Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Глава 2

Скачать Глава 2

  Сильный толчок чуть было не сбросил патрульных.
     Мало-помалу  окружающее  прояснилось.   Роллер   материализовался   в
нескольких дюймах над поверхностью земли (точка выхода не могла  оказаться
внутри твердого тела - за  этим  следило  специальное  устройство),  и  от
неожиданной встряски у патрульных лязгнули зубы. Машина стояла на какой-то
площади. Рядом, из чаши, которую обвивали каменные виноградные  лозы,  бил
фонтан.  Расходившиеся  от  площади  улицы   с   аляповато   раскрашенными
домами-коробками из кирпича и бетона высотой от  шести  до  десяти  этажей
были заполнены людьми, по мостовой  катили  автомобили  странного  вида  -
какие-то неуклюжие колымаги.
     - Что за чертовщина?  -  Эверард  взглянул  на  приборы.  Темпороллер
доставил их в заданную точку: 23 октября 1960 года, 11.30 утра, Манхэттен,
координаты склада... Но налетевший ветер запорошил ему глаза пылью пополам
с сажей, пахло печным дымом и...
     В руке у ван Саравака тут же оказался акустический парализатор. Люди,
окружавшие темпороллер, попятились, выкрикивая какие-то непонятные слова.
     Какие они все  были  разные!  Рослые  блондины  с  круглыми  головами
(многие были просто рыжими), индейцы, метисы всех сортов...  Мужчины  -  в
свободных цветных блузах, клетчатых  юбочках-килтах,  шапках,  похожих  на
шотландские, ботинках и гетрах. Волосы по плечи, у многих -  висячие  усы.
Женщины были  в  длинных,  до  щиколоток,  юбках,  а  волосы  прятали  под
капюшонами плащей. И мужчины,  и  женщины  носили  украшения  -  массивные
браслеты и ожерелья.
     - Что произошло? - прошептал венерианин. - Где мы?
     Эверард, застыв, лихорадочно перебирал в уме все эпохи, известные ему
по путешествиям и книгам. Эти  автомобили  похожи  на  паровые  -  значит,
культура  индустриальная,  но  почему  радиаторы  машин  сделаны  в   виде
корабельных  носов?  Топят  углем  -  может,  период  Реконструкции  после
ядерного века? Нет, килты тогда не носили, да и говорили по-английски...
     Ничего похожего он вспомнить не мог. Такой эпохи никогда не было!
     - Удираем отсюда!
     Его руки уже  лежали  на  пульте,  когда  на  него  прыгнул  какой-то
здоровяк.
     Сцепившись,  они  покатились  по  мостовой.  Ван  Саравак  выстрелил,
парализовав одного из нападавших, но тут и  его  схватили  сзади.  На  них
навалились сверху, перед глазами у патрульных поплыли круги...
     Эверард смутно увидел каких-то людей в сверкающих медных  нагрудниках
и шлемах, которые  дубинками  прокладывали  себе  дорогу  сквозь  бушующую
толпу. Его извлекли из-под кучи-малы  и,  крепко  держа  с  обеих  сторон,
надели на него наручники. Затем их обоих обыскали  и  потащили  к  большой
закрытой машине. "Черный ворон" выглядит одинаково в любой эпохе.
     Очнулся он в сырой и холодной камере с железной решетчатой дверью.
     - Ради всего святого! -  Венерианин  рухнул  на  деревянную  койку  и
закрыл лицо руками.
     Эверард стоял у двери, выглядывая наружу. Ему были видны только узкий
коридор с цементным полом и камера напротив. Оттуда, через решетку, на них
уставился человек с типично ирландской физиономией,  выкрикивавший  что-то
совершенно непонятное.
     - Что произошло? - Ван Саравака била дрожь.
     - Не знаю, - с расстановкой сказал Эверард. - Просто  не  знаю.  Этим
роллером может управлять даже идиот, но, по-видимому,  на  таких  дураков,
как мы с тобой, он не рассчитан.
     - Такого места не существует, - в отчаянии сказал ван Саравак. - Сон?
