Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Юмор

Александр БОРЯНСКИЙ Сергей КОЗЛОВ ВОЗВРАЩЕНИЕ ВЕЩЕГО ОЛЕГА

Скачать Александр БОРЯНСКИЙ Сергей КОЗЛОВ ВОЗВРАЩЕНИЕ ВЕЩЕГО ОЛЕГА

    Увидев гада, Олег с мужественным криком "А-а!" побежал прочь от своих
дружинников. Гад не стал преследовать князя; он просто плюнул ему вслед и,
сказав   напоследок   "Опять   убег",   медленно    пополз    обратно    в
полуразложившийся череп.
     Поскольку родную Русь Олег знал плохо, проводя все свободное время  в
войнах с  убогими  хазарами,  он  не  догадывался,  что  бежит  в  сторону
Баскервильских болот, в простонародье называемых Собачьей мокрогрязью.
     Первое время бежалось легко. Помогал опыт многочисленных  набегов.  В
голову  приходили  светлые  мысли.  О  прекрасном   будущем.   О   величии
древнерусского народа. О широте и  красоте  необъятных  просторов  великой
родины.
     Почему-то вспомнилось болото. Тут Олег обратил внимание на то, что он
по пояс находится в трясине. Засасывало. Пора было подумать о смерти.


     А началось все так.
     - И примешь ты смерть от коня своего! - сказал волхв.
     - Сам ты конь! - в сердцах ответил Олег.
     В этой варварской привычке обзывать всех конями было его горе.  Волхв
обиделся и теперь любой, кого Олег когда-либо обозвал конем, мог именно им
и оказаться.
     Олег не знал, от кого ожидать пакостей.


     Стоя в трясине, Олег оглянулся и увидел позади себя деревянный столб.
Столб был не простой, а пограничный. Олег понял, что  незаметно  для  себя
оказался за рубежом.
     Однако, засасывало по-прежнему. Пора было подумать о смерти.
     Но  тут-то  из-за  кочки  показались  два  невзрачных  дружинника   в
клетчатых кепках. Память на глаза у Олега была хорошая. Также у него  была
хорошая память на ноги, руки и светлые мысли. Но из-под кепок ни того,  ни
другого не было видно и во избежание недоразумений Олег решил  промолчать.
"Авось не хазары", - пронеслось в голове на черных конях.
     - Гудивнинг, - вежливо сказала одна из кепок.
     "А может и хазары", - подумал Олег.
     - Ху из ю? - спросила другая кепка.
     "Точно хазары", - с легкой светлой  грустью  подумалось  Олегу.  Пора
было снова вспомнить о смерти.
     Но тут вдалеке гавкнуло, и обе кепки побежали по кочкам.
     "Не хазары", - с облегчением подумал Олег.
     Нехазары дружно бежали в сторону леса.
     Олег был древнерусским человеком и, хотя родился и вырос  в  лесу,  с
нехазарами он не побежал. Но он не побежал бы и  в  любом  другом  случае,
поскольку все еще был в трясине, но уже не по пояс, а по грудь. А зря! Что
зря Олег понял,  когда  увидел  глаза  зверушки,  лизнувшей  его  небритую
княжескую щеку.
     "Конь!" - с ужасом понял князь.
     Зверушка гавкнула.
     "Не конь!" -  обрадовался  Олег  и  с  уважением  вспомнил  убежавших
нехазаров. "Недураки", - всплыло в голове незнакомое слово.
     Зверушка гавкнула еще раз. Пора было наконец-то подумать о  смерти  и
заодно поздороваться со скотиной.
     - Шеломом бью, - честно сказал Олег и с размаху ударил скотину шлемом
по морде.
     И тут же все завертелось перед его глазами...


