Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Глава 6

Скачать Глава 6

     Эверард дал Флорис два дня, чтобы она могла отдохнуть дома и прийти в
себя. Не то чтобы она была слабонервной, но ее цивилизация  давно  отвыкла
от подобных жестоких зрелищ. К счастью, Флорис не знала ни одну  из  жертв
лично; ее не преследовало чувство вины оставшегося в живых.
     - Если кошмары не исчезнут, попроси психотехников помочь, - предложил
Эверард. - И конечно же, нам надо проанализировать события,  учитывая  то,
что мы видели воочию, и выработать для себя программу.
     Хотя Эверард был не столь чувствителен, ему тоже  хотелось  отсрочить
возвращение к Старому Лагерю, к его запахам и звукам.  Эверард  бродил  по
улицам  Амстердама,  часами  наслаждаясь  благопристойностью   Нидерландов
двадцатого века. Или сидел в штаб-квартире Патруля, перечитывая  досье  по
истории, антропологии, политике и политической  географии  и  записывая  в
память наиболее важную информацию.
     Его предварительная подготовка была весьма поверхностной. Да и теперь
он,  конечно,  не  обрел  энциклопедических  знаний.   Это   было   просто
невозможно. Ранняя история Германии привлекала не  многих  исследователей;
да  и  те  были  раскиданы  по  разным  векам  и  странам.  Слишком  много
происходило интересного  и,  казалось,  более  важного  в  других  эпохах.
Эверарду катастрофически не хватало достоверной информации.  Никто,  кроме
него и Флорис, не изучал личность Цивилиса. Считалось, что  это  восстание
не стоило хлопот, связанных с проведением полевых исследований:  ведь  оно
ничего не изменило, если не считать,  что  Рим  стал  лучше  относиться  к
нескольким малоизвестным племенам.
     "А может быть, так и  есть,  -  думал  Эверард.  -  Может  быть,  эти
разночтения в текстах имеют вполне невинное объяснение, которое  прозевали
исследователи Патруля, и мы сражаемся с тенями. В самом деле, у  нас  ведь
нет доказательств, что кто-то жонглирует событиями. Но, каким  бы  ни  был
ответ, мы обязаны докопаться до истины".
     На третий день он позвонил Флорис из отеля и предложил пообедать, как
в их первую встречу.
     - Отдохнем,  поболтаем,  о  делах  говорить  не  будем  -  разве  что
чуть-чуть. А завтра обсудим наши планы. Договорились?
     По его просьбе она сама выбрала ресторан и  встретила  его  уже  там.
"Амброзия" специализировалась  на  карибско-суринамской  кухне.  Ресторан,
тихий и уютный, находился на Штадтхоудерскад, прямо  на  канале,  рядом  с
тихой Музеумплайн. После симпатичной официантки  к  ним  вышел  чернокожий
повар, чтобы обсудить - на беглом английском, - как  приготовить  для  них
заказанные блюда. Вино тоже оказалось превосходное. Они  чувствовали  себя
словно на уютном островке света и тепла в бесконечном море  мрака,  и  то,
что все это могло исчезнуть навсегда, придавало ощущениям особую остроту.
     - Обратно я бы прошлась пешком, - сказала Флорис  в  конце  ужина.  -
Вечер такой чудесный.
     До ее квартиры было мили две.
     - Если не возражаешь, я тебя провожу, - охотно предложил Эверард.
     Она улыбнулась. Волосы ее сияли на  фоне  сумерек  за  окном,  словно
напоминание о солнечном свете.
     - Спасибо. Я надеялась, ты предложишь.
     Они окунулись в тихий вечерний воздух. Прошел дождь, и на улице пахло
весной. Машин почти не было, их шум лишь слышался где-то в отдалении. Мимо
по каналу двигались лодки, и весла рассыпали в воздухе жемчуг брызг.
     - Спасибо, - повторила она. - Все  это  восхитительно.  Только  такой
вечер и мог ободрить меня.
