Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Глава 7

Скачать Глава 7

     Весна обрушилась на землю внезапно. Тепло и увеличивающийся  световой
день погнали в рост листву. Все расцветало. В небе послышались трели  птиц
и шелест крыльев. На лугах  резвились  ягнята,  телята  и  жеребята.  Люди
вылезали из сумрака хижин, дыма и  вони  зимы.  Они  жмурились  от  яркого
солнечного света, впитывали сладость  свежего  воздуха  и  принимались  за
работу, готовясь к лету.
     Еще  они  чувствовали  голод  после  прошлогоднего  скудного  урожая.
Большинство мужчин отправились  на  войну  за  Рейн,  и  немногие  из  них
вернутся обратно. А Эдх и Хайдхин все еще хранили холод в своих сердцах.
     Они шли по ее владениям, не замечая ни солнечного света,  ни  свежего
ветра.  Работники  в  полях  видели,  что  она  вышла,  но   не   решались
приветствовать ее или  обращаться  с  вопросами.  Хотя  роща  на  западной
стороне поляны сверкала  листвой,  с  восточной  стороны  поляна  казалась
темной, словно тень башни дотягивалась и сюда.
     - Я недовольна тобой, - сказала  Веледа.  -  Надо  бы  отослать  тебя
прочь.
     - Эдх, - голос его стал хриплым, костяшки пальцев,  сжимающих  копье,
побелели. - Я сделал все, что нужно. Мне было ясно, что ты пожалеешь этого
римлянина. А асы затаили достаточно зла против нас.
     - Только глупцы болтают об этом.
     - Тогда большинство в племени - болваны. Эдх, я  живу  среди  них,  в
отличие от тебя, потому что я мужчина и не избран  богиней.  Люди  говорят
мне то, что не отважились бы сказать тебе. - Хайдхин шел  некоторое  время
молча, подбирая слова. - Нерха берет слишком много  из  того,  что  раньше
предназначалось небесным богам. Я согласен, мы с тобой в долгу перед  ней,
а бруктеры - нет, да  и  асам  мы  тоже  задолжали.  Если  мы  с  ними  не
помиримся, они отберут у нас победу. Я  прочел  это  по  звездам,  погоде,
полету воронов и бросанию костей. И что с того, если я ошибаюсь? В сердцах
людей залег страх. Они могут дрогнуть в битве,  и  враг  одолеет  их.  Ну,
отдал я от твоего имени асам человека, не просто раба,  а  вождя.  Позволь
этой новости распространиться, и ты увидишь,  как  надежда  вдохнет  новые
силы в усталых воинов!
     Взгляд Эдх вонзился в него, словно лезвие меча.
     - Ха, ты думаешь, одной твоей маленькой жертвы  достаточно  для  них?
Знай, пока ты был в отъезде, еще один гонец от Берманда разыскал меня. Его
люди поубивали всех пленных и  уничтожили  Кастра  Ветера.  Они  пресытили
своих богов.
     Копье, крепко зажатое в руке Хайдхина, дрогнуло, прежде чем лицо  его
стало непроницаемым. Наконец он медленно произнес:
     - Я не мог предвидеть такого. Но все равно - это хорошо.
     - Нет. Берманд в ярости. Он понимает, что это побудит римлян  драться
до последнего.  А  теперь  ты  лишил  меня  пленника,  который  мог  стать
посредником между нами и римлянами.
     Хайдхин стиснул зубы.
     - Я не мог знать, - пробормотал он. - Да и  какая  польза  от  одного
человека?
     - И похоже, этим же ты лишил меня возможности  общаться  с  тобой,  -
продолжала Эдх бесцветным голосом.  -  Я  решила,  что  ты  отправишься  в
Колонию.
     Удивленный, он повернул голову и впился в нее глазами. Высокие скулы,
прямой нос, полные губы... Она смотрела вперед, не поворачивая головы.
     - Колонию?
     - Это тоже было в сообщении Берманда. Из Кастра  Ветера  он  идет  на
Колонию Агриппины. Ему кажется, что  они  должны  сдаться.  Но,  если  они
услышат о резне - а эта весть достигнет их ушей,  -  зачем  им  сдаваться?
Почему не драться до последнего, в надежде  на  избавление,  когда  нечего
терять? Берманд хочет, чтобы я наложила заклятие  -  иссушающее  проклятие
Нерхи - на тех, кто нарушит условия сдачи.
     Обычная проницательность вернулась к Хайдхину, и он успокоился.
     - Хм, так... - Он  погладил  бороду  свободной  рукой.  -  Весть  эта
здорово встряхнет тех, в Колонии.  Они  должны  знать  тебя.  Убии  -  это
германцы,  хоть  и  называют  себя  римлянами.  Если  твою  угрозу  громко
произнести перед соратниками Берманда, неподалеку от стен,  где  защитники
могут видеть и слышать...