     Акт беспримерного  вандализма,  совершенный  князем  по  отношению  к
уникальной особи исчезающей породы домашних собак, был воспринят  приемной
комиссией как последний и решающий аргумент в пользу  зачисления  Олега  в
состав участников финальной стадии розыгрыша. Указанной собаке Баскервилей
была  оказана  первая  и  последняя  медицинская  помощь,  а  сама  собака
посмертно была зачислена почетным членом семьи лордов Баскервилей.
     Розыгрыш финальной части Большого  Кубка  по  Спортивному  Изуверству
неоднократно переносился из-за неспортивного поведения  ряда  спортсменов.
Изуверы    капризничали.    Приемной    комиссии     пришлось     насмерть
дисквалифицировать троих претендентов: Гитлера, Сталина и Муссолини.
     Большие проблемы возникли  и  в  связи  с  выбором  места  проведения
Финала. В этом сезоне хотели принять изуверов Куликово  поле,  Неукротимая
планета и Малая Земля. Однако после долгих  раздумий  Президиум  Федерации
остановился на детской песочнице яслей-сада N_8, временно  используемой  в
качестве посадочной полосы сумасшедшего дома для невменяемых  космонавтов.
Космонавтам было предложено  в  течение  ближайшего  месяца  потерпеть  на
орбите.


     Когда Олега привели на регистрацию, он еще этого  слова  не  знал,  а
думал, что  переписывать  будут  холопов.  Интересовало  лишь  одно:  кому
отдадут. "Только б не хазарам!" - крутилось в голове.
     Крепок духом был князь. От него здорово разило тиной.  Посему  вокруг
было достаточно просторно - народ обходил Олега стороной. Олег принял  это
за знак уважения.
     И вообще! Он бы уже давно схватился за меч, но меч у него отобрали  в
целях  соблюдения  техники  безопасности.  Без   оружия   князь   все-таки
чувствовал себя чужим.
     Регистратор был лысый.
     - Чем животное ударил? - для начала строго спросил он Олега.
     - Шеломом.
     - А шелом - это по-какому?
     - По-древнерусски.
     - Да? - недоверчиво переспросил лысый. - Точно знаешь?
     - Точно.
     - А ну скажи еще чего-нибудь?
     - Аз есмь протопоп Аввакум... - начал было Олег.
     - Протопопа съел - это хорошо! - с уважением заулыбался лысый.  -  На
мастера, пожалуй, потянешь. Подожди, а с чем ты его ел?
     - Аз есмь протопоп Аввакум и князь Олег! - величаво изрек князь.
     - Так ты чо,  двоих  съел?  Силен!...  В  графе  квалификация  пишем:
"мастер-протопопоед". Ладно, пошли дальше. Имя?
     - Аз есмь протопоп Авва...
     - Это я уже слышал, твое имя как?
     - Олег.
     - Отчество?
     - Рюрикович.
     - Фамилия?
     - Вещий.
     - Национальность?
     - Древнерусский.
     - Должность?
     - Князь.
     - Домашний адрес?
     - Чего?
     - Ну, где живешь?
     - Славная Своей Справедливостью Русь! -  с  высоко  поднятой  головой
гордо ответил Олег.
     - В графу не влазит, пишу сокращенно.
     - Холопов много! - неожиданно проявил инициативу князь.
     Лысый задумался. Думал минуты три. Потом спросил: - Пол?
     - Дубовый.
     - Не бывает.
     - А ты у меня в горнице был? - возмутился Олег.
     - Хорошо, пишу дубовый, но там не пропустят.  Идем  дальше.  Имел  ли
партийные взыскания?.. - лысый замечтался. - Так, это не  из  той  анкеты.
Размах плеча?
     - Два локтя с проворотом на боевом ходу.
     Лысый ахнул, нырнул в свою железную посудину и  броневик  с  надписью
"Регистратура" умчался прочь.


