись на диване,  жевала  шоколадные
конфеты и читала очередной роман.
   Ее короткая юбка задралась почти до  бедер,  обнажив  стройные  ноги.
Леора, убежденная в неотразимой красоте своего тела, не упускала  случая
выставить его напоказ.
   Несмотря на отсутствие денег, бывшая натурщица с Монмартра продолжала
жить с Табором в этом Богом забытом курортном местечке. Она развлекалась
интрижкой с администратором отеля, опустившимся,  но  здоровым  как  бык
мужчиной, который охотно исполнял все ее капризы.
   Табор догадывался об их любовной связи, но  закрывал  на  все  глаза,
чтобы не видеть того, чего не хотел видеть.
   Леора, принужденно зевая, спросила, что с ним произошло.
   Увидев на спинке дивана заполненную окурками  пепельницу,  валявшиеся
на полу колготки и туфли Леоры,  -  Табор  без  сил  рухнул  в  плюшевое
кресло. Он вдруг ясно осознал всю безнадежность своего  положения,  если
не  сможет  разом  порвать  с  этой  публикой,  вроде  Леоры,  Гранделя,
Веркруиза или Пьязенны.
   - Я не получил ни одного франка, - устало произнес Табор, - ни одного
су. Но чуть было не получил пулю в голову.
   - Я же говорила, что они прикончат тебя.
   Леора погладила обнаженное бедро. Затем,  указав  пальцем  на  книгу,
сказала:
   - Хотела бы я пожить так, как эта Дюбарри.  Наконец-то  мне  попалась
книжка, которую приятно почитать. Мне ее дал Ожид.
   - Ага, поэтому он был здесь?
   Она лишь пожала плечами.
   - Твоя ревность глупа. Я же не спрашиваю тебя, чем ты  занимаешься  в
Париже. И вообще, я хочу уехать отсюда.  Осточертело  дохнуть  от  скуки
рядом с тобой.
   Она закурила сигарету, искоса  взглянула  на  него  своими  огромными
бирюзовыми глазами, расстегнула молнию на юбке.
   - Хочешь порисовать меня?
   "В последний раз, - подумал он, - и все".
   - Ожид спрятал от нас уголь,  -  жаловалась  Леора,  стоя  перед  ним
обнаженной, - он говорит, что и  так  хорошо  греет  меня  здесь.  Но  я
ненавижу  мерзнуть  после...  Оплеуха  Табора  заставила  ее   мгновенно
умолкнуть.
   -  Одевайся.  -  Анджело  даже  удивился  собственной  решительности.
-Собирай свое барахло и проваливай.
   - По крайней мере с Ожидом  мне  было  весело,  -  злорадно  заметила
Леора. - Он знал свое дело.
   - Ты мне противна, - угрюмо произнес Табор.
   - У тебя ни разу не хватило мужества  набить  мне  морду.  Мы  всегда
говорили о тебе, и это очень забавляло - нас...  И  знай,  я  никуда  не
уеду. Я остаюсь здесь, но не ради тебя! - кричала Леора, входя в раж.
   Табор решительно взглянул на мольберт, одиноко стоявший  возле  окна.
Леора растянулась на диване и кокетливо закурила. Но Анджело,  казалось,
не замечал ее действий.
   - Уже сейчас, в твои двадцать четыре года, ты выглядишь  потасканной,
- задумчиво сказал он, - а в  тридцать  четыре  станешь  испитой  бабой,
каких немало валяется пьяными  в  сточных  канавах.  Или  еще  хуже,  ты
кончишь как Эрера. Тебе следовало бы хоть раз посмотреть на нее,  только
пять минут, тогда при одной  мысли  покурить  марихуану  у  тебя  волосы
встали бы дыбом.
   - У меня волосы не встанут дыбом. Я знаю меру.
   Табор достал из шкафа чемодан, другой вытащил из-под кровати.
   - Хорошо, если ты намерена остаться здесь, то уйду я.
   - Это на тебя  похоже!  Смыться  и  оставить  меня  без  единого  су!
