Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Глава 18

Скачать Глава 18

    Огонь трещал и прыгал в канавке посреди зала в доме у  Хайдхина.  Дым
не спешил подниматься к вентиляционной башенке, а стоял туманом,  отравляя
воздух, который  пламя  едва  согревало.  Его  красные  языки  боролись  с
темнотой между балок и колонн. Тени наваливались  на  мужчин,  сидящих  на
скамьях, и женщин, подносящих им питье. Большинство сидело молча. Хотя дом
Хайдхина был так же великолепен, как многие королевские жилища, все знали,
что радости в нем меньше, чем в избушке бедного поденщика. В этот вечер ее
не было совсем. Снаружи свистел в сгущающихся сумерках ветер.
     - Ничего из этого не выйдет, кроме предательства,  -  сказал  наконец
Хайдхин.
     Сидящий рядом с ним  Берманд  медленно  покачал  поседевшей  головой.
Костер бросал кровавый отблеск на молочную белизну слепого глаза.
     - Я уверен, что нет, - ответил он. - Эверард этот ой  как  не  прост.
Может, он и сумеет провернуть что-то.
     - Лучшее, что он или кто-либо другой, мог провернуть, это принести от
римлян отказ. Любое предложение означает  лишь  наше  поражение.  Тебе  не
следовало отправлять его.
     - А как я мог  его  остановить?  Сначала  он  переговорил  с  вождями
племен, и это они послали его. Я же  говорил  тебе,  что  узнал  обо  всем
только во время этой поездки.
     Хайдхин скривил губы.
     - Как они осмелились!
     - У них есть право. - Голос Берманда звучал глухо и мрачно. - Они  не
нарушили клятву, вступив в переговоры с врагом. И, знай я об этом  раньше,
я бы, наверное, не пытался остановить их. Они сыты войной по горло.  Может
быть, Эверард сумеет найти выход и дать  им  надежду.  Я  тоже  смертельно
устал.
     - Я был о тебе лучшего мнения, - презрительно усмехнулся Хайдхин.
     Берманд не выказал гнева;  все-таки  названый  брат  Вел-Эдх  занимал
достаточно высокое положение в их иерархии.
     - Тебе легче, - терпеливо продолжал батав. - Твой дом  не  раскололся
надвое. Сын моей сестры пал в битве против меня. Моя жена и вторая  сестра
взяты в заложницы в Колоне; я даже не знаю,  живы  ли  они.  Владения  мои
разорены. - Он уставился на рог с вином. - Что еще уготовили мне боги?
     Хайдхин сидел так, будто копье проглотил.
     - Даже если ты сдашься, - проговорил он, - я - никогда.
     Раздался стук в дверь. Мужчина, сидящий ближе к ней,  взял  секиру  и
пошел открывать. В залу ворвался ветер;  пламя  встрепенулось  и  брызнуло
искрами. Появившуюся в дверном проеме фигуру окутывал мрак.
     Хайдхин вскочил.
     - Эдх! - воскликнул он и направился к ней.
     - Госпожа, - прошептал Берманд.
     По всему залу прокатилось бормотание. Мужчины повскакивали  на  ноги.
Отбросив капюшон, Эдх двинулась вдоль костровой канавки. Все заметили, что
она бледна и взволнованна, а взгляд ее устремлен куда-то в пространство.
     - Как, как ты добралась сюда? - изумился Хайдхин. - И зачем?
     Хайдхин, всегда такой сдержанный, выглядел потрясенным, и это  многих
обескуражило. Эдх остановилась.
     - Я должна поговорить с тобой наедине, - промолвила она. В  ее  тихом
голосе звучал зов судьбы. - Иди за мной. Один.
     - Но... ты... зачем...
     - Иди за мной, Хайдхин. Важные известия. Остальные, подождите здесь.
     Вел-Эдх повернулась и направилась к выходу. Словно  во  сне,  Хайдхин
двинулся за ней. У входа его рука сама выхватила копье  из  груды  оружия,
оставленного у стены. Вместе они шагнули  во  мрак.  Поеживаясь,  один  из
мужчин тихонько пошел запереть дверь.
