Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Глава 7

Скачать Глава 7

     Курорт посольства Литторна находился на южном берегу Нантакета, около
рыбачьей деревушки, от которой он был отгорожен стеной.  Его  построили  в
национальном стиле: главное здание и пристройки - длинные бревенчатые дома
с выгнутыми, как кошачьи спины, крышами - располагались по сторонам двора,
выложенного плитами. Выспавшись и позавтракав, хотя  от  гневного  взгляда
Дейрдре ему кусок в горло не лез,  Эверард  поднялся  на  палубу  как  раз
тогда, когда они подходили к посольской пристани. У  пирса  стоял  большой
катер, а по берегу бродило множество людей довольно бандитского вида.
     Сдерживаемое Арконским возбуждение прорвалось наружу:
     - А-а! Ваша волшебная машина уже доставлена. Можно сразу приступать к
делу, - сказал он на афаллонском.
     Боерик перевел, и у Эверарда упало сердце.
     Гостей (как их упорно называли кимврийцы) провели в  просторный  зал,
где Арконский поклонился  четырехликому  идолу,  тому  самому  Свантевиту,
которого в истории Эверарда датчане изрубили на дрова. В очаге пылал огонь
(было уже по-осеннему прохладно), вдоль стен стояли охранники.
     Но Эверард видел только блестевший в полумраке темпороллер.
     - Говорят, в Катувеллаунане из-за этой штуки была жаркая  схватка,  -
заметил  Боерик.  -  Убитых  было  много,  но  наш  отряд   оторвался   от
преследователей. Он с опаской прикоснулся к рукоятке. - Неужели эта машина
может по желанию всадника появиться в любом месте прямо из воздуха?
     - Да, - ответил Эверард.
     Дейрдре наградила его презрительным взглядом и,  высокомерно  вскинув
голову, отодвинулась от них.
     Арконский что-то ей сказал - видимо, просил перевести его слова.  Она
плюнула ему под ноги. Боерик вздохнул и обратился к Эверарду:
     - Мы хотим посмотреть, как работает  машина.  Я  сяду  позади  вас  и
приставлю  револьвер  к  вашей  спине.  Прежде  чем  что-нибудь   сделать,
предупреждайте меня, иначе я  сразу  выстрелю.  Ваши  друзья  останутся  в
заложниках и тоже будут расстреляны по первому подозрению. Но я уверен,  -
добавил он, - мы все будем добрыми друзьями.
     Эверард кивнул. Его нервы были натянуты как струны, ладони вспотели.
     - Сначала я должен произнести заклинания, - сказал он, быстро перевел
взгляд  на  индикаторы  пространственно-временных  координат   роллера   и
мгновенно запомнил их показания. Затем посмотрел на  сидевшего  на  скамье
ван Саравака, на которого были направлены револьвер Арконского и  винтовки
охранников. Дейрдре тоже села - как можно дальше от  патрульного.  Эверард
максимально точно оценил расстояние от роллера до скамьи,  воздел  руки  и
нараспев заговорил на темпоральном:
     - Пит, я попробую вытащить тебя отсюда. Сиди, как  сидишь,  повторяю,
как сидишь сейчас. Я подхвачу тебя на лету. Если все будет нормально,  это
произойдет через минуту после того, как мы  с  нашим  волосатым  товарищем
исчезнем.
     Венерианин сохранял невозмутимый вид, только на лбу у него  выступили
мелкие бисеринки пота.
     - Очень хорошо. - Эверард снова перешел  на  ломаный  кимврийский.  -
Боерик, залезай на заднее сиденье, и эта волшебная лошадь покажет нам,  на
что она способна.
     Светловолосый гигант кивнул и послушно сел. Как только Эверард  занял
свое место, он  почувствовал,  что  в  спину  ему  уперся  дрожащий  ствол
револьвера.
     - Скажи Арконскому, что мы вернемся через полчаса, - небрежно  бросил
он (единицы измерения времени здесь были почти такими  же,  как  и  в  его
мире; и тут, и там они восходили к Вавилону).  Покончив  с  этим,  Эверард
сказал: - Сначала мы вынырнем над океаном и будем парить в воздухе.
     - От-т-лично, - не очень уверенно отозвался Боерик.
     Эверард настроил автоматику на выход в  десяти  милях  к  востоку  на
высоте в тысячу футов и нажал на стартер.
     Они висели в воздухе, словно ведьмы на помеле, глядя на  серо-зеленые
просторы океана и неясные  очертания  далекого  берега.  Хлестнул  сильный
ветер, и Эверард покрепче сжал ногами раму. Боерик выругался, и патрульный
сухо улыбнулся.
     - Ну как? - спросил он. - Нравится?
     - Эх... это поразительно! - По мере  того  как  Боерик  осваивался  в
новой  обстановке,  его  охватывал  все  больший  энтузиазм.  -   Никакого
сравнения с воздушными шарами! Такие машины поднимут  нас  над  вражескими
городами, и мы обрушим на них реки огня.