исступленно  закричала  Леора.  -  Можешь  не  сомневаться,  сегодня  же
ночью... - Сегодня ночью ты, может,  еще  будешь  мило  развлекаться  со
своим приятелем, - спокойно сказал он. - Но не  забывай,  те  молодчики,
которые идут по моим следам, могут найти здесь тебя.
   - Им нужен ты, а не я.
   - Когда Пьязенна был тут последний раз, ты подслушивала наш  разговор
и прекрасно знаешь, где находится Эрера.  Если  эти  парни  примутся  за
тебя...
   - Ты сошел с ума!
   - ...они перережут твою прекрасную белую  шейку,  так  что  ты  и  не
пикнешь. Они профессионалы, можешь мне поверить.
   Табор открыл дверь и хотел выйти.
   Мужчина в засаленной пижаме преградил ему дорогу. Это был  коренастый
человек, недостаток волос на голове  которого  с  лихвой  восполняло  их
обилие на груди и руках.
   - Почтеннейший, - прорычал он. - Смыться и не заплатить ни гроша - со
мной этот номер не пройдет.
   Табор спокойно указал на обнаженную Леору, которая безмятежно  лежала
на диване:
   - Оставляю ее вам в качестве залога.
   - Послушай, малый, не советую шутить со мной.
   Ожид сжал кулаки и двинулся на него, но Табор быстро отскочил назад и
выхватил из кармана пистолет. Сколько себя помнил, он лишь дважды, да  и
то в детстве, серьезно дрался. Любое физическое насилие было глубоко ему
противно. Теперь  он  направил  пистолет  на  человека,  к  которому  не
испытывал зла, только презрение.
   - Я пристрелю вас, - спокойно сказал он.
   Администратор засопел.
   - Сейчас я отшлепаю тебя, желторотик, жалкий маляр!
   Он сделал шаг... другой.
   Табор нажал на курок. Ожид со стоном упал на колени, повалился на бок
и завопил:
   - На помощь, я ранен, он хочет убить меня, на помощь, я ранен!..
   Пуля прошла через мышцы плеча. Рана сильно кровоточила,  но  не  была
опасной.
   Табор спрятал пистолет. Не говоря ни слова, взял чемоданы и вышел.
   "И почему  я  до  сих  пор  сносил  нахальство  этого  жалкого  труса
Гранделя, Леоры, Веркруиза, всех остальных? - удивленно думал он. -  Это
не должно больше повториться... "
   На прогулочной дорожке перед отелем не было видно ни души.
   Машина Табора стояла у тусклого фонаря -  массивной  резной  колонны,
увенчанной стеклянным куполом в виде тюльпана.
   Художник открыл дверцу своего "ситроена", бросил  на  заднее  сиденье
чемоданы и сел за руль. "Теперь у меня начнется новая жизнь. Буду упорно
работать, не думая о деньгах и славе". Он взялся за ручной  стартер,  но
не смог вытянуть его: плетеный тросик тяги в  одном  месте  проржавел  и
несколько проволочек заклинили его движение.
   Достав карманный фонарик, Табор  вылез  из  машины,  открыл  капот  и
осветил мотор. Смерть, глянувшая на него, имела форму стальной коробки с
двумя проводками, присоединенными к аккумулятору. Мурашки  пробежали  по
спине, когда Табор представил, что могло произойти, если бы  не  отказал
стартер.
   По натуре медлительный и робкий, на этот  раз  он  действовал  быстро
выключил фонарь и бросился - на землю рядом с машиной. Он замешкался  на
какую-то секунду, раздался глухой щелчок, и пуля вошла ему в висок.
   Смерть  наступила  мгновенно.  Рассеянная  улыбка  застыла  на   лице
Анджело. Казалось, будто он продолжал думать о своей матушке с ее гусями
и о том, что покончил, пусть в последний свой  час,  со  старой  жизнью,
чтобы начать новую.
   Жандармский лейтенант Буффе, прибывший на место  преступления,  сразу
обнаружил в машине Табора взрывное устройство. Это  свидетельствовало  о
заранее подготовленном убийстве.