     Олег терпеливо ждал. На второй день  стояния  у  него  затекли  ноги.
Моросило. Мимо ходили люди. Некоторые уже приветливо здоровались с Олегом.
Один из них подошел и, назвавшись Спартаком, предложил поднять восстание.
     Разговорились.  Олег  узнал,  что  когда  Спартак  был   еще   совсем
маленьким, его случайно положили в одну кроватку с Марком Крассом. Зубки у
Спартака еще не прорезались, но он все равно попытался укусить  Красса  за
правое плечико. Так началась освободительная борьба римских гладиаторов.
     Спартак также пожаловался Олегу, что на гладиаторской арене судьба не
раз сводила его в поединке со свирепым германцем Вердером.  Вердер  каждый
раз пребольно бил Спартака рукояткой меча по ушам. Спартак  опасался,  что
этот самый Вердер может оказаться здесь на турнире. Олег посочувствовал  и
при возможности обещал помочь. Вообще надо сказать, что германцев  Спартак
почему-то не любил. Узнав, что Олег киевлянин он страшно обиделся,  потому
что киевлян он тоже не любил. Но германцев он не любил больше и,  подумав,
решил, что Вердера лучше бить вместе. А потом уж разобраться с киевлянами.
По-домашнему.
     Олег в свою очередь пожаловался на хазар и затекшие ноги. А также  на
короткие руки, кривой нос и лысого регистратора. Спартак тут же  объяснил,
что лысый не регистратор, а самозванец, угнавший броневик и регистрирующий
кого попало. В утешение Олегу Спартак  сообщил,  что  сам  простоял  почти
неделю.
     Знакомство надо  было  отметить.  Олег  предложил  древний  княжеский
обычай - совместный отпор неразумным хазарам  с  последующим  захватом  их
земель. Спартак согласился,  но  предложил  сначала  разбить  германцев  -
врагов всего прогрессивного гладиаторства. После  недолгого  спора  друзья
скрепили союз кровью пробегавшей дворняжки. Олег мстительно  посмотрел  на
мертвую собаку, но Спартак обратил его внимание на быстро  приближающегося
здоровенного мужика, объяснив, что это известный  всему  полигону  дворник
Герасим.  Олег  тут  же  вспомнил   "недураков"   и   предложил   Спартаку
прогуляться. Стремительно прогуливаясь, они ворвались в зал,  где  вот-вот
должна была начаться жеребьевка.
     Кого здесь только не было! В зале сидело по десять представителей  от
бойцов разных времен и народов.
     Рядом с межрегиональной группой питекантропов, почти не видных  из-за
собственных дубин, сидели изящные  самураи,  исподтишка  делающие  себе  и
соседям харакири. Между рядами  бегал  и  суетился  благородный  разбойник
Робин Гуд, раздавая награбленное на прошлогоднем турнире. Шалуны-индейцы с
наивным детским смехом снимали у зазевавшихся скальпы и  громко  ругались,
натыкаясь  на  крестоносцев.  В  стороне   от   этого   гама   скромно   и
сосредоточенно молились инквизиторы. Римские легионеры гремели  латами  и,
шумно  вздыхая,  вспоминали  Клеопатру.  Воины   Александра   Македонского
вспоминали Таис Афинскую. Мушкетеры вспоминали миледи. Московские стрельцы
вспоминали Петра Первого.
     Но были и свободные места. Не  явились  татаро-монголы.  В  ответ  на
официальное приглашение десяти лучших бойцов они заявили, что  меньше  чем
по десять тысяч они даже в  гости  не  ходят.  И  кроме  того  потребовали
уточнить, кого именно приглашают: татаро-монгол или монголо-татар, так как
между этими двумя национальностями издавна ведется справедливая  война  за
право плевать на головы  хазарам  с  вершины  холма  Равнинный  Тарарах  с
полудня до полуночи  при  попутном  ветре.  На  пустой  татаро-монгольской
площади   сегодня   находился    красный    уголок.    Здесь    полдничали
папуасы-каннибалы. Татуировки на их телах являли  собой  чудеса  наглядной
агитации: от "Мойте миссионеров перед едой" на английском до "Бог вас ел и
нам велел" на латыни.
     Олег подумал, что неплохо бы перекусить, но вдруг все замерли. Где-то
рядом громко заржал конь. Пора было подумать о смерти.
     - Жеребьевка начинается, - шепнул Спартак остолбеневшему Олегу.
     - Жеребить здесь будут или  в  овраге?  -  трясущимися  губами  гордо
спросил Олег.
     Теперь удивился Спартак.
     - Почему в овраге? Всегда здесь жеребили.
     - И выживают?
     - Смотря кому попадешься.
     - А кому лучше?
     - Лучше не попадаться никому, кроме татаро-монгол - их сегодня нету.
     - А жеребец как же?
     - Какой Жеребец?
     - Ну, конь.
     - Нет, кони в общем зачете.
     - Так ведь жеребьевка?
     - Жеребьевка - потому что жереб бросать будут.
     - В кого? - совсем одурев, спросил Олег. - Хоть бы в нас не попали...
     - Сядь и смотри, - разозлился Спартак, усадив Олега рядом с собой.
     На сцену выехал броневик с надписью "Администратор".
     Администратор был лысым.
     - Дорогие друзья! - начал он. - В этот торжественный день я пришел  к
вам, чтобы напомнить условия соревнований  и  проводить  вас  в  последний
путь. По новым правилам - всех без исключения.
     В гробовой тишине по крыше броневика застучали слезы.
     Администратор взял себя в руки и продолжил:
     - Итак, новые правила. Ну во-первых, хочу всех обрадовать:  я  больше
не буду называться "администратор-секретарь". "Сколько можно!"  -  сказала
моя жена, и я понимаю - ей надоело  быть  секретаршей.  Поэтому  отныне  я
называюсь коротко и просто:  "Администратор".  Во-вторых.  Все  вы  стоите
одной ногой где? Неправильно, не там, товарищ Муромец. Все вы одной  ногой
стоите за чертой смерти! И не надо хихикать, товарищ Флинт. Теперь от  вас
зависит сделать шаг туда... э-э... сразу или не сразу.  Наш  турнир  давал
вам раньше возможность остаться  в  живых.  По  крайней  мере  победителю.
Высокая ставка делала наше шоу более зрелищным и прибыльным. Но мы  решили
наплевать на прибыль! И усугубить удовольствие! - лысый улыбнулся.
     В зале стоял разноголосый шум  молитв.  Местами  звучали  выстрелы  в
висок и сдавленные хрипы - народ вешался.
     Лысый поулыбался минут пять, нырнул в броневик и умчался вдаль. Из-за
угла вынырнула "Скорая" и помчалась за ним.
     - Самозванцев развелось! - сплюнул Спартак. Потом вытер пот со лба  и
с уважением посмотрел на Олега. Тот сидел с отсутствующим видом.  -  А  ты
силен!
     - Чего?
     - Не испугался, говорю.
     - А что, уже отжеребились?
     В это время второй  раз  послышалось  конское  ржание.  Ржали  где-то
совсем близко.  Все  замерли  в  ожидании.  На  сцену  выкатился  огромный
деревянный конь. Олег был так поражен, что даже забыл подумать  о  смерти.
Он  ждал  чего-то  ужасающего,  но  произошло   непонятное:   чрево   коня
разверзлось, и из него высыпалась череда мальчиков  и  девочек  в  красных
галстуках. Они выстроились в линейку  и  стали  по  очереди  декламировать
стихи.
     Декламировали басом:

                       Раз-два, три-четыре,
                       Кто шагает дружно в ряд?
                       Питекантропов отряд.
                       Кто шагает дружно в ногу?
                       Крестоносцам дай дорогу.
                       Три-четыре, раз-два,
                       Покатилась голова.
                       Отчего костры горят?
                       Инквизиторы не спят.
                       Больше дела, меньше слов,
                       Жги смелей еретиков.
                       "Бжик, бжик, бжик" - пила пропела,
                       Расчленили чье-то тело.

     Сидящие в зале оживились, приободрились.

                       Уважают все ребята
                       Непростую жизнь пирата.
                       Каждый хочет быть похожим
                       На бесстрашных краснокожих.

     Дети находили ласковое слово для каждого.
     Курносый мальчик, стоящий слева, пропел:

                       Раздвигайте, девки, ноги, -
                       Мушкетеры на пороге.

     На что одна из девочек басом отвечала:

                       Больше дела, меньше слов.
                       Наш девиз - всегда готов!

     Вдруг Олег встрепенулся. Дети декламировали:

                       Очень сильный человек
                       Русский витязь князь Олег.
                       Если будет он встревожен -
                       Шлемом саданет по роже.

     Приветствие подходило к концу, и Спартак уже было загрустил,  но  тут
ребятишки захлопали в ладоши и в такт проскандировали:

                       Так, так, только так
                       Атакует Спартак.

     Бурную реакцию вызвала критическая часть приветствия:

                       В дружной семье отыскался урод
                       Лысого знает уже весь народ.