     - Нет, не задвигай засов, -  приказал  ему  Берманд.  -  Мы  подождем
здесь, как она велела, пока они не вернутся или пока не наступит утро.
     Высоко  над  головой  мигали   первые   звезды.   Постройки   чернели
бесформенной массой. Эдх прокладывала путь со двора  к  открытой  площадке
позади него. Увядшая трава и встревоженные ветром лужи были в непроглядной
тьме едва различимы. В стороне высился дуб, у  которого  Хайдхин  приносил
жертвы асам. Из-за него пробивался ровный  белый  свет.  Хайдхин  невольно
остановился. Из его горла вырвался вскрик.
     - Сегодня тебе нужна храбрость, - сказала Эдх. - Там богиня.
     - Найэрда... она... вернулась?
     - Да, прибыла в мою башню, а оттуда перенесла меня сюда. Пошли.
     Эдх  решительно  двинулась  дальше.  Ее  плащ  трепетал   на   ветру,
распущенные волосы  развевались  вокруг  гордо  поднятой  головы.  Хайдхин
покрепче ухватил древко копья и последовал за ней.
     Едва заметные в слабом сиянии, широко раскинулись кривые ветви  дуба.
Ветер со стуком сталкивал их друг с  другом.  Хлюпали  под  ногами  мокрые
опавшие листья. Они обошли ствол и увидели ее рядом  с  покрытым  железным
панцирем то ли быком, то ли конем.
     - Богиня, - вымолвил Хайдхин и, упав на одно колено, склонил  голову.
Но, когда он снова поднял ее, лицо выражало твердость. Если копье Хайдхина
и дрожало, то лишь от дикой радости, рвущейся из груди.
     - Теперь ты сама поведешь нас в бой?
     Флорис устремила  взгляд  поверх  его  головы.  Он  стоял,  гибкий  и
сильный, в темной одежде, с суровым и замкнутым  лицом,  несущим  отметины
долгих лет походной жизни; стальной наконечник его оружия сверкал  в  луче
прожектора.
     Тень Хайдхина падала на Эдх.
     - Нет, - произнесла Флорис. - Время войны миновало.
     - Все римляне мертвы?  Ты  всех  поразила?  -  Его  голос  дрожал  от
волнения.
     Эдх отступила в сторону.
     - Они живы, - ответила Флорис, - как будет жить и твой народ. Слишком
много погибших в каждом племени, и у них тоже. Они хотят мира.
     Левая рука Хайдхина присоединилась к правой, держащей копье.
     - Я не хочу, - прохрипел он. - Богиня слышала мою клятву  на  берегу.
Когда они будут убегать, я стану кусать их за пятки. Не будет им покоя  ни
днем, ни ночью. Должен ли я посвящать тебе смерти моих врагов?
     - Римляне останутся. Но они вернут  народу  его  права.  Этого  будет
достаточно.
     Как громом пораженный, Хайдхин тряхнул головой. Он переводил взгляд с
одной женщины на другую, затем прошептал:
     - Богиня, Эдх, неужели вы обе отступаетесь? Не могу поверить.
     Он словно бы не заметил, как Эдх потянулась к нему через  разделяющий
их ветреный мрак. Ее голос умолял:
     - Батавы и остальные, они ведь не нашего племени. Мы  уже  достаточно
для них сделали.
     - Уверяю тебя, условия будут почетными,  -  сказала  Флорис.  -  Твоя
работа окончена. Ты получишь то, чему будет рад и сам  Берманд.  А  Веледа
должна известить всех, что боги требуют сложить оружие.
     - Я и ты... мы клялись, Эдх. - В голосе Хайдхина слышалось удивление.
- Никогда ни ты, ни я не прекратим войну, пока я жив, а римляне у  власти.
Мы поклялись и отдали земле нашу единую кровь.
     - Ты освободишь ее от клятвы, - требовательно сказала Флорис.  -  Как
это уже сделала я.