   Он доложил обо всем в Руан, в комиссию по  расследованию  убийств,  и
распорядился, чтобы ни Леора, ни Ожид не покидали отель.
   Лейтенанта особенно насторожило поведение любовницы Табора.
   Вид у нее был такой, будто  она  опасалась  разделить  участь  своего
приятеля. Леора явно скрывала что-то очень важное, и Буффе  принял  меры
по ее охране: поставил одного жандарма перед входом в отель, второго - в
холле.
   Она сидела в своем огромном, ярко освещенном  лампами  номере,  и  от
страха ее всю трясло. Слова Табора о том, что ей могут перерезать горло,
не выходили у нее из головы. Сначала она  решила  откровенно  рассказать
все молодому лейтенанту, но потом передумала: раз никто  не  знает,  что
она подслушала разговор художника с Пьязенной, то с какой стати ей даром
выдавать секреты, которые однажды смогут принести ей целую  кучу  денег.
Так глупо, как Табор, она наверняка не поступит, нет.
   Неожиданно за окном появилось бледное, как  у  призрака,  морщинистое
лицо. Леора неестественно широко раскрыла рот, пытаясь закричать... и не
смогла издать ни звука. Но тут она узнала Пьязенну, и у нее  отлегло  от
сердца - его-то она не опасалась. Когда он несколько раз жестом попросил
ее открыть окно, Леора, наконец, поняла, что от нее требовалось.
   - Как вы добрались до моего окна? - Она  посмотрела  вниз,  до  земли
было метров двадцать. - Тут же нет лестницы.
   Жокей беззвучно рассмеялся.
   - Здесь я бы поднялся, даже имея протез вместо ноги.
   Она непроизвольно взглянула на его короткие  кривые  ноги,  на  руки,
доходившие почти до колен, как у  карлика.  Выслушав  сбивчивый  рассказ
Леоры, Пьязенна медленно погладил ладонью нос, раздробленный когда-то  в
драке кастетом.
   - Никому не говорите, что вы знаете о чем-либо, что связано с Анджело
Табором. Но непременно сделайте одно:  сразу  после  допроса  скройтесь.
Иначе вам наверняка придется встретиться  со  своим  любовником  на  том
свете. Кстати, несколько недель назад я принес Табору фотографию Эреры в
ее лучшие годы. Где она?
   - Не знаю, понятия не имею, - пролепетала Леора.  -  Может  быть,  он
взял ее с собой.
   Пьязенна оглядел комнату и понял, что потребуется не один час,  чтобы
обыскать ее. Он обернулся к Леоре.
   - Надеюсь, ты не врешь мне, куколка. Это очень  сильно  повредило  бы
твоей внешности. Даже самые смазливые рожицы под землей быстро портятся.
Ее губы задрожали.
   - Клянусь, я не знаю, где эта фотография.
   - Хорошо, тогда получше поищи ее. Найдешь - сразу дай мне знать:  под
каким-нибудь предлогом позвони в магазин Гранделя. Потом я  скажу  тебе,
как  действовать  дальше.  Хорошенько  запомни  мои   слова,   маленькая
очаровательная крыса. Ты слишком глупа, чтобы в  одиночку  справиться  с
людьми, которые охотились за Табором.
   Визг тормозов перед входом в отель заставил их насторожиться.
   - Я исчезаю, а ты не забудь, что я тебе сказал.
   Леора закивала в ответ.
   Когда бывший жокей не спеша покинул комнату через  окно,  сделав  это
так же спокойно, как если бы  вышел  в  дверь,  Леора  подумала:  "Такой
парень не даст себя так просто убить. Надо будет, он и сам  кого  хочешь
отправит на тот свет".
   Табор для нее уже давно умер, еще до того как  в  него  попала  пуля.
Леора не сомневалась, что через пару дней навсегда забудет о  нем.  "Так
хорошо, когда ты со мной... " - вполголоса запела она веселую песенку  и
пошла к туалетному столику, чтобы привести себя в порядок.
   В дверь  постучали.  Леора  прервала  пение  и  придала  своему  лицу
выражение глубокой скорби.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.057 сек.