     Свое выступление дети закончили комической пантомимой  "Свет  не  без
добрых  людей".  Затем  под  аплодисменты  быстро  забрались  обратно,   и
деревянный конь под разухабистую песню  "Кони  в  яблоках,  кони  серые...
скачут цокают, да по времени", выждав приличествующую паузу, растворился в
воздухе.
     Музыка осталась. Настроение у всех было  приподнятое.  Наконец,  конь
заржал в третий раз. Олег был готов ко всему.
     Но чтобы настоящим администратором оказалась его родная  жена  Ольга!
Пора было подумать о смерти.
     Спартак рядом тоже вздрогнул. И вообще зал как-то странно напрягся  и
съежился. Каждый изувер увидел на сцене именно ту женщину, которую  должен
был увидеть, - все они увидели своих жен.  Заерзали  мушкетеры,  в  страхе
полезли под  скамьи  питекантропы,  а  храбрый  Робин  Гуд  с  невероятной
поспешностью стал отбирать обратно только что розданное имущество.
     И тут Жена открыла рот. Холодок ужаса прошел по залу и остановился  у
ног Олега. Олег все еще думал о смерти, но  ничего  путного  в  голову  не
приходило.
     "Ольга-то думала, что я у хазаров, а я вона где, - озарило  князя.  -
Чего же теперь врать-то?" - И тут до князя дошло. У ног  потеплело.  Князь
залился гневом и вскочил. -  "Я-то  думал,  она  дома,  а  она  вона  где!
Посмотрим, чего врать теперь будет."
     Он мыслил как  никогда  ясно.  Большинство  залитых  гневом  изуверов
поднялись с мест. Видимо, они тоже мыслили как никогда ясно.
     Но вдруг Ольга заржала. Этого не ожидал никто.
     "От родной жены такая гадость!" - с горечью  подумал  Олег  и  грузно
опустился на скамью.
     Жена  начала  говорить,  и  Олег  по  привычке   отключился.   Мужики
потихоньку оправились от удара и загалдели о своем.  Пока  Жена  говорила,
можно было передохнуть.
     Спартак опять жаловался Олегу:
     - Это ж надо было всю свою светлую жизнь положить, чтобы твою  судьбу
опять жена решала!
     - А ты на что положил?
     - Да как на что? На свободу! - возмутился Спартак.
     - На что? - не понял Олег, услышав незнакомое слово.
     - Ну, как тебе попроще объяснить... Свобода -  это  борьба  за  права
человека. У каждого должно быть свое право...
     - А, право первой ночи! - сразу сообразил князь.  -  За  это  дело  я
бороться согласный. А с кем?
     О таком праве Спартак услышал впервые,  но  решил  не  спорить  и  на
всякий случай наставить князя на верный путь.
     - За любые права надо бороться с патрициями!
     - С хазарами? - уточнил князь.
     - С патрициями!
     - А это еще кто?
     - Ну,  как  тебе  объяснить...  Патриции  -  это,  это  такие!..  это
такое!.. это такая!...
     Спартак поудобнее сел и с презрением начал:
     - Вот   сидит   этакий   патриций,   этакая   сволочь   пышнотелая...
благоухает... ну, вот этим вот... по два таланта за маленькую бутыль; пьет
себе из пятилитровой амфоры кипарисовую  водку...  нет,  лучше  ананасовый
самогон. И вот благоухает себе этакая сволочь целый день, а когда  надоест
- зовет гетеру, - Спартак полузакрыл глаза. - И говорит,  э-э...  говорит:
"Слышь, гетера, сжарь яишницу". А гетера ему отвечает: "Не хочу",  мол.  А
ты ее по мордям, по мордям!
     - По мордам - это хорошо! - одобрил Олег. - Вот я помню...
     Но договорить им не дали. К  Олегу  подбежал  маленький  мужичонка  с
шилом в одной руке и с кистью в другой.
     - Номер по телу будем делать али  как?  По  голому  телу  дороже,  но
красивее. Татуировку делаю в трех цветах. Память на  всю  жизнь.  И  глазу
приятно.
     - Тело не дам! - отрезал Олег.
     - Тогда могу гравировку по кольчуге. Есть фирменные майки с блестящим
номером. Или вот импозантная вещь. - Он показал стеганый ватник в  полоску
с номером на спине. - Новинка сезона.
     Новинку сезона Олег взял, и теперь на спине у него  красовался  номер
037.
     - 037, - тут  же  выкрикнула  Жена.  -  Князь  Олег.  Команда  "Враги
народа".
     Команд было много. Они стояли кучками там и сям. Олег растерялся.  Но
тут краем глаза заметил серое пятно.  Приглядевшись,  он  различил  группу
гордых людей в точно таких же  черных  с  белым  полосатых  телогрейках  и
понял, что это свои. Князя приняли тепло. В команде собрались  мужики  что
надо. Стали знакомиться. Каждый представлялся капитаном.
     По итогам жеребьевки в одной отборочной  группе  с  "Врагами  народа"
оказались такие команды: "Друзья народа", "Народ"  и  "Инородцы".  "Друзья
народа" незадолго до этого победили "Социал-демократов", о чем  поведал  в
своем знаменитом отчете один известный спортивный обозреватель.  В  состав