     - Ну, и хорошо. - Он вытащил кисет  с  табаком  и  принялся  набивать
трубку. - Однако, я уверен, ты в любом случае довольно быстро пришла бы  в
норму.
     Они свернули в сторону от канала  и  пошли  вдоль  фасадов  старинных
домов.
     - Да, мне и прежде приходилось  сталкиваться  с  ужасными  вещами,  -
согласилась она.
     Беззаботное  настроение  вечера,  которое  они  старались  сохранить,
исчезло, хотя голос ее оставался спокойным.
     - Не в таких масштабах, правда, -  продолжила  она.  -  Но  я  видела
мертвых и умирающих после сражений, и  смертельные  болезни,  и...  Судьба
часто бывает жестока к людям.
     Эверард кивнул.
     - Да, наше время стало свидетелем множества злодеяний,  но  в  другие
времена их едва ли было меньше. Главное отличие в  том,  что  теперь  люди
воображают, будто все могло быть устроено гораздо лучше.
     - Поначалу все это романтично, живое  прошлое  и  все  такое,  но  со
временем... - вздохнула Флорис.
     - Что ж, ты выбрала  довольно  жестокий  период.  Хотя  по-настоящему
изощренную жестокость ты бы нашла только в Риме.
     Она устремила на него внимательный взгляд.
     - Не могу поверить, что ты сохранил  какие-то  иллюзии  о  врожденном
рыцарстве варваров. Свои я  растеряла  быстро.  Все  они  жестоки.  Просто
зверства их были менее масштабны.
     Эверард чиркнул спичкой.
     - Могу я спросить, почему ты выбрала для изучения именно их? Понятно,
кто-то должен заниматься и этим периодом, но с твоими способностями  можно
было выбрать любое другое историческое сообщество.
     Она рассмеялась.
     - Меня пробовали переубедить, когда я закончила Академию. Один  агент
потратил несколько часов, расписывая, как мне понравится Голландия  времен
Брабанта. Пел он сладко. Но я уперлась.
     - От чего же?
     - Чем чаще я вспоминаю об этом, тем непонятнее мне причины. Временами
кажется, что... - Если ты не против, я могу рассказать.
     Он протянул руку. Флорис приняла ее. Она попадала в такт  его  шагам,
но шла более мягко и пружинисто. Свободной рукой он держал свою трубку.
     - Пожалуйста, расскажи, - сказал Эверард. -  Я  не  копался  в  твоем
личном деле - выяснил  только  самое  необходимое,  -  но  мне  любопытно.
Впрочем, в личном деле все равно не найти истинных мотивов.
     - Думаю, начать надо с моих родителей. - Она устремила взгляд куда-то
в бесконечность. Тонкая морщинка пролегла между бровями.  Голос  зазвучал,
почти как во сне. - Я их единственный ребенок, родилась в 1950 году  -  "и
теперь намного старше, чем тебе исполнилось бы сейчас..." - Мой отец вырос
в  так  называемой  Голландской  Ост-Индии.  Ты  помнишь,  мы,  голландцы,
основали Джакарту и назвали  ее  Батавия?  Он  был  молод,  когда  сначала
нацисты вторглись в Голландию,  потом  японцы  овладели  Южной  Азией.  Он
воевал с ними матросом во флоте,  что  у  нас  остался.  Мама  моя  -  еще
школьницей - участвовала в Сопротивлении, работала в подпольной газете.
     - Славные люди, - пробормотал Эверард.
     - Родители встретились и поженились после войны в Амстердаме. Они все
еще живы, ушли на  отдых;  он  отказался  от  своего  бизнеса,  она  -  от
преподавания истории.
     "Да, - подумал он, - и ты возвращаешься из каждой экспедиции в тот же
самый день, когда и уходишь, чтобы  не  упустить  возможность  видеться  с
ними, пока они живы, хотя им так и не известно, чем ты в  действительности
занимаешься. И внуков нет - тоже, видимо, переживают..."
     - Они не хвастались своим участием в войне. Но у  меня  вся  жизнь...