     - Кто выполнит эту задачу?
     - Ты сама?
     - Едва ли.
     - Да, правильно, - кивнул он. - Лучше тебе держаться в стороне.  Мало
кто из бруктеров видел тебя.  В  легендах  больше  убедительности,  чем  в
человеке из плоти и крови. -  Улыбка  его  походила  на  волчий  оскал.  -
Человек из плоти и крови, который должен есть и пить, спать, испражняться,
который может заболеть, конечно же, выглядит слабовато.
     Голос его сник.
     - Я действительно слаба, - прошептала она, склонив голову. -  Значит,
должна оставаться в одиночестве.
     - Так будет вернее, - сказал Хайдхин. - Да. Возвращайся на  некоторое
время в башню. Дай людям понять, что ты размышляешь,  творишь  заклинания,
призываешь богиню. Я понесу в мир твое слово.
     - И я так думала, - распрямившись, выпалила она. - Но после того, что
ты сделал, могу ли я тебе доверять?
     - Можешь. Я клянусь, - голос Хайдхина на миг прервался, -  если  тебе
недостаточно тех лет, что мы прожили рядом. -  Тотчас  в  нем  возобладала
гордость. - Ты знаешь, лучшего глашатая у тебя нет. Я больше,  чем  первый
среди твоих последователей, я - вождь. Люди слушаются меня.
     Повисло долгое молчание. Они проходили мимо загона,  где  стоял  бык,
зверь Тива, с мощными рогами, воздетыми к солнцу. Наконец она спросила:
     - Ты передашь мои слова без изменений  и  будешь  следить,  чтобы  не
извратился их смысл?
     Старательно подбирая слова, Хайдхин ответил:
     - Мне больно, что ты не доверяешь мне, Эдх.
     Тогда она взглянула на него. Глаза ее затуманились.
     - Все эти годы, дорогой старый друг...
     Они остановились тут же, на влажной тропе через заросший травой луг.
     - Я стал бы больше, чем другом тебе, если б ты  только  позволила,  -
произнес он.
     - Ты же знаешь, я не могу позволить  себе  переступить  черту.  И  ты
всегда  уважал  мое  решение.  Да,  отправляйся  в  Колонию  и  будь  моим
вестником.
     К Хайдхину вернулась суровость.
     - Я отправлюсь и туда, и куда тебе будет угодно послать  меня,  чтобы
служить, не жалея своих сил... Если только ты не велишь  мне  нарушить  ту
клятву, что я произнес на берегу Эйна.
     - Это... - Краска вспыхнула и погасла на ее  лице.  -  Это  было  так
давно.
     - По мне, так  я  произнес  ее  вчера.  Никакого  мира  с  римлянами.
Воевать, пока я жив, а после смерти преследовать их по дороге в ад.
     - Найэрда могла бы освободить тебя от этой клятвы.
     - Я никогда не смогу освободить себя сам. - Словно тяжелым  кузнечным
молотом Хайдхин добивал ее. - Или прогоняй меня навсегда,  или  поклянись,
что не будешь требовать от меня мириться с Римом.
     Она покачала головой.
     -  Я  не  могу  сделать  этого.  Если  они   предложат   нам,   нашим
соплеменникам, всем нашим народам свободу...
     Он обдумал ее слова, прежде чем сдержанно ответить:
     - Ну, если будет так, прими от них свободу. Тебе, я думаю, можно.
     - Сама Найэрда желает этого. Она ведь не какой-нибудь кровожадный ас.
     - Хм, раньше ты говорила другое, - усмехнулся Хайдхин. -  Я  не  жду,
что римляне с  готовностью  откажутся  от  налогов  с  западных  племен  и
позволят им уйти прочь. Но если такое случится, тогда я соберу  всех,  кто
захочет следовать за мной, и поведу их сражаться на землях Рима,  пока  не
паду под мечами легионеров.
     - Пусть смерть обходит тебя стороной! - воскликнула Эдх.
     Он положил руки ей на плечи.
     -  Поклянись  мне,  призови   Найэрду   в   свидетели,   что   будешь
проповедовать войну до конца, пока Рим не оставит эти земли или... или, по
крайней мере, пока я не умру. Тогда  я  выполню  все,  что  ты  пожелаешь,
честное слово, буду даже оставлять в живых захваченных в плен римлян.
     - Если таково твое желание, пусть будет так,  -  вздохнула  Эдх.  Она
отступила от него и уже командным тоном добавила: - Пойдем в святилище,  в
таком случае, отдадим нашу кровь земле, а слова  ветрам,  чтобы  закрепить
клятву. Отправишься к Берманду завтра же. Время наступает нам на пятки.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.164 сек.