Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

302 - 330 гг.

Скачать 302 - 330 гг.

     Карл сдержал свое слово. В молчании опершись на  копье,  он  смотрел,
как родичи Йорит кладут ее тело в могилу и насыпают сверху  курган.  Потом
они с Виннитаром устроили поминки по усопшей, на которые  созвали  соседей
со всей округи и которые длились целых три  дня.  Во  время  поминок  Карл
держался особняком, хотя, если к нему обращались, отвечал в своей обычной,
вежливой манере. Нельзя сказать, чтобы он косо поглядывал на веселившихся,
но в его присутствии никто не отваживался шуметь или петь удалые песни.
     Когда гости  разошлись  и  Карл  остался  наедине  с  Виннитаром,  он
промолвил:
     - Завтра я тоже уйду. Скоро меня не жди.
     - Ты исполнил то, за чем приходил?
     - Нет, еще нет.
     Других вопросов Виннитар задавать не стал. Карл вздохнул и прибавил:
     - Если будет на то воля Вирд, я не покину твой род.  Но  пока  судьба
против меня.
     На рассвете он попрощался  и  исчез  за  пеленой  густого,  холодного
тумана.
     Последующие годы породили немало слухов. Кое-кто уверял,  что  видел,
как Карл в сумерках проникал, словно через дверь,  в  курган  Йорит.  Иные
утверждали, что  он  ночами  выводит  умершую  возлюбленную  на  прогулки.
Постепенно в воспоминаниях людей он утрачивал человеческие черты.
     Дед с бабкой подыскали Дагоберту  кормилицу  и  воспитывали  его  как
собственного сына. Все знали о том, кто был его отцом, но  не  сторонились
мальчика, а наоборот, стремились завести  с  ним  дружбу,  ибо  ему,  если
верить молве, предстояло совершить великие  подвиги.  Именно  поэтому  его
обучали как искусству воина, охотника и землепашца, так и умению пристойно
вести себя. Отпрыски богов были не такой уж редкостью. Мужчины становились
героями, а женщины славились мудростью и красотой, но они были  смертными,
как обыкновенные люди.
     Появившись три года спустя, Карл, глядя на своего сына, пробормотал:
     - Как он похож на мать!
     - Да, лицом, - согласился Виннитар, - но видишь сам,  Карл,  мужества
ему тоже не занимать.
     Кроме старого вождя, никто не осмеливался называть Скитальца по имени
- или так, как, по мнению готов, было бы правильнее всего. На  пирах  они,
по его просьбе, рассказывали недавно услышанные легенды и  стихи.  Вызнав,
какие барды сочинили заинтересовавшие его сказания, он пообещал  навестить
их и впоследствии выполнил свое обещание, чем  весьма  польстил  самолюбию
поэтов. А от того, о чем повествовал он сам,  как  и  прежде,  захватывало
дух. Впрочем, он пробыл у Виннитара недолго и снова пропал.
     Тем временем Дагоберт вырос в статного, пригожего, веселого паренька.
Ему исполнилось лишь двенадцать зим, когда он вместе  со  своими  сводными
братьями, старшими сыновьями  Виннитара,  отправился  на  юг,  сопровождая
караван торговцев. Они перезимовали на чужбине и вернулись домой по весне,
изумленные и потрясенные увиденным.  Да,  на  юг  отсюда  лежат  свободные
земли, богатые, плодородные, омываемые Днепром, по  сравнению  с  которыми
Висла - не более чем ручеек. Северные долины заросли лесами, но дальше  на
юг простираются бескрайние пастбища и земля, словно невеста, ожидает плуга
пахаря. К тому же, тот, кто завладеет ею,  будет  держать  в  своих  руках
торговлю через порты Черного моря.
     Готов  там  немного.  Западные  племена  переселились  на  Дунай,  по
которому проходит граница Римской империи. Они вовсю торгуют с  римлянами,
однако, если вдруг разгорится война, им  не  позавидуешь:  ведь  отвага  и
выучка римских легионеров известна всему свету.
     Днепр же протекает достаточно далеко  от  пределов  империи.  Правда,
побережье  Азовского  моря  заняли  герулы,  дикие  племена,  с   которыми
наверняка не обойдется без стычек. Но, поскольку они презирают  доспехи  и
сражения в строю, с ними справиться будет легче,  нежели  с  вандалами.  К
северу и востоку от герулских земель обитают гунны,  кочевники,  схожие  с
троллями своим уродством и кровожадностью. По слухам,  грознее  их  воинов
нет. Однако тем сладостнее будет победа над ними, если они  нападут;  готы
одолеют их, ибо те разбиты на племена и кланы, которые скорее затеют свару
друг с другом, чем объединятся, чтобы грабить хозяйства и жечь поселения.
     Дагоберт не находил себе от  нетерпения  места,  братья  поддерживали
его, но Виннитар призвал к осмотрительности. Прежде чем трогаться в  путь,
из которого не будет возврата, нужно  как  следует  все  разузнать.  Кроме
того, двигаться надо не по отдельности, а всем вместе, иначе переселенцы и
их скарб станут добычей разбойников.
     В ту пору  восточные  готы  сплотились  в  единый  союз  под  властью
Геберика, вождя племени гройтунгов. Одних он принудил к повиновению силой,