     Почему-то от этих слов Эверарду стало легче приступить к задуманному.
     - Теперь мы полетим вперед, - объявил он, и скутер  легко  заскользил
по воздуху.
     Боерик испустил ликующий клич.
     - А теперь мы перенесемся к тебе на родину.
     Нажатие на кнопку - и роллер, сделав  мертвую  петлю,  ухнул  вниз  с
ускорением в 3 "g".
     Заранее зная, что произойдет, патрульный тем не менее едва  удержался
на роллере. Что собственно сбросило Боерика с сиденья (крутой изгиб  петли
или ускорение), он так и не узнал - только мелькнула перед глазами летящая
вниз человеческая фигурка, и он тут же пожалел, что заметил ее.
     Несколько минут роллер висел над волнами.
     А вдруг Боерик успел бы выстрелить?.. Эверарда пробрал нервный озноб.
Потом его отпустило, но стало очень скверно на душе. Однако он взял себя в
руки и сосредоточился на проблеме спасения ван Саравака.
     Подкрутив верньеры, он установил координаты точки выхода: один фут от
скамьи, где сидели пленники, одна минута после отбытия. Правая рука лежала
на пульте управления (ему придется действовать быстро),  левая  оставалась
свободной.
     "Держите шляпы, ребята. Поехали!"
     Машина материализовалась прямо перед ван Сараваком.  Эверард  схватил
венерианина  за  ворот  и  втянул  его  внутрь  пространственно-временного
силового поля, одновременно крутанув правой рукой  темпоральный  регулятор
назад и нажав на стартер.
     По металлу чиркнула пуля. Перед глазами Эверарда мелькнул  Арконский,
разинувший рот в немом крике. А затем все  пропало,  и  они  оказались  на
поросшем травой косогоре, спускавшемся к берегу - за  две  тысячи  лет  до
того, что произошло.
     Дрожа всем телом, Эверард уронил голову на приборную панель.
     Опомниться его заставил пронзительный крик. Он обернулся и  посмотрел
туда, где на склоне холма распростерся венерианин. Его рука обвивала талию
Дейрдре.


     Ветер стих, но волны по-прежнему накатывались на широкий белый пляж.
     Высоко в небе плыли облака.
     - Я тебя,  конечно,  не  виню,  Пит.  -  Не  поднимая  глаз,  Эверард
расхаживал возле роллера. - Но это здорово осложняет дело.
     - А что мне оставалось? - сердито возразил венерианин. -  Бросить  ее
там, чтобы эти сволочи ее убили? Или чтобы она исчезла вместе со  всем  ее
миром?
     - Ты что, забыл о защитном рефлексе?  Без  разрешения  мы  не  сможем
сказать ей правду, даже если захотим. А я, например, и не хочу.
     Эверард взглянул на девушку. Она до  сих  пор  не  отдышалась,  но  в
глазах у нее уже появился радостный  блеск.  Ветер  теребил  ее  волосы  и
длинное тонкое платье.
     Она встряхнула головой, словно отгоняя кошмар, подбежала к патрульным
и схватила их за руки.
     - Прости меня, Мэнслах, - всхлипнула она. - Я должна была понять, что
ты нас не предашь.
     Она расцеловала их обоих.  Ван  Саравак,  как  и  следовало  ожидать,
горячо ответил на поцелуй, а Эверард не сумел себя заставить - это слишком
напоминало Иуду.
     - Где мы? - продолжала она. - Похоже на  Ллангаллен,  но  тут  никого
нет. Может, ты привез нас на Острова Блаженных? - Она повернулась на одной
ноге и закружилась среди летних цветов. - Можно нам отдохнуть здесь  перед
возвращением домой?
     Эверард глубоко вздохнул:
     - Дейрдре, у меня для тебя плохие новости. - Он увидел,  как  девушка
помрачнела и напряглась. - Мы не можем попасть обратно.
     Она молча ждала продолжения.
     -  У  меня  не   было   выбора.   Эти...   заклинания,   которыми   я
воспользовался, чтобы спасти наши жизни... Теперь  они  не  позволяют  нам
возвратиться.
     - И никакой надежды? - еле слышно спросила она.
     У Эверарда защипало в глазах.
     - Нет.
     Она повернулась и пошла по берегу. Ван  Саравак  было  последовал  за
ней, но передумал и сел рядом с Эверардом.
     - Что ты ей сказал?
     Эверард повторил.
     - По-моему, это наилучший вариант, - подытожил он. -  У  меня  просто
рука не поднимется отправить ее назад и обречь на то, что ожидает ее мир.
     - Да, конечно. - Ван Саравак  замолчал,  задумчиво  глядя  в  морскую
даль. - Какой это год? - спросил он наконец. - Время Христа? Тогда мы  все
еще позже развилки.
     - Ага. Но мы до сих пор не знаем, что это было.