связана?... да, связана с ней, с прошлым моей страны. Патриотизм?  Называй
это, как тебе нравится. Но это мой народ. Что сделало его таким, каков  он
есть? Откуда семена, каковы корни? Загадки истории буквально  зачаровывали
меня, и в университет я поступила на археологический факультет.
     Эверард уже знал об этом, так же как и о том, что в  легкой  атлетике
она  добивалась  почти  чемпионских  результатов  и  пару  раз  ходила   в
туристические походы по довольно опасным маршрутам. Это привлекло внимание
вербовщика Патруля, который предложил ей испытания и, когда она прошла их,
объяснил, что к чему. Собственно говоря, его завербовали примерно так же.
     - Однако, - отметил он, - ты выбрала эпоху, в которой женщин  жестоко
притесняют.
     Она возразила немного резко:
     - Но ты видел отзывы о том, на что я  способна.  И  сам  знаешь,  как
ловко в Патруле умеют изменять внешность.
     - Извини. Не надо обижаться. Маскарад годится для коротких рейдов.
     Чуть выше по временной шкале  специалисты  Патруля  довели  искусство
перевоплощения почти до совершенства: усы, голосовые связки -  это  вообще
не  проблема.  Грубая  ткань,  соответственно  скроенная,  может  спрятать
женственные изгибы тела. Могли бы выдать руки, но у нее они как  раз  были
великоваты для женщины. А форму и отсутствие волос вполне можно  объяснить
молодостью.
     - Но...
     Всякое случается. Вдруг придется раздеваться  в  компании  спутников,
например во время мытья? Или драка завяжется,  возможно,  спровоцированная
выражением лица, которое все равно остается женственным и может показаться
варварам  изнеженным.  Как  бы  ни  была  хорошо  тренирована  женщина,  в
ситуации, когда  запрещено  применение  высокотехнологичного  оружия,  она
проиграет мускулатуре и грубой силе мужчины.
     - Ограниченные возможности  часто  расстраивали  мои  планы.  Я  даже
собиралась... - Она замолчала.
     - Изменить пол? - осторожно поинтересовался он.
     Она сдержанно кивнула.
     - Нет необходимости изменять его навсегда, ты ведь знаешь.
     В будущем такие операции не требовали хирургического вмешательства  и
гормональных препаратов; вместо этого производилась перестройка  организма
на молекулярном уровне, начиная с ДНК.
     - Конечно, это не простое дело. И пойти на это можно лишь  в  случае,
когда предстоит работа, рассчитанная как минимум на несколько лет.
     Она перевела взгляд на Эверарда.
     - Ты бы согласился?
     - Ни в коем случае! - воскликнул он. И тут же подумал: "Не слишком ли
я резко реагирую? Нетерпимость?" - Но знаешь,  я  родился  в  американской
глуши, в 1924 году.
     Флорис рассмеялась и сжала его руку.
     - Я была уверена,  что  мое  сознание,  моя  личность  не  изменятся.
Мужчиной я стала бы абсолютно гомосексуальным. А в том обществе это  хуже,
чем быть женщиной. Каковой, кстати, мне быть нравится.
     Он ухмыльнулся.
     - И это заметно.
     "Остынь,  парень.  Никаких  романов  на  работе.  Это   может   плохо
кончиться. И вообще, лучше бы она была мужчиной".
     Флорис, наверное,  поняла,  о  чем  он  думает,  потому  что  как  бы
отгородилась стеной молчания. Так они и шли некоторое время, не говоря  ни
слова, но молчание не  тяготило.  Они  шли  по  парку,  вокруг  благоухала
зелень,  сквозь  листву  падал  свет  фонарей,  отчего  тропинка  казалась
пятнистой.
     Наконец Эверард заговорил вновь:
     - Но, насколько я понимаю, ты как-то выполнила свою программу.  Я  не
проверял досье, надеясь, что ты сама мне расскажешь - так даже лучше.
     Раньше он раза два пытался заводить разговор  на  эту  тему,  но  она
всегда уклонялась. Трудности для нее это не составляло, так как полно было
других дел, требующих внимания.