     - Не могу. И не  стану.  -  Пронизанные  болью,  его  слова  внезапно
обрушились на Эдх. - Ты забыла, как эти собаки сделали тебя своей  сучкой?
Тебя больше не заботит собственная честь?
     Эдх упала на колени, закрывшись руками.
     - Нет, - закричала она. - Не надо, нет, нет.
     Флорис  шагнула  к  мужчине.  В  ночи  над   ними   Эверард   нацелил
парализатор.
     - Имей совесть, - произнесла она. - Не волк же ты, чтобы рвать зубами
ту, кого любишь?
     Хайдхин рванул одежду в стороны, обнажив грудь.
     - Любовь, ненависть... Я человек и дал клятву асам.
     - Поступай как знаешь, - сказала Флорис. -  Только  оставь  мою  Эдх.
Помни, ты обязан мне жизнью.
     Хайдхин поник. Привалясь к древку копья, Эдх скорчилась у его ног,  а
ветер бушевал вокруг, и, как под веревкой висельника, скрипело дерево.
     Однако он тут же рассмеялся, расправил плечи и взглянул прямо в глаза
Флорис.
     - Ты права, богиня, - сказал он. - Да, я должен уйти.
     Он опустил копье, схватил его обеими руками  чуть  ниже  наконечника,
всадил острие себе в горло и  одним  резким  движением  качнул  лезвие  из
стороны в сторону.
     Вопль Эдх перекрыл вскрик Флорис. Хайдхин рухнул на землю. Заблестела
черная в ночи кровь. В предсмертной  агонии  он  продолжал  корчиться,  из
последних сил вцепившись пальцами в траву.
     - Стой! - рявкнул Эверард. - Не пытайся  спасти  его.  Эта  проклятая
воинственная культура - у него оставался только один выход.
     Флорис не позаботилась ответить субголосом. Богиня вполне может  петь
на неизвестном языке, сопровождая душу в царство мертвых:
     - Какой ужас...
     - Да, но подумай о каждом, кто останется жив,  если  мы  все  сделаем
верно.
     - Сможем ли мы теперь? Что подумает Берманд?
     - Пускай думает. Прикажи Эдх не отвечать  ни  на  какие  вопросы.  Ее
появление здесь, за десяток миль от башни,  этот  человек,  не  захотевший
положить конец жестокости, но убивший себя, Веледа, говорящая  о  мире,  -
вся эта таинственность прибавит ей весомости, скажется  на  убедительности
ее речей, хотя, я думаю, люди и так придут к правильным выводам.
     Хайдхин затих. Он словно даже стал меньше. Кровь растеклась вокруг  и
пропитала землю.
     - Сначала нужно помочь Эдх, - сказала Флорис.
     Она подошла к женщине, та поднялась и стояла, будто окаменев.  Платье
и плащ Эдх были залиты кровью. Не обращая на это внимания,  Флорис  обняла
ее.
     - Ты свободна, - пробормотала она. - Он ценой своей  жизни  дал  тебе
свободу. Помни об этом.
     - Да, - вымолвила Эдх, глядя в темноту.
     - Теперь ты можешь провозглашать мир на земле. Ты должна.
     - Да.
     Флорис все не отпускала ее, отдавая свое тепло.
     - Скажи мне, как, - проговорила Эдх. - Объясни мне, что говорить. Мир
опустел.
     - Ох, дитя мое, - дыхание Флорис терялось в седеющих волосах  Веледы.
- Храни добро в сердце. Я обещаю тебе новый  дом,  новую  надежду.  Хочешь
услышать об этом? Это небольшой зеленый остров в море.
     Жизнь понемногу возвращалась к Эдх.
     - Спасибо. Ты так добра. Я сделаю все, что смогу... во имя Найэрды.
     - Теперь пойдем, - предложила Флорис. - Я  доставлю  тебя  обратно  в
твою башню. Усни. Сон облегчит твое горе. Потом подумай над  тем,  что  ты
будешь говорить вождям и королям. Когда они  придут  к  тебе,  передай  им
слово мира.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1018 сек.