других склонил на свою сторону угрозами или посулами. Среди последних были
и тойринги, которые в год пятнадцатилетия Дагоберта провозгласили Геберика
своим королем.
     Это означало, что они платили ему не  слишком  обременительную  дань,
давали ему, когда он того требовал, воинов, если только не  нужно  было  в
это время сеять или собирать  урожай,  и  исполняли  законы,  принятые  на
Большом Вече для всего королевства. Зато теперь можно  было  не  опасаться
нападения  соседних  племен,  которые   тоже   признали   Геберика   своим
властелином. Торговля процветала, и представители тойрингов -  неслыханное
дело! - каждый год отправлялись на Большое Вече, где их слушали наравне  с
остальными.
     Дагоберт отважно сражался за короля, а в  промежутках  между  войнами
сопровождал ходившие на юг торговые караваны. Он многое узнал в тех  краях
и многому научился.
     Как  ни  странно,  редкие  появления  отца  всегда  совпадали  с  его
пребыванием дома. Скиталец наделял Дагоберта  богатыми  дарами  и  мудрыми
советами, но разговора у них обычно не получалось,  ибо  что  мог  сказать
юнец такому человеку, как Карл?
     В тот год Дагоберт принес жертвы в святилище, выстроенное  Виннитаром
на месте, где стоял когда-то дом, в  котором  родился  мальчик.  Похоронив
дочь, Виннитар велел сжечь этот  дом,  где  она  провела  так  мало  дней.
Скиталец запретил кровавые жертвоприношения и дозволил помянуть Йорит лишь
первыми плодами земли. Позднее кто-то пустил слух, что яблоки, брошенные в
огонь перед каменным алтарем, превратились в Яблоки Жизни.
     Когда Дагоберт вступил в пору зрелости, Виннитар подыскал ему жену  -
Валубург, сильную и пригожую девушку,  дочь  Оптариса  из  Долины  Оленьих
Рогов, второго по могуществу человека  среди  тойрингов.  Скиталец  почтил
свадьбу сына своим присутствием.
     Он был среди готов и тогда, когда Валубург родила первенца,  которого
родители назвали Тарасмундом. В тот же год у короля Геберика тоже  родился
сын, Эрманарих.
     Валубург рожала мужу одно дитя за другим, но не могла привязать его к
дому. Дагоберт не ведал покоя.  Люди  говорили,  что  в  его  жилах  течет
отцовская кровь, что он  слышит  зов  ветра,  доносящийся  с  края  света.
Возвратившись из очередного похода  на  юг,  он  принес  нежданную  весть:
правитель Рима  по  имени  Константин  победил  всех  своих  соперников  и
сделался единоличным владыкой.
     Может быть, именно это известие подстегнуло Геберика, хотя он  и  без
того  не  спешил  вкладывать  меч  в  ножны.  Потратив  несколько  лет  на
приготовления, король повел свое войско на вандалов.
     Дагоберт между тем окончательно решил переселяться  на  юг.  Скиталец
одобрил его решение, сказав, что те земли предназначены  готам  судьбой  и
что, очутившись там первым, он сможет выбрать себе  удел  по  собственному
желанию. Дагоберт принялся созывать в дорогу  соседей,  понимая,  что  дед
прав:  в  одиночку  он  туда  не  доберется.  Но   отказать   королю,   не
откликнувшись на его призыв, значило покрыть себя  бесчестьем,  а  потому,
получив стрелу войны, он двинулся  на  соединение  с  Гебериком  во  главе
отряда в сотню с лишним воинов.
     Битва завершилась кровавым сражением, задавшим роскошный пир волкам и
воронью со всей округи. В ней  пал  король  вандалов  Визимар.  Погибли  и
старшие сыновья Виннитара,  помышлявшие  о  переселении  на  юг  заодно  с
Дагобертом. Сам Дагоберт уцелел, не был даже сколь-нибудь серьезно  ранен,
и все восхваляли его за  проявленную  доблесть.  Нашлись,  правда,  такие,
которые говорили,  что  на  поле  боя  его  оберегал  от  вражеских  копий
Скиталец, но Дагоберт возражал клеветникам: "Отец пришел  ко  мне  лишь  в
ночь перед решающей схваткой. Мы долго сидели, и я попросил, чтобы  он  не
умалял моей славы, сражаясь за меня, а он ответил,  что  на  то  нет  воли
Вирд".
     Наголову  разбитые  вандалы  вынуждены   были   спасаться   бегством.
Помыкавшись какое-то время по берегам Дуная, они  испросили  у  императора
Константина разрешения поселиться на его  землях.  Император,  никогда  не
пренебрегавший добрыми воинами, позволил вандалам обосноваться в Паннонии.
     Дагоберт, благодаря своему происхождению, женитьбе  и  завоеванной  в
боях славе, стал предводителем тойрингов и, дав им достаточно  передохнуть
после войны, повел их на юг.
     Будущее рисовалось в радужном свете, а потому  мало  кто  остался  на
насиженном  месте,  но  среди  этих  немногих  были  старый   Виннитар   и
Салвалиндис. Когда повозки  переселенцев  скрылись  из  глаз,  старикам  в
последний раз явился Скиталец. Он был добр с ними,  ибо  помнил  все,  что
связывало их, и ту, что спала вечным сном на берегу Вислы.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0915 сек.