Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

2319 г.

Скачать 2319 г.

     Я прыгнул во времени в  Нью-Йорк  тридцатых  годов  двадцатого  века,
потому что хорошо знал тамошнюю базу Патруля и  ее  персонал.  Молоденький
дежурный офицер сослался было на устав, но я быстро  его  окоротил,  и  он
направил срочный вызов в медицинскую службу. Вышло так, что на этот  вызов
откликнулась Квей-фей Мендоса, о которой я слышал, но лично знаком не был.
Задав мне всего два или три вопроса, она  уселась  на  мой  роллер,  и  мы
поспешили к готам. Позже она настояла на том, чтобы мы  отправились  в  ее
клинику  на  Луне,  в  двадцать  четвертый  век.  У  меня  не   было   сил
сопротивляться.
     Она заставила меня принять горячую ванну, потом  уложила  в  постель;
электронный лекарь погрузил меня в продолжительный целебный сон.
     Проснувшись, я оделся во все чистое, съел, не ощущая вкуса,  то,  что
мне принесли, и узнал, как пройти в кабинет Мендосы. Она  встретила  меня,
сидя за огромным столом, и взмахом руки указала на кресло. Никто из нас не
торопился начинать разговор.
     Избегая смотреть  на  нее,  я  огляделся.  Искусственная  гравитация,
которая поддерживала мой привычный вес, отнюдь не создавала ощущения того,
что я нахожусь в домашней обстановке. Но я вовсе не  хочу  сказать,  будто
кабинет вызвал у меня отвращение. Он  был  красив  своеобразной  красотой,
здесь пахло розами и  свежескошенным  сеном.  Пол  устилал  ковер  густого
лилового  цвета,  испещренный  серебристыми  искорками.   Стены   поражали
многоцветьем  и  плавными  переходами  красок.  Из  большого  окна,  если,
конечно, то было окно, открывался замечательный вид на лунные горы:  вдали
маячил кратер, в черном небе сверкала почти полная Земля. Я не мог отвести
взгляда от бело-голубого шара родной планеты. Две тысячи лет назад на  ней
умерла Йорит.
     - Ну, агент Фарнесс, -  спросила  наконец  Мендоса  на  темпоральном,
языке Патруля, - как вы себя чувствуете?
     - Нормально, - пробормотал я. - Нет. Как убийца.
     - Вам следовало оставить ту девочку в покое.
     Сделав над собой усилие, я отвернулся от окна.
     - Для своих соплеменников она  была  взрослой  женщиной.  Наша  связь
помогла мне завоевать доверие ее родичей, а значит,  содействовала  успеху
моей миссии. Но, пожалуйста, не считайте  меня  бессердечным  злодеем.  Мы
любили друг друга.
     - А что думает по этому поводу ваша жена? Или она не знает?
     Я был слишком утомлен, чтобы возмутиться подобной назойливостью.
     - Знает. Я спрашивал у нее... Поразмыслив, она решила,  что  для  нее
ничего страшного не произошло. Не забывайте, наша с ней молодость пришлась
на шестидесятые-семидесятые годы двадцатого века.  Впрочем,  вам  вряд  ли
что-либо известно об этом периоде. То было время сексуальной революции.
     Мендоса угрюмо усмехнулась.
     - Мода приходит и уходит.
     - Мы с женой одобряем единобрачие, но не из принципа, а скорее  из-за
того, что удовлетворены нашими отношениями.  Я  постоянно  навещаю  ее,  я
люблю ее, в самом деле люблю.
     -  А  она,  как  видно,  сочла  за  лучшее  не  вмешиваться  в   вашу
средневековую интрижку! - бросила Мендоса.
     Меня словно полоснули ножом по сердцу.
     - То была никакая не интрижка! Говорю вам, я любил Йорит, ту  готскую
девушку, я любил ее! - Я сглотнул,  стараясь  избавиться  от  вставшего  в
горле кома. - Вы правда не могли ее спасти?
     Мендоса покачала головой. Голос ее заметно смягчился:
     - Нет. Если хотите, я объясню  вам  все  в  подробностях.  Приборы  -
неважно, как они  работают,  -  показали  аневризм  передней  церебральной
артерии. Само по себе это не очень опасно,  однако  напряжение,  вызванное
долгими и трудными родами,  привело  к  разрыву  сосуда.  Оживить  девушку
означало бы обречь ее на тяжкие муки.
     - И не было способа, чтобы?..
     - Разумеется, мы могли бы перенести  ее  в  будущее,  то  есть  сюда;
сердце и легкие заработали бы снова, а мы, применив  процедуру  нейронного
клонирования,  создали  бы  человека,  который  внешне  походил  на   вашу