- Он ущипнул себя и попытался улыбнуться. Губа у  него  была  рассечена  и
опухла, подбитый глаз начал заплывать. - Рассуждая  логически,  друг  мой,
щипок  не  может  служить  доказательством  реальности  происходящего,  но
определенное успокаивающее действие он оказывает.
     - Лучше бы не оказывал! - бросил Эверард.
     Он схватился за решетку и с силой тряхнул ее.
     - Может, мы все-таки напутали с настройкой?  Есть  ли  где-нибудь  на
Земле такой город? В том, что это Земля, черт побери, я  уверен!  Есть  ли
какой-нибудь город, хоть отдаленно похожий на этот?
     - Насколько я знаю, нет.
     Эверард взял себя в руки и, вспомнив уроки психотренинга в  Академии,
сосредоточился. В таком состоянии он мог вспомнить все, что когда-то знал,
а его познаний в истории (даже тех эпох,  в  которых  он  сам  никогда  не
бывал) с избытком хватило бы на несколько докторских диссертаций.
     - Нет, - сказал он наконец. - Никогда не существовало носивших  килты
брахицефалов, которые бы перемешались с индейцами и  использовали  паровые
автомобили...
     - Координатор  Стантель  Пятый,  -  пробормотал  ван  Саравак.  -  Из
тридцать  восьмого  столетия.  Ну,  тот  великий  экспериментатор,  с  его
колониями, воспроизводившими культуры прошлого.
     - Таких культур никогда не было, - сказал Эверард.
     Он уже начал догадываться, что случилось, и сейчас готов был заложить
душу, лишь бы эта догадка оказалась неверной.  Ему  пришлось  собрать  всю
свою волю, чтобы не закричать и не заколотиться головой об стену.
     - Нужно подождать, - уныло сказал он.
     Полицейский (Эверард полагал, что  они  находятся  в  руках  закона),
который принес им поесть, попробовал заговорить с ними. Ван Сараваку  язык
напомнил  кельтский,  но  разобрал  он  всего  лишь  несколько  слов.  Еда
оказалась неплохой.
     Ближе к вечеру их отвели в уборную, а потом позволили умыться,  держа
все время на мушке. Эверард  сумел  рассмотреть  оружие  -  восьмизарядные
револьверы  и  длинноствольные  винтовки.  Помещения  освещались  газовыми
рожками, выполненными в виде все тех же переплетающихся лоз и змей.
     Обстановка и оружие, как, впрочем, и запахи,  соответствовали  уровню
развития техники начала девятнадцатого века.
     На  обратном  пути  он  заметил  пару  надписей  на  стенах.   Шрифт,
несомненно, был семитическим, но ван Саравак, который бывал  на  Венере  в
израильских поселениях и немного знал иврит, не смог ничего прочесть.
     Снова оказавшись взаперти,  они  увидели,  как  ведут  мыться  других
заключенных - толпу на удивление веселых оборванцев и пьяниц.
     - Кажется, нас удостоили особого внимания, - заметил ван Саравак.
     - Ничего удивительного, - ответил Эверард. - А ты бы что стал  делать
с таинственными незнакомцами, которые появились  из  воздуха  и  применили
невиданное оружие?
     Ван Саравак повернулся к нему: выглядел он непривычно угрюмым.
     - Ты думаешь о том же, о чем и я?
     - Вероятно.
     Губы венерианина дрогнули, в его голосе послышался ужас.
     - Другая мировая линия! Кто-то ухитрился изменить историю.
     Эверард кивнул.
     Ночь они провели плохо. Сон был бы для них благодеянем, но  в  других
камерах слишком шумели - с дисциплиной здесь, видимо, было неважно.  Кроме
того, не давали покоя клопы.
     Толком не проснувшись, Эверард и ван Саравак позавтракали и  умылись;
потом им разрешили побриться  безопасными  бритвами,  похожими  на  те,  к
которым они привыкли. После этого десять охранников отвели их  в  какой-то
кабинет и выстроились там вдоль стен.