     Он увидел и услышал, как учащенно она задышала.
     - Да, видимо, мне придется, - согласилась она. - Тебе  надо  знать  о
моем опыте. Это долгая история, но я  могу  начать  прямо  сейчас.  -  Она
замялась. - Знаешь, теперь я чувствую себя с тобой  гораздо  увереннее.  А
поначалу это меня ужасало: работать в паре с агентом-оперативником?!
     - Ты неплохо скрывала свое замешательство. - Он выпустил клуб дыма.
     - В нашей работе быстро учишься скрывать свои чувства. Но  сегодня  я
действительно говорю свободно. Ты умеешь расположить к себе.
     Он промолчал, не зная, что на это ответить.
     - Я прожила с фризами пятнадцать лет, - произнесла Флорис.
     Эверард едва успел поймать свою трубку.
     - Как?
     - С 22-го по 37-й год нашей эры, - без тени улыбки продолжала она.  -
Патрулю нужны были точные  знания,  а  не  отдельные  фрагменты  из  жизни
далекой западной окраины германских земель, когда  римское  влияние  стало
сменяться кельтским. В основном специалисты интересовались переворотами  в
племенах, последовавшими после убийства Арминия [Арминий - вождь херусков,
разбивший Вара в Тевтобургском лесу (9 г.  н.э.),  убит  в  21  г.  н.э.].
Потенциальное значение их довольно велико.
     - Но ничего тревожного там не обнаружено,  так?  Однако  Цивилис,  на
которого, по мнению Патруля, можно было не обращать внимания,  оказался...
Что ж, в Патруле тоже люди работают, тоже делают ошибки.  И,  конечно  же,
детальный доклад о типичном  сообществе  варваров  начала  века  ценен  по
многим другим соображениям... Но продолжай, пожалуйста.
     - Коллеги помогли  мне  подобрать  роль.  Я  стала  молодой  женщиной
племени хазуариев [хазуарии - племя в северной Германии, жившее  в  нижнем
течении Рейна], овдовевшей, когда на них напали херуски.  Она  убежала  на
территорию фризов  с  кое-какими  пожитками  и  двумя  мужчинами,  которые
служили ее мужу и остались верны ей. Староста деревни, которую мы выбрали,
принял нас великолепно. Вместе с новостями я принесла и  золото;  а  кроме
того, для них гостеприимство - священный долг.
     "Не повредило и то, что ты была (и есть) чертовски привлекательна", -
подумал он.
     - Немного погодя я вышла замуж за его  младшего  сына,  -  произнесла
Флорис.
     - Мои "слуги" простились и ушли "на поиски приключений". Больше о них
никто ничего не слышал. Все предположили, что они  попали  в  беду.  В  те
времена хватало опасностей!
     - И что же дальше? - Эверард смотрел на ее профиль - словно с картины
Вермера: золотой ореол волос на фоне сумерек.
     - Трудные были годы. Я часто скучала по дому, иногда до отчаяния.  Но
в то же время я раскрывала, изучала, исследовала целую вселенную  привычек
и верований, знаний и искусств незаурядных людей. Я  даже  полюбила  их...
Довольно добросердечные люди, на  свой  грубый  манер  и  по  отношению  к
соплеменникам. Так вот, Гарульф и я...  сблизились.  Я  родила  ему  двоих
детей и втайне убедилась, что они будут жить.  Он,  естественно,  надеялся
иметь еще детей, но я сделала  так,  чтобы  этого  не  произошло.  Женщины
сплошь и рядом становились тогда бесплодными,  обычное  дело.  -  Губы  ее
печально скривились. - Он заимел их от крестьянской  девки.  Мы  с  ней  в
общем-то ладили, она считалась со  мной  и...  Не  важно.  Это  тоже  было
обычным, общепринятым поведением, меня оно не порочило. Я ведь знала,  что
когда-нибудь должна буду уйти.
     - Как это произошло?
     Голос ее стал глуше.