возлюбленную, но ничего не знал ни о себе,  ни  об  окружающем  мире.  Моя
служба не делает  таких  операций,  агент  Фарнесс.  Не  то  чтобы  мы  не
сочувствовали, но мы завалены вызовами от патрульных и от их...  настоящих
семей. Если мы начнем выполнять просьбы вроде вашей, работы  у  нас  будет
просто невпроворот. И потом, поймите: она не боролась за жизнь.
     Я стиснул зубы.
     - Предположим, мы отправимся к началу ее беременности, - сказал я,  -
заберем ее сюда, вылечим, сотрем воспоминания о  путешествии  и  возвратим
обратно, целую и невредимую?
     - Мой ответ известен вам заранее. Патруль  не  изменяет  прошлое,  он
оберегает и сохраняет его.
     Я вжался в кресло, которое, подстраиваясь под очертания  моего  тела,
тщетно пыталось успокоить меня.
     - Не судите себя чересчур строго, - сжалилась надо мной Мендоса.
     - Вы же не могли предвидеть этого. Ну вышла бы девушка за кого-нибудь
другого - наверняка все кончилось бы тем же самым. По совести говоря,  мне
показалось, что с вами она была счастливее большинства женщин той эпохи. -
Мендоса повысила голос. - Но себе вы  нанесли  рану,  которая  зарубцуется
отнюдь не скоро. Вернее, она не затянется  никогда,  если  вы  не  сумеете
противостоять искушению вернуться в годы жизни девушки, чтобы  каждодневно
видеть ее и быть  с  ней.  Как  вы  знаете,  подобные  поступки  запрещены
Уставом,  и  не  только  из-за  риска,  которому  при  этом   подвергается
пространственно-временной континуум. Вы погубите свою душу, разрушите свой
мозг. А вы нужны нам, нужны, помимо всех остальных, вашей жене.
     - Да, - выдавил я.
     - С вас достаточно будет наблюдения за вашими  потомками.  Правильнее
было бы вообще отстранить вас от этого задания.
     - Не надо, прошу вас, не надо.
     - Почему? - спросила она, будто хлестнула бичом.
     - Потому что я... не могу бросить их... тогда  получится,  что  Йорит
жила и умерла ни за что.
     - Ну, решать не вам и не мне, а вашему начальству.  В  любом  случае,
готовьтесь к серьезному наказанию. Быть может, они ограничат свободу ваших
действий, - Мендоса отвернулась и потерла подбородок. - Если, естественно,
не   потребуется   определенного   вмешательства,    чтобы    восстановить
равновесие... Ладно, это меня не касается.
     Она вновь взглянула на меня,  неожиданно  перегнулась  через  стол  и
сказала:
     - Слушайте, Карл  Фарнесс.  Меня  попросят  высказать  мое  мнение  о
случившемся. Вот почему  я  привезла  вас  сюда,  вот  почему  я  намерена
продержать вас тут недельку-другую, - чтобы понять вас. Однако кое в чем я
уже разобралась, ибо таких, как вы, в миллионолетней истории  Патруля,  уж
поверьте мне, хватает: да, вы совершили проступок, но  вас  извиняет  ваша
неопытность.
     -  Это  происходило,  происходит   и   будет   происходить.   Чувство
оторванности от людей, несмотря на отпуска и на контакты с коллегами вроде
меня. Ошеломление, несмотря на подготовку, культурный и  прочие  шоки.  Вы
видели  то,  что  было  для  вас   несчастьем,   бедностью,   запустением,
невежеством,  неоправданной   трагичностью   -   хуже   того,   бездушием,
жестокостью, несправедливостью, зверством. Вы не могли не  испытать  боли.
Вы должны были убедить себя, что ваши готы - такие же  люди,  что  отличия
между вами и ними - исключительно поверхностные; вы захотели помочь им,  и
вдруг перед вами отворилась дверь, за которой таилось нечто  прекрасное...
Да, путешественники во времени, в том числе - патрульные, часто поступают,
как вы. Обычно их действия не представляют угрозы, ибо важны не предки той
или  иной  конкретной  исторической  фигуры,  а  она  сама.  Если  пределы
растяжения континуума не превышены, тогда не важно, изменилось ли  прошлое
в каких-то мелочах или эти мелочи "всегда" присутствовали в нем. Не вините
себя, Фарнесс, - закончила она тихо. - Чем скорее вы оправитесь, тем лучше
для вас и для всех. Вы - агент Патруля Времени, а потому не думайте, будто
скорбите в последний раз.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0905 сек.