     Патрульные уселись за стол и стали ждать. Как и все остальное, мебель
здесь была одновременно знакомой и чужой. Через некоторое время показались
начальники. Их было двое: совершенно седой краснолицый мужчина  в  зеленом
мундире и кирасе - видимо, шеф полиции  -  и  худощавый  метис  с  суровым
лицом; в волосах у него пробивалась седина, но усы были черными. Он  носил
голубой китель и самый настоящий шотландский берет. Слева на груди у  него
красовалась золотая бычья голова - видимо, воинский знак различия.  В  его
внешности  было  что-то  орлиное,  но  общее  впечатление  портили  тонкие
волосатые  ноги,  выглядывавшие  из-под  килта.  Его   сопровождали   двое
вооруженных молодых людей, одетых в такие же мундиры; когда  он  сел,  они
встали позади него.
     Эверард наклонился и прошептал:
     - Держу пари, что это военные. Кажется, нами заинтересовались.
     Ван Саравак мрачно кивнул.
     Шеф полиции многозначительно откашлялся и что-то сказал...  генералу?
Тот раздраженно ответил и повернулся к пленникам.  Отрывисто  и  четко  он
выкрикнул несколько слов - Эверард смог даже разобрать фонемы, но тон  ему
совсем не понравился.
     Так или иначе, им нужно было объясниться. Эверард показал на  себя  и
назвался:
     - Мэнс Эверард.
     Его примеру последовал ван Саравак.
     "Генерал" вздрогнул и заспорил с полицейским. Затем, обернувшись,  он
выпалил:
     - Ирн Симберленд?
     - Но! Спикка да Инглиз, - ответил Эверард.
     - Готланд? Свеа? Найруин Тевтона?
     - Эти названия, если только это названия, напоминают германские, а? -
пробормотал ван Саравак.
     - Как и наши  имена,  сам  подумай,  -  напряженным  голосом  ответил
Эверард. - Может, они думают, что мы немцы?
     Он повернулся к генералу.
     - Шпрехен зи дойч? - спросил он, но не встретил понимания. - Талер ни
свенск? Нидерландс? Денс тунга? Парле ву франсэ? Черт побери,  абла  устед
эспаньол?
     Шеф полиции снова откашлялся и показал на себя.
     - Кадваладер Мак-Барка, - сказал он. - "Генерал" Синит ап Сеорн.
     По крайней мере так воспринял произнесенное  им  англо-саксонский  ум
Эверарда.
     - Точно, кельтский, - пробормотал он. Под  мышками  у  него  выступил
пот. - Но все-таки проверим...
     Он вопросительно указал на нескольких человек в  комнате  и  в  ответ
получил такие имена как  Гамилькар  ап  Ангус,  Ашшур  ир  Катлан  и  Финн
О'Картиа.
     - Нет... Здесь чувствуется семитический элемент. Это согласуется с их
алфавитом.
     Ван Саравак облизнул губы.
     - Попробуй классические языки, - хрипло предложил он.  -  Может,  нам
удастся обнаружить, где эта история сошла с ума?
     - Локверисне латина? - Опять в ответ молчание. - Элленидейс?
     Генерал ап Сеорн дернулся и, сощурившись, раздул усы.
     - Хеллена? - требовательно спросил он. - Ирн Парфиа?
     Эверард покачал головой.
     - По крайней мере, о греческом они слышали, - медленно  сказал  он  и
произнес еще несколько слов по-гречески, но ему никто не ответил.
     Ап Сеорн прорычал что-то одному из  своих  людей,  тот  поклонился  и
вышел. Воцарилось молчание.
     Эверард вдруг обнаружил, что будущее его больше не  страшит.  Да,  он
попал в переделку, смерть стоит у него за плечами, но  что  бы  с  ним  ни
случилось, все это сущая ерунда по сравнению с тем, что произошло со  всем
миром.
     "Боже милостивый! Со всем мирозданием!"