     - Гарульф умер. Он охотился на зубров, и зверь поднял его на рога.  Я
горевала,  но  все  стало  проще.  Мне  следовало  уйти  гораздо   раньше,
исчезнуть, как мои помощники, если бы не он и не дети. Но теперь мальчишки
подросли, стали почти мужчинами. Братья Гарульфа могли бы  присмотреть  за
ними.
     Эверард  кивнул.  Он  знал,  что  взаимопомощь  дяди   и   племянника
приветствовалась у  древних  германцев.  В  числе  трагедий,  перенесенных
Бермандом-Цивилисом, был и разрыв с сыном сестры, который сражался и погиб
в римской армии.
     - И все-таки покидать  их  было  больно,  -  закончила  Флорис.  -  Я
сказала, что ухожу на некоторое время, чтобы провести траур в одиночестве,
и оставила их гадать, что же произошло со мной потом.
     "А ты гадаешь, как живут они, и, вне всякого сомнения, всегда  будешь
беспокоиться, - подумал Эверард, - если не  проследила  уже  их  жизнь  до
самого конца. Но, полагаю, ты достаточно умна, чтобы не делать этого.  Да,
такова цена полной славы и приключений жизни патрульного..."
     Флорис проглотила комок в горле. Слезы? Но она справилась с  собой  и
усмехнулась.
     -  Можешь  себе  представить,  какое  косметическое  омоложение   мне
понадобилось после возвращения! А как я  соскучилась  по  горячим  ваннам,
электрическому свету, книгам, кино, самолетам - по всему на свете!
     - И не в последнюю  очередь  -  по  чувству  равноправия,  -  добавил
Эверард.
     -  Да,  да.  Женщины  там  обладают  высоким  статусом,   они   более
независимы, чем станут позднее, вплоть до девятнадцатого века, но все-таки
- да, конечно.
     - По-видимому, с Веледой все было по-другому.
     - Абсолютно. Она ведь выступала от имени богов.
     "Нам еще надо в этом убедиться", - подумал Эверард.
     - Та программа была завершена несколько лет назад  по  моему  личному
времени, - продолжила Флорис. - Остальные проекты были  менее  амбициозны.
До сих пор.
     Эверард прикусил черенок трубки.
     - М-м-да,  но  все-таки  проблема  пола  остается.  Я  не  хочу  этих
сложностей с перевоплощениями - разве что на короткое время. Слишком много
ограничений.
     Она остановилась. Пришлось  остановиться  и  ему.  Свет  фонаря,  под
которым они задержались, превратил ее глаза в кошачьи, и Флорис произнесла
громче обычного:
     - Я не собираюсь лишь болтаться в  небе,  наблюдая  за  тобой,  агент
Эверард. Не собираюсь и не буду.
     Какой-то велосипедист прошелестел мимо, окинув их взглядом, и  укатил
дальше.
     - Было бы полезно, если бы ты могла быть рядом, - согласился Эверард.
- Но не все время.  Ты  должна  понимать,  что  очень  часто  лучше  иметь
партнера в резерве. Вот когда начнется настоящая детективная работа, тогда
ты со своим опытом... Вопрос в том, как это осуществить?
     Сменив гневный тон на страстный, она продолжала добиваться своего:
     - Я стану твоей женой. Или наложницей,  или  служанкой  -  смотря  по
обстоятельствам. Нет ничего необычного для германцев в  том,  что  женщина
сопровождает мужчину в его путешествиях.
     "Проклятье! Неужто у меня и в самом деле покраснели уши?"
     - Мы здорово осложним себе жизнь.
     Она поймала его взгляд и быстро возразила:
     - А вот  насчет  этого  я  не  беспокоюсь,  сэр.  Вы  профессионал  и
джентльмен.
     - Ну, спасибо, - произнес  он  с  облегчением.  -  Полагаю,  я  смогу
контролировать свое поведение.
     "Если ты будешь контролировать свое!"





 
 
Страница сгенерировалась за 0.2601 сек.