     - Давай отправимся подальше в прошлое, в какое-нибудь  из  управлений
Патруля. Там нам помогут.
     - Может быть. -  Эверард  откинулся  на  траву  и  уставился  в  небо
невидящим взглядом. Он чувствовал себя  выпотрошенным.  -  Но  пожалуй,  я
смогу определить ключевую точку прямо здесь - с помощью  Дейрдре.  Разбуди
меня, когда она вернется.


     Когда Дейрдре вернулась, по ее лицу было заметно, что она плакала.
     Эверард объяснил ей, что ему нужно, и она кивнула:
     - Конечно. Моя жизнь принадлежит тем, кто спас ее.
     "После того, как мы сами же втравили тебя в эту историю".
     - Мне надо кое-что от вас узнать. Вам  известно  о...  таком  сне,  в
котором человек выполняет все, что ему прикажут? - осторожно спросил он.
     Девушка неуверенно кивнула.
     - Я видела, как это делали друиды-лекари.
     - Это не причинит тебе никакого вреда. Я просто  тебя  усыплю,  и  ты
вспомнишь все, что знаешь, - даже то, что  уже  не  помнишь.  Времени  это
займет немного.
     От ее доверчивости у него сжалось сердце...
     С помощью стандартных приемов он загипнотизировал девушку  и  вытянул
из ее памяти все, что она слышала или читала о  Второй  Пунической  войне.
Для его целей этого вполне хватило.
     Поводом для войны послужила попытка Рима помешать проникновению войск
Карфагена в Испанию, к югу от реки Эбро, нарушавшая мирный договор. В  219
году до Рождества Христова Ганнибал  Барка,  карфагенский  правитель  этой
области, осадил Сагунт. Через восемь месяцев он взял город,  спровоцировав
войну с Римом, как и собирался. В начале мая 218 года он  перевалил  через
Пиренеи. У Ганнибала было девяносто  тысяч  пехотинцев,  двенадцать  тысяч
конников и тридцать семь слонов. Быстро пройдя Галлию,  он  перешел  через
Альпы, но понес при этом ужасающие  потери:  до  Италии  добралось  только
двадцать тысяч пеших и шесть тысяч конных  воинов.  Несмотря  на  это,  он
разгромил у реки Тицин римское войско, численно превосходившее его силы. В
течение следующего года он одержал еще несколько побед и вступил в  Апулию
и Кампанию.
     Апулийцы, луканы, бруттии и самниты  перешли  на  сторону  Ганнибала.
Партизанская война, которую начал Квинт Фабий Максим,  опустошила  Италию,
но успеха не принесла.  Тем  временем  Газдрубал  Барка  навел  порядок  в
Испании и в 211 году привел на помощь брату сильное  войско.  В  210  году
Ганнибал взял Рим и сжег его, а к 207 году  капитулировали  все  остальные
города италийского союза.
     - Вот так! - Эверард погладил медно-рыжие волосы лежавшей  перед  ним
девушки. - А теперь усни. Спи хорошо, и проснись с легким сердцем.
     - Что она рассказала? - спросил ван Саравак.
     - Очень многое, - ответил Эверард (весь рассказ занял больше часа). -
Но главное вот что: она прекрасно знает историю тех времен, но ни разу  не
упомянула о Сципионах.
     - О ком, о ком?
     - При Тицине римским  войском  командовал  Публий  Корнелий  Сципион.
Правда, там он был разбит - то есть в нашем мире. Но  потом  он  догадался
повернуть на запад и уничтожил базу  Карфагена  в  Испании.  В  результате
Ганнибал оказался отрезанным в Италии, а то  незначительное  подкрепление,
которое смогли послать ему из Иберии, было  полностью  уничтожено.  Войска
возглавлял сын Сципиона, звали его так же, как и отца; именно он,  Сципион
Африканский Старший, наголову разбил Ганнибала при Заме. Отец и  сын  были
лучшими полководцами за всю историю Рима. Но  Дейрдре  никогда  о  них  не
слышала.
     - Так... - Ван  Саравак  снова  застыл,  глядя  на  восток;  там,  за
океаном, галлы, кимвры и парфяне раздирали  на  части  рухнувшую  античную
цивилизацию. - Что же случилось с ними на этой временной линии?
     - Моя фотографическая  память  подсказывает  мне,  что  оба  Сципиона
участвовали в битве при Тицине и едва  там  не  погибли.  При  отступлении
(которое, на мой взгляд, больше походило на паническое бегство)  сын  спас
жизнь отцу. Десять против одного, что в этой истории Сципионы не спаслись.
     - Кто-то должен был их прикончить, - сказал ван  Саравак.  Его  голос
окреп. - Какой-нибудь темпоральный путешественник.  Наверняка  так  оно  и
было.
     - Что ж, вполне  вероятно.  Посмотрим.  -  Эверард  отвел  взгляд  от
безмятежного лица Дейрдре. - Посмотрим.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0371 сек.