     С этим было трудно смириться.  Перед  его  мысленным  взором  поплыли
картины Земли, которую он знал, -  ее  широкие  равнины,  высокие  горы  и
гордые города. Как живой, встал перед ним  отец,  и  он  вспомнил,  как  в
детстве отец, смеясь, подбрасывал его высоко вверх. И мать... Они  прожили
неплохую жизнь.
     А еще там была девушка, с которой он познакомился в  колледже,  самая
прекрасная девчонка из  всех  -  любой  парень  гордился  бы  возможностью
прогуляться с ней, даже под дождем... Берни Ааронсон - и ночные беседы  за
кружкой пива, в табачном дыму... Фил Брэкни, который под пулеметным  огнем
вытащил его с поля боя во Франции... Чарли и Мэри Уиткомб - и крепкий  чай
у горящего камина в викторианском Лондоне;  Кит  и  Синтия  Денисон  в  их
нью-йоркском хромированном гнездышке; Джон Сандоваль среди рыжеватых  скал
Аризоны... Собака, которая когда-то у него была... Суровые терцины Данте и
гремящие  шекспировские  строки,  великолепие  Йоркского  собора  и   мост
"Золотые Ворота"... Господи, там была целая  человеческая  жизнь  и  жизни
тех, кого  он  знал,  -  миллиарды  людей,  которые  трудились,  страдали,
смеялись и уходили во прах, чтобы уступить место своим  сыновьям...  Всего
этого никогда не было.
     Подавленный масштабами катастрофы, которых он так и не смог до  конца
осознать, Эверард только покачал головой.
     Солдаты принесли карту и разложили ее на столе. Ап Сеорн повелительно
махнул рукой, и Эверард с ван Сараваком склонились над ней.
     Да, это было изображение Земли в меркаторовой проекции,  правда,  как
подсказывала им зрительная память, довольно грубое. Континенты  и  острова
были раскрашены в разные цвета, но границы между  государствами  проходили
по-другому.
     - Ты можешь прочесть эти названия, Пит?
     - Буквы древнееврейские - можно попробовать, -  сказал  венерианин  и
начал читать вслух. Ап Сеорн ворчливо его поправлял.
     Северная Америка вплоть до Колумбии  называлась  Инис  ир  Афаллон  -
по-видимому, одно государство, разделенное на  штаты.  Крупнейшей  страной
Южной Америки была Хай Бразил; кроме нее там имелось  несколько  небольших
государств с индейскими названиями. Австралазия, Индонезия, Борнео, Бирма,
восток Индии и почти все тихоокеанские  острова  принадлежали  Хиндураджу.
Афганистан и остальная часть Индии  назывались  Пенджабом.  Китай,  Корея,
Япония и восток Сибири входили в состав государства Хань. Остальная Россия
принадлежала  Литторну,  который  захватывал  и  большую   часть   Европы.
Британские острова назывались Бриттис,  Франция  и  Нидерланды  -  Галлис,
Пиренейский полуостров  -  Кельтин.  Центральная  Европа  и  Балканы  были
разделены на множество небольших государств, носивших в большинстве  своем
гуннские  названия.  Швейцария  и  Австрия  составляли  Гельвецию,  Италия
называлась  Симберленд,  Скандинавский  полуостров  был   разделен   почти
посередине: северная часть называлась  Свеа,  южная  -  Готланд.  Северная
Африка представляла собой, по-видимому,  конфедерацию,  простиравшуюся  от
Сенегала до Суэца, а на юге доходившую почти до экватора;  она  называлась
Карфагалан. Южная часть континента состояла из мелких  государств,  многие
из которых носили явно африканские названия. Ближний Восток включал Парфию
и Аравию.
     Ван Саравак поднял глаза полные слез.
     Ап Сеорн что-то прорычал и ткнул пальцем в сторону  карты.  Он  хотел
знать, откуда они.
     Эверард пожал плечами и показал вверх. Сказать правду он все равно не
мог.  Патрульные  решили  утверждать,  что  прилетели  с  другой  планеты,
поскольку в этом мире вряд ли знали о космических полетах.
     Ап Сеорн сказал что-то полицейскому, тот в  ответ  кивнул.  Пленников
отвели назад в камеру.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.5445 сек.