"Народа"  входили  десять  тысяч  неявившихся  монголо-татар  и   Герасим.
"Инородцев" было много, но они с трудом добивались  взаимопонимания,  хотя
все охаивали "Народ" и его "Друзей..." Все это Олег узнал из разговоров  с
новыми соратниками, которые с появлением князя приободрились,  стали  лихо
щелкать зубами и весело готовиться к бою.
     Князь  и  сам  возбудился:  воинственно  крякал,  улюлюкал  и  гремел
кольчугой. Состязания вот-вот должны были начаться, и все было бы  хорошо,
если бы к Олегу не подошел священник в черной рясе.
     - Крещеный? - участливо спросил священник.
     Возбужденный Олег сжал кулаки и с налитыми кровью глазами изрек:
     -  Аз  есмь  протопоп  Аввакум!  -  Потом  остановился,   внимательно
посмотрел на попа и спокойно, вежливо спросил: - Тебя как зовут?
     - Поп Гапон.
     Олег опять налился кровью и продолжил:
     - Аз есмь протопоп Аввакум и  поп  Гапон!  -  демонически  захохотал,
щелкнул зубами и помчался за попом.
     В это время в другом конце зала встрепенулся Спартак. С криком "Наших
бьют!" он поднял свою команду "Друзья народа" и рванул  на  помощь  Олегу.
Изуверы не смогли сдержаться.
     И начался праздник!
     Им еще не успели раздать оружие. Но все равно было  интересно.  Крики
"Киай!"  заглушались  размашистым  "Эй,  ухнем!".   Каннибалы   покусывали
дерущихся, на ходу ловко присыпая  место  укуса  солью  и  перцем.  Сквозь
разноголосый мат доносились командные девизы: "Аве, Цезарь!", "За  родину,
за Сталина!", "За  царя-батюшку,  за  Россию-матушку!",  "Чтоб  ты  издох,
скотина!" и прочие. Казалось, остановить их нет  никакой  возможности.  Со
всех сторон вовсю мелькали огромные  кулаки,  мозолистые  пятки,  разбитые
носы и прочие характерные приметы великого противостояния.
     На волне беспорядков снова появился лысый регистратор-администратор -
самозванец, которого безуспешно искали все это время.  Посреди  всей  этой
сумятицы, драки, криков он выехал на броневике, вылез, сел, свесив ноги, и
закурил.
     Изуверы, как по команде, остановились.
     Ничего хорошего от лысого не ждали. Но самозванец всего лишь  почесал
босые пятки, что-то крикнул в люк броневика, и оттуда  ему  подали  горсть
семечек.
     - Угощайтесь, мужики, - обратился лысый к народу. Никто  угощения  не
принял. - Не хотите - как хотите, - вздохнул самозванец  и  отдал  семечки
обратно в люк. Неторопливо докурил, потом встал, стряхнул  пепел  с  брюк,
тихо произнес "Inter bella at pericula non est Locus otio" [Среди  войн  и
опасностей нет места отдыху (лат)] - и взялся за гашетку пулемета.
     Изуверы  стояли  стеной.  Лысый,  брызгая  слюной,  громко   закричал
"Тра-та-та-та-та!" и принялся описывать стволом пулемета большие круги. Но
пулемет не стрелял. Изуверы начали переглядываться.  Лысый  вытер  пот  со
лба, что-то крикнул в люк, откуда ему тотчас подали стакан воды. Он  выпил
воду, прокашлялся, схватил пулемет и  вновь  закричал:  "Тра-та-та-та-та!"
Потом, видимо, решив,  что  достаточно,  послал  всем  воздушный  поцелуй,
кокетливо подмигнул, и броневик умчался вдаль. Изуверы немножко постояли и
вернулись к своим занятиям.
     Праздник продолжался.
     Тем временем Олег и поп  Гапон  выбежали  из  зала.  Когда  Олег  уже
настигал попа, когда он уже отвел руку для удара, а  поп  в  свою  очередь
успел крикнуть "Христианской  веры  не  принявший,  язычник  хренов!",  их
скрутили, связали руки за спиной и повели  обратно  в  зал.  Изуверов  уже
разлили водой, и теперь они стояли в углах по своим командам  побитые,  но
счастливые. На световом табло  горела  надпись:  "ФАЛЬСТАРТ".  На  помосте
рядом с Женой стоял связанный Спартак. Олега с  Гапоном  подвели  к  нему.
Сердитая Жена выговаривала изуверам, показывая пальцем на Олега,  Спартака
и Гапона:
     - Из-за этих безответственных хулиганов произошел фальстарт. Комиссия
принимает решение о дисквалификации: нарушители лишаются права  участия  в
командном зачете, однако с сохранением права участия в личном зачете.
     И тут же Олег увидел, что  перед  ним  никакая  не  Ольга,  а  чужая,
совершенно незнакомая и, пожалуй, неприятная женщина.
     - Увести! - сказала женщина. - На выходе можно развязать.
     По дороге поп заискивал перед Спартаком.
     - Гапон, - представился поп и гнусно улыбнулся.
     - От гапона слышу! - осерчал борец за свободу и звезданул попа в ухо.
Правда, в ухо он не попал. Попал в Олега, который,  к  счастью,  этого  не
заметил, будучи погруженным в свою невеселую думу. А невеселая  дума  была
такая: "Что-то там впереди..."


     Бой был страшным!
     В облаке пыли, соплей и нецензурной брани  два  парикмахера  пытались
постричь Олега.
     - Не пойду в лысые! - кричал князь.
     - Да не в лысые, а в полубокс!
     - Я покончу с собой! - заорал князь.  -  И  с  тобой!  -  он  показал
пальцем на одного из парикмахеров.
     Тот подумал и сказал: - А, леший с ним. Помыли - и то слава богу. Вон
с попа настригли, за двоих отчитаемся.
     Они пшикнули в Олега пахучей жидкостью, повернулись и  ушли,  оставив
князя в зале ожиданий. Через несколько минут к нему присоединился  коротко
подстриженный Спартак.
     - Сидишь? - спросил Спартак.
     - Сижу, - честно ответил Олег.
     - Хватит сидеть, пойдем посмотрим, что на ринге делается.
     Олег не знал, что такое ринг, но выбирать не приходилось.
     Когда друзья подошли к Большому Рингу, здесь уже шло объявление пар.
     - Это тебе не командные соревнования, - озабоченно сказал Спартак,  -
Личный зачет, чтоб его... Сам за себя, лицом  к  лицу!  Зато  все  честно,
никаких подвохов. Справедливость! Люблю...
     - Следующая пара, - объявил дикторский голос. - В красном углу  ринга
мастер спорта по айкидо, основатель  школ  Страуса,  Зеленого  пингвина  и
Спящей обезьяны в Пекине, Шанхае, Сеуле и  Фергане,  великий  боец  своего
времени. В синем углу ринга мастер спорта по пулевой стрельбе.
     В красному углу обреченно и вяло медитировал айкидист.
     - Гляди, гляди... - Спартак  толкнул  Олега  и  тот  увидел,  как  по
ковровой дорожке к синему углу ринга ковыляет седой, но еще крепкий  дедок
в черном блестящем смокинге и со старинной берданкой на плече.  -  Ветеран
соревнований! - шепнул Спартак Олегу.  -  Старый  уже,  руки  трясутся,  а
скольких матерых волков уложил...





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0729 сек.